Я училась быть стервой по книгам

Все любят стерв… Ну, по крайней мере, многие хотят ими стать. А иначе зачем в стране издается столько учебников и справочников по «стервологии»? Я получила задание от Cosmo: изучить книги из этой серии и хотя бы неделю прожить в соответствии с инструкцией. Может, и правда окажется, что стервам легко на свете живется.

Я училась быть стервой по книгам

Первым делом я пришла в книжный магазин и шепотом спросила девушку-консультанта:
— Где тут у вас литература для…
э-э-э… стерв?
— Пойдемте. — Девушка, ничуть не удивившись, деловито застучала каблучками. — Вам нужны книги для работающей стервы, влюбленной или ищущей необязательного секса?
— Мне нужно все.
Стервология занимала несколько больших стеллажей, что говорило о необычайной популярности этого жанра. Я, почти не глядя, схватила несколько книжиц и мелкими перебежками рванула к кассе. Когда стала выкладывать на прилавок свои трофеи с кричащими заголовками — «Как стать стервой», «Стерва выходит на охоту», «Стерва и ее мужчина», «Советы стервы», «Ночью все бабы стервы», «Стерва внутри нас», «Стерва внутри нас-2» — очередь, как назло, состоящая из одних мужчин, подозрительно притихла.
— М-да… — протянул солидный господин в очках, стоящий сразу за мной.
Я натянуто улыбнулась:
— Это… мне это для работы нужно.
— Интересная у вас, надо полагать, работа.


СОВЕТ 1
«Если на работе к вам прицепился сплетник, сделайте человеку приятное. Обрушьте на него поток самой нелепой информации — так чтобы невозможно было разобрать, где ложь, где правда. А главное — подольше не отпускайте его от себя и, излагая очередную историю про дюжину своих любовников, покрепче держите его за галстук. После этого шпион-любитель при упоминании о вас будет хранить уважительное молчание».
(«Как стать стервой». Автор-составитель Т.И.Ревяко)

Я работаю в штате одного еженедельного журнала. Недавно наша редакция переехала в новый офис, а до этого мы целый год делили помещение с изданием, которое пишет исключительно о знаменитостях. Мы обитали на первом этаже, они — на втором. У нас работали почти одни мужчины, у них — почти одни женщины. Почему-то мы никогда не общались, не контактировали друг с другом, как не контактирует масло с водой. И только в последние дни, когда наш редактор в ночь с четверга на пятницу сломал кофейный агрегат, мы стали ходить на второй этаж за столь необходимыми журналистам дозами кофеина. Так и познакомились.
Все бы хорошо, но некоторым девушкам-второэтажницам, оказывается, не давала покоя наша жизнь там, внизу. Решив компенсировать год информационного вакуума, они начали терзать нас вопросами. Им было интересно все: сколько мы зарабатываем, женаты ли наши начальники, какую должность занимает «тот симпатичный мальчик с голубыми глазами» и, наконец, что делал наш главный редактор ночью в редакции. Почему-то сплетницы активнее всего наседали на меня — видимо, считали, что я из чувства женской солидарности должна предоставить им все секретные данные. Поначалу я охотно объясняла, что в четверг у нас аврал: мы сдаем номер и все сотрудники сидят в офисе до победного конца. Что сломать кофейный аппарат в такой запарке — дело естественное. Потому мы теперь и пьем кофе наверху. И так далее, и тому подобное. Но вопросы девушек становились все более изощренными. Особенно усердствовала секретарша Наташенька — как только она видела меня с чашкой (а видела она меня всегда, потому что кофейный путь лежал мимо ее блок-поста), она тут же хватала свою чашку, печенье и бежала за мной на кухню: «Привет, тезка! Ну что там ваш Пупкин? Я слышала, его хотят уволить». Раньше я вяло выкручивалась, но, начитавшись стервозных советов, в один прекрасный день сообщила: «Как? Ты не в курсе? Пупкина хотят повысить, потому что он оказался троюродным племянником Путина. У него столько денег, что ты! Он мне сережки недавно с бриллиантами подарил. И знаешь за что?..» Обалдевшая от таких новостей Наташа приблизилась ко мне, и я ловко схватила ее за пуговицу на блузке — галстука у нее, увы, не было. Она попыталась вырваться, но я, помня, что держать следует покрепче, не сдавалась. Я рассказала ей о своей гиперсексуальности, о своей неразборчивости в связях и тяге к экстремальному сексу. Оказывается, краснеющая секретарша не только неожиданное, но и очень приятное зрелище.
Всю оставшуюся неделю я спокойно ходила за кофе — Наташа пряталась от меня за компьютером. А в день нашего отъезда коллега Пупкин сообщил мне: «Ты в курсе, что ты лесбиянка? Весь второй этаж только об этом и судачит — Наташа всем растрезвонила, что ты к ней приставала, предлагала жить вместе и даже намекала, что подаришь брильянты».
Все-таки хорошо, что мы оттуда уехали. У меня и жить-то негде.


СОВЕТ 2
«Что действительно цепляет мужчину, так это нахально торчащие возбужденные соски. Однажды дамы достаточно зрелого возраста, веселясь в ночном клубе, решили пошутить. Несколько женщин вставили в лифчики пробки от флаконов с шампунем
и пошли „в народ“… Дамы имели оглушительный успех. Поэтому ты как начинающая стерва возьми эту уловку себе на заметку».
(«Стерва выходит на охоту». Алиса Ветлицкая)

n Прежде чем воспользоваться этим советом, я решила предварительно потренироваться дома. Изучила все свои флаконы с шампунем и пришла к выводу, что «дамы достаточно зрелого возраста», упомянутые в книге, были не в себе — большинство пробок были по размеру явно больше, чем грудь у некоторых девушек, а их форма напоминала что угодно, но только не эту часть человеческого тела. Засунув эти пластиковые штуки себе в лифчик, я, конечно, могла бы иметь оглушительный успех, но только в передаче «Аншлаг» или на концерте Петросяна. Поскребя по сусекам, переворошив все шкафы и шкафчики, я так и не нашла ничего, что хотя бы отдаленно напоминало эрегированные женские соски нормального размера. Пришлось просить о помощи подругу Алену. Аленке так понравилась эта идея, что она тут же примчалась ко мне. С витаминками. Ну знаете, желтенькие такие горошинки? «Я уже попробовала, это именно то, что нужно!» — заявила она. И мы, засунув витаминки куда надо, отправились в ближайший торговый центр — покупать туфли и заодно производить впечатление на мужчин. Поначалу эксперимент шел просто прекрасно: распрямив плечи, мы дефилировали по зданию и ловили восхищенные взгляды. (Я надеюсь, что они были именно восхищенными, а не недоуменными). Но через полчаса витамины стали таять. «Это вполне естественно, — зашептала Алена. — Если бы ты сейчас сидела на свидании, то твой кавалер ничего бы не заподозрил, соски ведь не могут торчать два часа подряд». Но мне было неприятно осознавать, что под одеждой у меня плавится липкая масса. Мы отправились по домам. Отмывшись в душе, я позвонила подруге: «Поздравляю. Наше белье безнадежно испорчено — эти желтые пятна не отстираются никогда». В общем, эксперимент был перевыполнен — мы проявили инициативу, за что и поплатились. Сейчас мы заняты тем, что ищем другие, более совершенные заменители сосков. Алена недавно повыковыривала глаза у своего старого плюшевого медведя и куклы. Так что скоро мы опять отправимся поражать мужчин, как настоящие стервы.


СОВЕТ 3
«Охотиться выгоднее на уже „разогретого“ мужчину. Тебе не придется тратить время на то, чтобы увеличивать у него частоту пульса, поднимать артериальное давление, обострять реакции и внимание. Искать мужчину надо именно в таких местах, где гормоны бьют ключом, — на стадионе, на автогонках, в казино».
(«Стерва выходит на охоту». Алиса Ветлицкая)

Этот эксперимент чуть не стоил мне жизни. Обратившись за помощью к знакомому спортивному обозревателю, я попала на футбольный матч в городе Раменское. Местная команда играла с московским «Спартаком». Я сначала посидела рядом с одной группой болельщиков, выслушала все их речевки, даже деликатно пропищала: «В России нет еще пока команды лучше „Спартака“!" Но на меня никто не обращал решительно никакого внимания. Только один подросток, пробираясь к своим товарищам, проворчал: „Ноги-то убери с прохода“.
После этого я пересела к более взрослым мужчинам. Кокетливо и безрезультатно улыбнулась одному соседу, спросила у другого: „Какой счет?“ Он, не отрывая взгляд от поля, махнул рукой в сторону табло. Разговор не завязывался. Я решила, что надо подождать, когда у них у всех увеличится частота пульса и поднимется артериальное давление. Дождалась. В тот момент, когда футболисты били угловой, я встала и, зажмурившись, сообщила: „Спартак“ — чемпион!» Стадион взревел, кто-то там кому-то забил гол, а мои соседи-мужчины, вместо того чтобы кричать «Ура!», хором заорали на меня: «А ну пошла отсюда-а-а!» Оказалось, они болеют за «Сатурн». «Побьют», — сообразила я и, схватив свой рюкзак, побежала к выходу. Вокруг скакали, неистовствовали абсолютно ненормальные существа, которых при всем уважении трудно было назвать в тот момент людьми. Наверное, именно в таком состоянии идут в атаку и бросаются на амбразуру. О каком знакомстве может идти речь в этом буйстве адреналина и тестостерона? Разукрашенные лица, расширенные зрачки, разверзшиеся в крике рты… Не дай бог прикоснуться к такому — снесет. В книге, правда, советовали подождать, пока все успокоятся, и обратиться к понравившемуся мужчине с вопросом: «Каковы сегодняшние котировки акций на фондовом рынке?», но я решила больше не рисковать. Только на выходе спросила у милиционера, где тут туалет, и, выслушав «Давай, давай, проходи», покорно отправилась восвояси.

СОВЕТ 4
«Если ты увидела мечту всей твоей жизни, воплощенную в мужском обличье, куй железо, пока горячо! Разбуди его, если он клюет носом, сидя напротив тебя в маршрутке…»
(«Стерва и ее мужчина». Алиса Ветлицкая)

Не могу сказать, что он был мечтой всей моей жизни. Но особого отвращения тоже не вызывал. А главное — он спал на соседнем сиденье в маршрутке, периодически заваливаясь на меня. Прекрасная ситуация для эксперимента. Правда, совершенно непонятно было, что ему говорить. В книге на этот счет никаких инструкций не давалось. Разбуди, мол, а дальше видно будет.
«Молодой человек. — Я ткнула его в плечо. — Але!» Молодой человек вздрогнул, вытаращил глаза, буркнул: «Извините меня, пожалуйста," — и снова заснул. Это в мои планы не входило, и я дернула его за рукав: «Вы до конечной?» Он промычал что-то невразумительное. «Я тоже еду до конечной, — продолжила я в никуда. — А у вас сумка сейчас упадет». Пассажиры стали заинтересованно на нас поглядывать — стоять в пробке скучно, а тут такое развлечение: несчастная барышня пытается познакомиться с тем, кому сейчас явно не до нее. Сидели пассажиры, как это водится в наших маршрутках, кучно, прижавшись друг к другу, так что каждое мое слово было отлично всем слышно. Более унизительную ситуацию трудно было представить. Я решила прекратить эксперимент, уж простите меня. Ну что бы я ему сказала, этому соне? «Доброе утро, давайте знакомиться?» Или: «Чудесная погода, вы не находите?» Или: «Заметьте, у нашего водителя плохо выбрит затылок?» Допустим, сказала бы. А что дальше? Он бы просто кивнул и продолжил свое сладкое занятие. Совершенно ведь ясно: если мужчина хочет спать, то лучше его не трогать — не до твоих прелестей ему сейчас, даже если в твоем лифчике и топорщатся медвежьи глазки.


СОВЕТ 5
«Некоторых мужчин следует отнести к категории нежелательных. Один из них тот, кто на первых же трех свиданиях на каждом шагу клянется, что вы созданы для него. Возьмите список его прежних подруг, позвоните им и спросите о его характере. Если он не даст вам такой список — уходите».
(«Стерва внутри нас-2». Элизабет Хилтс)

n Коллега Пупкин решил тоже посодействовать эксперименту (как вы уже заметили, я нещадно эксплуатирую своих друзей, как и положено настоящей стерве). Он устроил мне свидание вслепую со своим приятелем по имени Эрнест. Чтобы запомнить столь редкое имя, я мысленно ассоциировала его с Фандориным и, конечно же, бодро выкрикнула при встрече: «Здравствуйте, Эраст!»
Он оказался милым мужчиной в самом расцвете сил. Волновался, краснел и заикался даже больше меня. Пупкин не зря мне его подкинул — Эрнест-Эраст был давним поклонником моего творчества и прямо-таки обезумел от счастья, увидев воочию великую журналистку современности. Думаю, если бы я сказала ему в тот вечер: «Ну что, брат Фандорин, а не пожениться ли нам?» — он бы тут же побежал в загс узнавать часы приема больных.
Так вот. Эрнест осыпал меня комплиментами, хвалил мой слог, стиль и наблюдательность. Про глаза, странное дело, ничего не сказал, из чего следует, что возбуждала я его в большей степени как творческая единица. Но для эксперимента и это сойдет. После того как он стал намекать на более близкое знакомство, говорить о всяческом своем серьезном ко мне отношении и родстве наших душ, которое якобы видно невооруженным взглядом, я поинтересовалась насчет его прежних подруг. Не даст ли он мне их телефончики. Ну хотя бы парочку. Бедный Эрнест не знал, что делать, в ужасе промакивал лоб платком с аккуратной вышивкой «Поздравляем!» и пытался перевести разговор на другую тему. Но я настаивала — во мне бушевала стерва-2: «Или я получаю список ваших прежних подружек с телефонами, или ухожу». Ушел он.
На следующее утро мне позвонил Пупкин и мрачным голосом поинтересовался: «Так что, секретарша Наташенька была права?»


СОВЕТ 6
«Вы годами собирали книги и статьи о диетах? Уничтожьте их. Каждый день сжигайте по нескольку листов, приговаривая: «Я взрослая. Я сама знаю, что мне нужно есть…» Очень важно сказать: «Я так не считаю», когда вам предлагают добиваться недостижимых идеалов фигуры. Женщина должна выглядеть как человек, а не как пугало».
(«Стерва внутри нас. Знакомьтесь!». Элизабет Хилтс)

О, этот совет понравился мне больше всего. Как-то так получилось, что за последние два года я набрала десять килограммов живого веса. Еще недавно я планировала вернуться к постоянным тренировкам и искала подходящий фитнес-клуб. Но советы «внутренней стервы» быстро привели меня в чувство. Я сама знаю, как мне выглядеть! С какой стати современная барышня, которая пользуется для общения программой ICQ и пишет статьи на тему «Гендерная дискриминация в России» должна руководствоваться только одним компасом — своими напольными весами? Почему у нее должно портиться настроение, если утром их стрелка показывает на двести граммов больше, чем накануне вечером? В топку все журналы и книги о диете! И гантельки туда же.
Чтобы долго не рассусоливать с отдельными листочками, я решила поступить так, как советовал Грибоедов (хоть он и не стерва): «…собрать все книги да и сжечь». Костер — оцените мозговой прорыв! — решила устроить на балконе. Готовилась так, словно собиралась сжигать, по меньшей мере, Жанну д’Арк. В массовку позвала подругу Аленку, купила шампанское, шоколадные конфеты и торт-мороженое — внутренние стервы страшно прожорливы, а после огненного очищения планировался банкет.
Литературу о жиросжигании сжигали в старом алюминиевом тазу. Маленький нюанс: мы не предусмотрели, что от огня бывает дым. Но если мы с этим фактом еще смогли как-то смириться, то о соседях то же самое сказать было нельзя. Только-только все нормально разгорелось и мы начали петь «Взвейтесь кострами, синие ночи-и-и», как сверху заволновались: «А-а-а! Горим!» Алена высунулась с балкона, задрала голову вверх, произнесла: «Без паники», — и тут же получила литров десять воды в физиономию — соседка со своего балкона спасала родной дом от пожара.
Потом мы сидели на кухне — я, чумазая и прокопченная, и Алена, мокрая, с полотенцем на голове. Сидели, пили шампанское в честь окончания эксперимента и читали последнюю главу в последней книжке про стерв: «Если вы наступаете на горло собственной песне, то непременно оказываетесь в проигрыше. Не превращайте свою жизнь в «напоминание об одиночестве» и сами не превращайтесь в унылого ослика Иа-Иа, для которого весь мир был «душераздирающим зрелищем». Живите, а не ждите, пока повезет, — и все получится, как вы хотели».
Я закрыла книгу и улыбнулась: «Это самый лучший совет. И мы с тобой, Аленка, следуем ему в точности. Потому что живем на полную катушку». — «Да, — согласилась подруга, выжимая волосы. — Мы с тобой кто угодно, только не унылые ослики. Кстати, ты уверена, что Иа-Иа надо писать два раза?»

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить