Я неотразима или неделя, когда я совсем не смотрелась в зеркало

Как наш автор неделю не смотрелась в зеркало

Я неотразима или неделя, когда я совсем не смотрелась в зеркало

Все случилось из-за «зеркала жены».
«Клянусь, я заклею его скотчем! Сейчас доедем до заправки, пойду куплю толстый коричневый скотч и налеплю на него в три слоя. Если мы, конечно, когда-нибудь доедем…»
Вы знаете, что такое «зеркало жены»? А если нет, то куда же вы смотрите, когда ехать осталось еще сто километров, за окнами кромешная ночь, а прямо по курсу видны лишь мельтешащие дворники, перемешивающие струи дождя?


Ладно, не будем лукавить. Я уже давно поймала себя на том, что какая бы ни была погода за бортом и какие бы красоты ни проплывали за окнами машины, я смотрю только на один объект. На свой собственный выдающийся нос в зеркальце на откидном солнечном козырьке, которое в водительской терминологии называется «зеркалом жены». Прошу пардон за банальность, смотреть в зеркало на себя можно бесконечно. Это, наверное, генетическое — вроде того, что давным-давно мартышка заглянула в лужу и поняла, что наконец-то встретила симпатичного человека. В разные времена власти зеркал приписывали всякого рода мистику, даже жгли на костре за проведение идей дьявола в души мирных жителей. Но я во все такое не верю, как не верю в то, что если раскокать карманное зеркальце, будет семь лет несчастья. Вот если двухметровое от шкафа-купе, тогда да, еще может быть…
Время от времени я беру второе зеркало и рассматриваю себя сзади и в оба профиля. Иногда оказывается, что я зашла в ванную всего лишь на минуточку перед дорогой, а значит, муж простоял все это время в староветхом своем зипуне у входа и теперь очень, очень недоволен.
Приходится констатировать — у меня, видимо, зеркальная болезнь. Когда ищешь себя в любой витрине, в любом стеклобетонном фасаде, в любой луже, как та мартышка. В окне метро, в чужих солнечных очках, в СD-дисках, в столовой ложке и изредка в чьих-нибудь глазах.
Пожалуй, само по себе это ничем не плохо. Совсем не то, что привычка ковырять в носу, опаздывать на сорок минут или есть по ночам бутерброды. Просто как-то странно. И порой настораживает своей навязчивостью. Не говоря о том, что нет ничего глупее, чем прихорашиваться перед боковым стеклом затонированной машины, вставшей на светофоре…

ЭКСПЕРИМЕНТ
Я решила неделю обходиться без зеркала: хотя бы для того, чтобы понять, смогу ли я выжить, и не будет ли моя жизнь спокойнее и гармоничнее, если я перестану постоянно пялиться на себя, как на новые ворота.
Накануне я лично завесила самым большим из всех, что есть в доме, куском ткани зеркальную дверь шкафа-купе. До самой земли простыня немного не достала, и в оставшейся узкой полоске отражались мои бледные ноги в голубых шлепанцах.
Вообще я славно потрудилась. Завесила пододеяльником большое круглое зеркало. Заложила ватманом зеркало в ванной. Убрала подальше все более портативные домашние зеркала — овальное девичье на ножке, прямоугольное в стеклянной рамке. Кроме того, я выложила из сумки свою большую шанелевскую пудреницу (обширным и очень положительным, если вы понимаете, о чем я, зеркалом в ее крышке я всегда свободно пользовалась в процессе шопинга для примерки, разглядывая, как я выгляжу сбоку, с другого боку и сзади) и маленькое зеркальце в кожаной оправе, которое мне подарили в одном магазине в довесок к кожаной куртке. Я даже накрыла пледом телевизор — просто для перестраховки.
Но все-таки мы живем в обществе. А значит мы должны быть причесаны и накрашены. Что, неправда? А накраситься без зеркала еще никому не удавалось. Поэтому я оставила для себя одно-единственное, как я его назвала, технологическое зеркало — масипусенькое, круглое, в два сантиметра, в котором можно увидеть только один свой глаз, один нос или рот. Не тщеславия ради. А токмо ради того, чтобы проверять, не намазано ли под глазом тушью и не поехал ли рот на сторону.
А в остальном, предположила я, прожить без зеркала я смогу припеваючи. Ведь одежду я знаю наизусть. А прическу на время эксперимента я решила избрать одну — естественные локоны, или стиль «помыла и все».



С ДОБРЫМ УТРОМ!
С этими мыслями я уткнулась носом в мое первое в жизни (не считая младенчества) утро без зеркала. Ввиду отсутствия выбора я тщательно рассмотрела в отверстие между простыней и полом свои ступни и обнаружила, что они далеки от совершенства. В этом вся беда зеркал — как только начинаешь в них что-то тщательно изучать, сразу же понимаешь, что это что-то далеко от совершенства и нуждается в срочной доработке/усовершенствовании/маскировке/немедленной замене. В особенности этим чреват момент одевания.
Обычно я закладываю на утренние сборы 1,5 часа. И все же опаздываю, потому что львиная доля этих крошечных по утрам полутора часов (совсем не то, что полтора часа в пробке) занимает дефиле возле зеркала.
Сначала ты быстренько одеваешься во что-то намеченное еще накануне. Подбегаешь к зеркалу, и тебя вдруг озаряет мысль, что прекрасно бы было надеть к этому костюму… например, шляпку. Итак, шляпка надета, но к ней категорически не подходит кофта. Ты надеваешь другую кофту. Теперь уже становится ясно, что весь твой вид прямо-таки просит юбки и серых туфель к ней. Ты разыскиваешь ту самую юбку и серые боты. Боты не чищены со времен последнего дождя. Юбку надо погладить. Долго наводишь блеск на 
обувь, и в результате юбку гладить уже некогда. Лихорадочно начинаешь искать ей альтернативу и останавливаешься почему-то обязательно на вещи, которую ты не носишь вообще. Если бы не приступ зеркального безумия, ты бы даже не вспомнила о том, что ЭТО уже пять лет висит в твоем шкафу, сморщенное, как дохлая летучая мышь. Ты поскорее натягиваешь мышь, и тут твой образ окончательно разваливается. А время уже точно вышло, и счетчик тикает на опоздание. Ты начинаешь метаться. Срываешь с себя кофту, натягиваешь рубашку. Потом, чтобы оживить рубашку, привешиваешь сверху бусы. Не эти! Другие бусы! Нет, все, никаких бус. Просто платок. Три раза пробегаешь по комнате грязными, хоть и чищеными, туфлями. Заметаешь нападавшую с них грязь. И, наконец, выяснив, что к тому, что ты напялила, не подходит ни один пиджак, а плащ уже месяц лежит в пакете, терпеливо ожидая химчистки, в отчаянии переодеваешься в джинсы. Злобно швыряешь шляпку, с которой все началось, и бежишь на улицу.
Тут бы тебе и успокоиться и, прикрывшись сумкой, бежать своей дорогой. Но нет. Ты начинаешь рассматривать себя в дверях метро, во всех витринах, словно бы ожидая, что случится чудо, и в следующей ты будешь выглядеть гораздо лучше. С каждой новой витриной ты все больше убеждаешься, что выглядишь именно так, как выглядишь, и тем жаднее всматриваешься в свое отражение…
Но в это утро я сэкономила сорок минут из положенных полутора часов, а это, по-моему, неплохой результат!

НЕМНОГО О ВИТРИНАХ
Очень сложным оказалось заставить себя не смотреть в витрины. Те, у кого есть дурные привычки вроде обкусывания ногтей, меня поймут. Стоит тебе задуматься, как палец уже во рту. Или ты идешь и отслеживаешь свой курс в огромном стекле. Я просто силой заставляла себя отдергивать взгляд. Но все-таки боковым зрением нет-нет, да и ловила свой движущийся силуэт в глубине зеркальной перспективы. Надо сказать, что смутный силуэт, пойманный боковым зрением, кажется более привлекательным (и куда более загадочным!), чем вся твоя личность с ног до головы, неоднократно подвергнутая критическому осмотру.

КРЕМ НА БОРОДЕ
На третий день, когда я уже вполне привыкла к своему аскетическому беззеркальному существованию, меня деликатно тронула за руку женщина и доверительно прошептала:
- Деточка, у тебя на бороде зубная паста!
Я в замешательстве потерла «бороду»: здесь?
Милая дама мгновенно вытянула из кармана сумки зеркальце и прежде, чем я успела возразить, подставила мне его гостеприимное оконце. Мелькнули в нем мои прекрасные глаза, любимый нос, драгоценные уши и все остальное, уже подзабытое…
И вовсе это была не зубная паста, а остатки маски. С тех пор, как я перестала смотреться в зеркало, по утрам мне стало совершенно нечем заняться. Хоть маски делай!
Сильно подозреваю, что все эти дни у меня были криво нарумянены щеки и перекошено на голове. Впрочем, есть надежда на то, если у тебя случится страшное — например, задерется сзади юбка или появятся томатные «усы», милые женщины всегда ласково скажут тебе об этом, так, что ты совсем не будешь чувствовать неловкости, а, наоборот, развеселишься от такого забавного казуса… Или не скажут. Но подумают.


ФОТО НА ПАМЯТЬ
На четвертый день я поймала себя на том, что, стоя в очереди в окошко банка, вдумчиво рассматриваю свою фотографию в паспорте. Я испытывала неодолимое желание видеть саму себя. Придя домой, я достала коробку с фотографиями и пересмотрела их.
На следующий день я сфотографировала себя (на вытянутой руке) на цифровую мыльницу и долго и жадно разглядывала свое лицо. Я не могла оторваться. Какая же я все-таки интересная женщина, черт подери! Какие глаза! Какие брови! Какой подбородок! Я расправила плечи и втянула живот. Йо-хо-хо!
А когда в сто десятый раз за день рассматриваешь себя в зеркале, видишь только дефекты кожи.

СО СТОРОНЫ
- Я нормально выгляжу? — пытала я супруга Евгения. — Я в последние дни стала выглядеть лучше или хуже?
- Да не знаю я! — отбивался муж. — Нормально! Как всегда! Ну немного на голове бардак. Но живописный!
Но не тут-то было.
- А бардак — это хорошо или нет? — требовала разъяснений я. — На что похоже? На то, что так и задумано, или на то, что просто неаккуратно?
- Ну… не знаю! Как-то так…
- Так — это как?
- Ну так.
- Как!!!
- Отстань от меня! — взвыл муж не своим голосом. — Я не знаю как, мне все равно как… Я тебе не свет мой зеркальце! Сколько можно меня мучить? Уже двести раз спросила, как ты выглядишь! Нормально! Если бы было что не так, я бы тебе сказал!
Это точно. Если бы у меня вся голова была в кетчупе или оторвался бы рукав, он бы, наверное, заметил.

В ЛЮДИ
Когда мы с Маринкой собрались в театр, это потребовало от меня всего мужества. Именно мужества, потому что как раз-таки мужчины спокойно относятся к зеркалам и могут забыть посмотреть на себя хотя бы раз за день. Я мужественно надела на себя ту одежду, которая должна была (теоретически) подойти друг к другу, и пошла в парикмахерскую. Я попросила отвернуть меня от зеркала.
- Пари, — объяснила я почему-то недовольной парикмахерше.
После укладки мне казалось, что я выгляжу волшебно (это ощущение вообще свойственно только что вышедшим из салона красоты). Я летела на крыльях. И я, с одной стороны, невыносимо страдала от того, что не могла увидеть и оценить свою красоту. А с другой — чувствовала облегчение от того, что я этого не вижу. Ведь, возможно, выглядела я по-дурацки. Я старалась не щупать голову руками и успокоилась, только когда пошел дождь и мне пришлось надеть берет.

Я, НЕ ПОСМОТРЕВШАЯ НА СЕБЯ ДВЕ ТЫСЯЧИ РАЗ, ЭТО ДАЖЕ НЕ Я.

Я ТОЛСТАЯ?
Изучению этого насущного вопроса я посвящаю много времени. Каждый день придирчиво осматриваю бедра, живот, попу, чтобы понять, что изменилось со времен последнего осмотра. Обычно меняется только самоощущение. В один день чувствуешь себя… ну не тростинкой, но очень даже ничего, в другой — бомбовозом с бутылкообразными ляжками и фартуком из жира на животе. Самое смешное, что отсутствие зеркала не меняет этой общей картины. Твое самоощущение не зависит от информации, полученной от зеркала!

КОРОЧЕ…
Поначалу я чувствовала себя ненормально. Как будто у меня отобрали какую-то жизненно важную функцию. Мне казалось, что я перестала быть женщиной. Что я, не особо тщательно накрашенная, одетая в привычный беспроигрышный наряд, не посмотревшая на себя с демонической улыбкой две тысячи раз, просто даже не я. А какая-то сформировавшаяся на базе меня практичная, рациональная, боевая и деловая женщина, которая не тратит время на глупости. Но через пять дней я привыкла и даже стала чувствовать удовлетворение от того, что я себя не вижу. По крайней мере, ничто не мешало мне воображать, что я выгляжу несравненно. Тем более, вовсе не зеркало помогает нам хорошо выглядеть. Возможно, даже мешает. По крайней мере, когда я, наконец, отдернула с большого зеркала простыню, я тут же поняла, что необходимо срочно переодеться!

И ЕЩЕ КОРОЧЕ…
И все же я была счастлива. От того, что я сама к себе вернулась. Иногда, когда я смотрю в зеркало, я проговариваю про себя какие-то мысли, веду с собой переговоры и даже придумываю рассказ про себя в третьем лице, начинающийся примерно так: ОНА НЕ БЫЛА КРАСАВИЦЕЙ, НО ТОТ, КТО РАЗ УВИДЕЛ ЕЕ, ПОТОМ УЖЕ НЕ МОГ ЗАБЫТЬ ЕЕ ЛИЦА…
Если предположить, что человек человеку друг, а лучший друг человеку — сам этот человек, то общение с собой можно сравнить с общением с лучшими друзьями. Нацепив на себя придирчиво-озабоченное выражение, лицо друга в зеркале неодобрительно рассматривало меня, останавливая взгляд в основном на веснушках и мелких морщинках. Оно явно не хотело со мной дружить!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить