Я работаю в Cosmo

Знаешь, что такое Cosmo? Это политический журнал, где все в основном ходят в лифчиках, но иногда одеваются в потайной комнате, битком набитой бесплатной одеждой с плеча Бориса Годунова. За хорошую работу здесь дают инжир и упаковки для макарон, а по вечерам устраивают пятиминутки ненависти к мужчинам.

Я работаю в Cosmo

Знаешь, что такое Cosmo? Это политический журнал, где все в основном ходят в лифчиках, но иногда одеваются в потайной комнате, битком набитой бесплатной одеждой с плеча Бориса Годунова. За хорошую работу здесь дают инжир и упаковки для макарон, а по вечерам устраивают пятиминутки ненависти к мужчинам. И главное — здесь нельзя сидеть нога на ногу… Что еще услышала редакция и авторы лучшего в мире журнала в ответ на гордое заявление: «Я работаю в Cosmopolitan!»? Вот что.

ТАНЯ ЕЖОВА (редактор)

Инжирно будет!

Дело было в Турции в 2003 году. В то время я уже три года была постоянным автором Cosmo. Мы с мужем приехали в отель и стали заполнять на ресепшене карточки гостя. В графе «Место работы» я указала Cosmopolitan. Мы погуляли, выспались, потом на весь день ушли купаться и общаться с быстро появившимися новыми друзьями. Только на следующий вечер мы решили наконец-то расползтись по номерам… И вот заходим мы с мужем в свой номер и видим: на столе огромная ваза фруктов (такого инжира я никогда больше не ела), бутылка вина - большая! На постели пушистые халаты, на полу тапочки, а в душе образовался такой набор для поддержания красоты — гели, шампуни, шапочки, пилочки… И все с пометкой VIP. В вазе с фруктами я нашла послание от руководства отеля: «Дорогая Таня, надеемся, что отдых в нашем отеле станет для вас незабываемым».

Мы думаем: наконец-то выбрали отличный отель, наконец-то истинные 5 звезд! Сидим, пьем вино, едим инжир и виноград… Я начинаю обзванивать только что обретенных приятелей:

— Классный отель! Вам тоже инжир как презент от отеля принесли?

— Какой инжир? Нет у нас ничего…

Естественно, больше никому инжир не принесли. Ведь они не работали в Cosmo!

ЛЕНА ВАСИЛЬЕВА (главный редактор)

Это вещь!


На мое заявление у большинства незнакомых людей возникает следующее: «Классно! У вас в редакции, наверное, есть гардероб с самыми модными новинками сезона? И ты, конечно же, не ходишь по магазинам, а берешь там все совершенно бесплатно?» Так вот — пока такого гардероба, к сожалению, нет, и все вещи стилисты возвращают сразу после съемок. Но мы всей редакцией надеемся на то, что все в этой жизни меняется к лучшему!

НАТАША САМСОНОВА (старший дизайнер)

Спорим?

Если мой муж не может меня переспорить, то он говорит:

«А! Ну конечно, я совсем забыл, ведь ты работаешь в Cosmo!»

ЮЛЯ НИКОЛАЕВА (редактор)

Политиздат


Через несколько месяцев после того, как я переместилась из газеты «Аргументы и факты» в глянец, я встретила своего старого знакомого, директора строительной компании. Он спросил, где я теперь работаю.

— В Cosmopolitan.

— Опять что-то политическое? — уточнил он.

А недавно была у врача-невролога. Он, спросив о месте работы, ужасно оживился. И вместо того чтобы выяснять, почему у меня шея болит, стал спрашивать, что будет в моде зимой. Сказал, что сколиоз у меня из-за того, что я «постоянно сижу на показах нога на ногу» (ему даже в голову не пришло, что я могу работать не в отделе моды). Ничего не назначил, кроме очередного визита. Заявил, что нам еще будет о чем поговорить… Больше я к нему не ходила.

МАРИАННА ОРЛИНКОВА (редактор)

Бонд ее знает


Была у меня история в Крыму длиною в день. Соседка по пляжу, узнав, где я работаю, ахнула, побледнела и испарилась…

Я думала, что обидела ее чем-то. А она, оказывается, побежала Cosmo в продаже искать. Нашла. И начала меня проверять: «А вот у вас там главный художник Екатерина НиЗарадзе?» Я должна была отвечать: «Да-да-да, только она немножко по‑другому произносится…» — и так далее. Наконец женщина, изучив список редакции, обнаружила там всего одну Марианну и собралась проверять у меня паспорт. Результаты окончательно бы ее убедили в том, что я гнусная обманщица: в паспорте у меня стоит фамилия мужа. Но к тому времени она меня окончательно утомила и я ретировалась.

НАТАША ШЕРСТЮК (директор отдела красоты)

Наше вам с кисточкой


Однажды девушка сказала мне: «Спасибо! Каждый раз, когда крашу ресницы, вспоминаю вас добрым словом. Ведь в тюбике с тушью действительно не нужно долго ерзать кисточкой, тогда тушь лучше сохраняется!» Вот так я изменила чью-то жизнь…

ТАНЯ КАБЕШОВА (контрольный редактор)

Родительское одобрение

Когда я устроилась работать в Cosmo, моя мама попросила меня принести журнал. Свежий номер, на мой взгляд, был очень смелым: куннилингус и что-то
новаторское из области секса. Со страхом ждала родительского вердикта. И что же я услышала от своей 70-летней мамы? «Хороший журнал! Много нужного (!) и полезного (!) узнала». А недавно одна девушка спросила, почему я езжу в метро, если работаю в таком журнале…

АЛЯ БАДАНИНА (редактор)

Бег трусцой


Еще до того, как я устроилась сюда работать, мой бывший одноклассник как-то, желая выпендриться, заявил: «Вот мой знакомый редактор журнала Cosmopolitan говорит…» — и далее следовало какое-то спорное, но жутко авторитетное мнение. Где-то через месяц меня приняли на работу и я ему по «аське» сообщила: «Теперь у тебя есть знакомый редактор Comopolitan!» А вчера мой сосед, узнав, что я работаю в Cosmo, воскликнул: «А вы что там, все в трусиках и лифчиках ходите?» Вот думаю — разубеждать его или нет? Не без трусиков же, с другой-то стороны…

СВЕТА ГУЛЯЕВА (автор)

Открыли упаковку


Как-то я была в гостях, и знакомая произнесла: «А вот, кстати, Света — постоянный автор Cosmopolitan». Один дядечка очень оживился: «Правда? Какая удача! Вам обязательно надо написать про наше открытие! Мы совершили прорыв — разработали принципиально новую, энергосберегающую линию упаковки с флексопечатью и автоматической сортировкой и складированием!» (За терминологию не ручаюсь.) Какой упаковки, тупо спрашиваю, о чем вы. «Да практически любой! Под макароны там, сосиски, пельмени…»

НАСТЯ ЧУКОВСКАЯ (автор)

Ехал к грекам

Когда в греческом посольстве я показала бумагу, свидетельствующую о том, что пишу в Cosmo, импульсивный грек в окошке страшно обрадовался! У меня с собой был наш номер, и я его этому греку подарила. И, сделав премилую гримасу, попросила мультишенгенскую визу. Через три дня я ее получила!

ВЕРА ГРАДОВА (автор)

«О» эмоций

Люди обычно говорят следующее:

— О-о?!

Это очень свеобразное «о-о», довольно неопределенное. В нем есть, безусловно, весомая доля уважения, но и еще что-то — совсем другое.

ЖЕНЯ БАТУРИНА (старший редактор)

Поп-звезда

Я начинала автором Cosmo Beauty. И первый мой материал был о целлюлите. Получилось красиво. Мой текст, а рядом — отполированная такая попа, иллюстрирующая жизнь без «апельсиновой корки». И к нам пришли гости, и Саша, крестный нашего сына, спросил, чем я занимаюсь помимо взращивания данного сына. Я с напускным равнодушием протянула ему номер Cosmo Beauty с моей статьей. «О! — оживился Саша. — Да ты теперь лицо Cosmopolitan!» Потом внимательно посмотрел на иллюстрацию и добавил: «Ну… не совсем лицо!»

lll
Как-то мне звонили из пиар-дирекции Большого театра. Предлагали написать о выставке костюмов героев оперы «Борис Годунов». Я объяснила, что это… слишком узкоспециализированно. Опера — да. Но костюмы Годунова… И милейший молодой человек выпалил последний аргумент: «Но ведь вы Cosmo! А Годунов был очень страшный царь!»
lll
Однажды на каком-то околожурналистском мероприятии профессорского вида дядечка, с которым я до этого полтора часа обсуждала тему моего диссера, спросил, не может ли он напечататься в журнале, где я работаю (где именно, он не знал). Я немного смутилась и назвала наше издание. Дядечка как-то морковно сморщился и сказал: «Не. Для вас я слишком умный».
lll
Наконец, мой давно бывший бойфренд, узнав через 118-е руки, куда я устроилась на работу, позвонил мне и сказал грустно так: «Ну теперь ты меня еще больше возненавидишь!»

НАДЕЖДА МИХЕЕВА (автор)

Фрау Мюллер

Один молодой человек, узнав, что я пишу в Cosmo, перестал со мной общаться. Сказал, что чувствует себя как Штирлиц в кабинете у Мюллера и подозревает в каждом моем вопросе подвох: вдруг это опрос какой-нибудь для журнала? Он даже одно время покупал все номера и читал от и до, чтобы убедиться, что про него там ничего нет!

АНТОН БУБЛИКОВ (мужчина)

Тс-с-с!

На самом деле я почти никому об этом не рассказываю. Не потому, что не хочу, а просто как-то не заходит об этом разговор. Никто не спрашивает у меня, не пишу ли я для Cosmo, а самому признаваться в этом мне неудобно. Я просто не знаю, с чего начать. Можно, конечно, попробовать зайти издалека:

— Кстати, тут никто не пишет для Cosmo? Нет? А я пишу.

Но я так не умею.


Родителям я тоже не говорил, потому что… Вы же знаете родителей. Им вообще ничего говорить нельзя, они напридумывают себе
в десять раз больше и начнут переживать.

О том, что я пишу для Cosmo, знают в основном регулярные персонажи колонки Бубликова — как ни дико это прозвучит, это вполне реальные люди, и иногда мне приходится с ними обсуждать, что я могу написать, а что — нет. Но их немного — всего пять-шесть человек. Я с ними давно знаком, и они многое мне прощают.

М. как-то похвасталась мной на работе. Теперь ее жалеют и боятся.

А больше я никому ничего не говорил. Вы первые.

НИНА ГЕЧЕВАРИ (автор)

Дорогая Нина


Как реагируют мужчины:

«Так вот, значит, кто пишет всю эту ах… (вырезано цензором) про нас, мужчин!»

А один молодой человек мне предложил: «Кстати, моя девушка мечтает сняться для вашего Cosmo. Только предупреждаю — вам это будет очень дорого
стоить!»

Как реагируют женщины:

«И что, так и пишешь про сплошные оргазмы?!»

Как-то девушка написала мне письмо в редакцию: «Дорогая Нина, мне 18 лет я учусь в Институте пищевой промышлености на одделении глубокой заморозки спецеальность мне если чесно не интересно и я решила стать журналистом думаю работа в журнале Cosmopoliton мне падходит ты своя девчонка памаги устроится!!!»

Я глубоко задумалась.

АЛИНА фАРКАШ (автор)

Слово и воробей


У меня есть прекрасный тест на дураков и прочих маньяков. Они тебе: «А где ты работаешь?» Ты им в ответ: «В Cosmo!» Тут — внимание! В семидесяти процентах случаев собеседник пошутит на тему «напиши обо мне». Тогда нужно без разговоров развернуться на каблуках и улепетывать в противоположном от шутника направлении. В двадцати процентах глаза твоего визави загорятся нехорошим блеском, он наберет в грудь побольше воздуха и начнет речь: «Журналюги — это…» Окончания речи я никогда не слышала, так как меня сдувало ветром на фазе журналюг. Оставшиеся десять процентов обычно оказываются на редкость приятными и порядочными людьми, что радует меня безмерно. Объяснения этому феномену у меня нет.

Я недавно побывала на одном профессиональном интернет-форуме. Девушки-журналистки обсуждали проблемы отмыва денег местными властями, дефицита областного бюджета и грязных выборов губернатора района. «Да… Наша работа — это не про чириканье воробьев и эпиляцию писать», — вздыхали они… Кстати, надо написать статью про маленькие утренние радости вроде воробьиного чириканья, сделала я вывод из профессионального разговора. И необходимость эпиляции зоны бикини, к счастью, не смогут оспорить ни местные, ни даже федеральные власти. Потому что Cosmo — это про настоящую жизнь, про то, что каждый день происходит с тобой и со мной. И еще немножко с воробьями, и уж никак не с плохоподстриженными мужчинами в стандартных костюмах. Поэтому я здесь — в Cosmo.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить