Великое множество

Говорят, что один ребенок — мало, а два — много. У каждой из наших героинь — по трое.

Великое множество

Говорят, что один ребенок — мало, а два — много. У каждой из наших героинь по трое и более детей. Как они успевают при этом учиться, заниматься любимым делом и даже… выходить замуж?

Таня (28)
Одесса
Дети: Максим — 9 лет, Надежда — 3 года, Тася — 1 год и 4 месяца.
Я всегда хотела замуж, с двух лет — не поверите! И много детей. У моей бабушки шестеро, у второй бабушки — трое, наверное, поэтому многодетность меня не пугала. У мужа в семье похожая ситуация, и мы, когда стали встречаться, мечтали о четверых, так что, может, я решусь еще на одного малыша.
Родные и близкие не ожидали, что после рождения Нади мы так скоро решимся на третьего ребенка, но в жизни ведь не все от нас зависит. И несмотря на то что старшие дети у меня родились путем кесарева сечения (по медицинским показаниям) и с осложнениями, всю третью беременность я была спокойна и уверена, что все будет хорошо и у меня родится нормальный ребенок. Так и произошло.
До этого днем я справлялась сама, вечером приходили с работы муж и мама и помогали. Но когда появилась Таисия, я поняла, что одной сложно с двумя малышками, и моя мама ушла с работы. Вдвоем мы все успеваем.
Мам часто спрашивают: «Ты работаешь или дома сидишь?» Правильный ответ: «Я работаю с детьми». У меня два высших образования, но я считаю, дети куда важнее, чем продвижение по служебной лестнице. Основное мое занятие — развитие детских способностей. Максим ходит на шахматы, карате и в художественную школу, Надю я вожу в детский развивающий центр на логику и рисование. И еще она занимается гимнастикой.
Многие боятся рожать второго ребенка, мол, я и с одним-то с ума схожу. Но ведь одному ребенку в семье скучно, он требует постоянного внимания, а двое уже играют сообща. А еще дети вместе лучше едят. Кроме того, малыши берут пример со старших и быстрее учатся ходить на горшок, есть ложкой, пить из чашки. Маме не нужно об этом беспокоиться — ребенок сам хочет быстрее научиться делать как старшие. Ну и, конечно, старшие мне помогают: Максим играет с девочками, учит Надю лепить из пластилина. Надя иногда меняет Тасе трусики, а Тася уже может принести сок Максиму или печенье Наде.
Конечно, сложностей хватает. Младшие иногда дерутся, троих тяжелее и дольше одевать на улицу, чем одного, не всегда успеваем на все кружки и секции. Тревог и волнений тоже в три раза больше!
Иногда я думаю, как же было бы здорово побыть одной, в тишине, но когда такое случается, тишина давит — и я найти себе места не могу, скучаю.
На увлечения тоже остается время. Я шью мишек Тедди из материалов, заказанных на иностранных сайтах, участвую в международных выставках, конкурсах (вот сейчас как раз планирую поездку в Россию и в Германию на выставки), провожу курсы, мои мастер-классы и статьи печатаются в прессе. И еще я планирую написать книгу об истории мишек Тедди и современных музеях и выставках, посвященных им.

Юля (31)
Шанхай
Дети: Катя — 5 лет, Вика — 2 года, Максим — 1 год.
Мы с будущим мужем познакомились в Центре международного образования МГУ, где оба работали. Поженились, а вскоре ему предложили работу в Шанхайском университете — и мы переехали в Китай. Младшие дети родились уже здесь.
Няни у нас нет, но каждый день приходит горничная убирать, и муж очень мне помогает. У него небольшая нагрузка, поэтому он много времени проводит с детьми. Очень любит во­зиться с девочками — гуляет, книжки читает, играет. Катя ходит в китайский детский сад, уже свободно разговаривает по‑китайски, а с двумя проще, чем с тремя, тем более что Вика очень любит играть сама или с малышом.
Я всегда считала, что у меня будет трое детей. Меня это ничуть не пугало. А муж всегда шутил, что хочет пятерых. Когда мы поняли, что ждем третьего, муж сказал: «Где двое, там и трое, в нашем случае уже нет разницы». К тому же у наших лучших друзей на тот момент уже тоже было трое малышей, мы не были одиноки — они нас очень поддержали. А вот родные, наоборот, нехорошо отнеслись к тому, что у нас будет третий ребенок. Вообще, в России многие негативно относятся к семьям, в которых больше двух детей. Часто сталкиваешься с агрессией и недовольством. Они думают, что мы ждем помощь от государства. И, наверное, еще срабатывает стереотип: многодетные либо алкоголики, либо у них с головой не все в порядке. У многих и мысли не возникает, что можно просто любить детей, иметь большую семью и гордиться ею.
Одного ребенка нужно занимать, учить его всему, он более избалован, требует к себе больше внимания. Когда у нас была одна Катя, ей не с кем было играть, все свободное время я проводила с ней, отлучиться никуда не могла, она даже в туалет со мной ходила. Все домашние дела приходилось делать после того, как ее спать уложишь. А сейчас у них своя «тусовка», они родителей не замечают. Только когда проголодаются или книжку просят почитать, мультик включить. Катя для Вики придумывает игры, учит ее говорить по‑китайски, рисовать, лепить из пластилина, а когда Катя в садике, Вика с удовольствием играет с Максимом, показывает ему книжки, игрушки, помогает мне — салфетки подает или подгузники.
Конечно, я уже не могу, как раньше, сесть и за день книгу от корки до корки прочитать, но свободное время у меня есть. Могу в Интернете посидеть, за покупками спокойно сходить и долго-долго полежать в ванной, когда маленький спит, попросив девочек не беспокоить. Иногда мы с мужем, уложив детей, ходим поужинать в ресторанчик рядом с домом или смотрим кино. И в плане секса нет ограничений: дети спят в своих комнатах, а у нас в распоряжении целая гостиная. Если мне хочется уйти одной, муж с удовольствием остается с детьми. Я могу, например, к подруге поехать ночевать и вернуться только утром.
Конечно, бывает, что все разом плачут: например, кто-то упал, а остальные — за компанию. Но потом все друг друга пожалели — и дальше пошли. И еще сложность в том, что девочкам часто приходится все в двух экземплярах покупать, и непременно одинаковое, а то ссоры начнутся. Иногда в общественном транспорте сложно, если одна с тремя еду, и не потому что детей много, а из-за окружающих: очень много внимания и в России, и в Китае. В Шанхае так вообще все с ума сходят, и потрогать пытаются, и поговорить. А еще наш папа — писатель (Вадим Чекунов, автор романа «Кирзы»), сейчас пишет книгу, и иногда дети мешают уединиться и сосредоточиться, но тут всегда можно доходчиво объяснить, что папа работает и ему мешать нельзя.
Но все это мелочи. В многодетности нет ничего непреодолимого. Может, лет через 5−7 мы решимся еще на одного ребенка. Хочется, чтобы эти детки подросли. Мы как-то с друзьями разговаривали о счастье (у нас еще не было детей), и я сказала: «В счастливой семье дети плавно сменяются внуками».

Светлана (30)
Санкт-Петербург
Дети: Даша — 12 лет, Филипп — 7 лет, Миша — 6 лет.
Решиться на третьего ребенка было несложно. Сложно было на второго. Мне казалось, с одним ребенком я мобильна: взяла его под мышку — и вперед. А с двумя? Да и с бывшим мужем у нас уже были проблемы в отношениях… А на третьего легко решилась — поняла, раз двоих растить проще, чем одного, то троих, наверное, еще проще.
Младшего Мишу я усыновила. Осталась одна с двумя детьми после развода, было тяжело морально, и я окунулась в помощь детским домам — это меня и вытащило из депрессии. Как-то устраивали деткам пикник, и я там познакомилась с Мишей (ему тогда было пять), мы разговорились, и я вдруг поняла, что он настолько мой, что не колебалась даже, сразу стала собирать документы для усыновления. Не сомневалась и не боялась. Я тогда уже знала: дети — это не страшно.
Когда рассказала старшим о Мишке, Даша обрадовалась. Она часто ездила со мной в детдома, да и у наших друзей есть приемные дети, так что у нее этот способ появления ребенка в семье вопросов не вызвал. А сын сказал: «Хорошо, что мальчик». Родители тоже меня поддержали. Мама вообще одобряет все мои решения, даже если сама так не поступила бы, а папа сначала спросил, хорошо ли я подумала, но тоже не был против. Бабушка вот причитала, что я эту ношу не потяну и что мне будет очень тяжело одной. Еще соседки ей понарассказывали ужасов про усыновленных из детдома, и она просила «подумать о своих детях». Но потом познакомилась с Мишей и растаяла. Теперь страшно его балует.
Дети мне не в тягость: каждый ребенок — личность, с ними интересно, а насчет времени… У одних и на одного ребенка его не хватает, а у других — на десятерых с лишком. У меня есть подруга из многодетной семьи (одиннадцать братьев и сестер), так я в детстве кучу времени у них в семье проводила, хотя и у меня дома все было хорошо. И я видела, какие дети растут — обласканные, окруженные вниманием родителей, которые оба работали в полную силу. Сейчас все они взрослые, успешные люди. А братья и сестры — это же такая опора и поддержка потом в жизни. У меня самой брат и сводная сестра появились уже во взрослом возрасте, и я знаю, какое это счастье. Как же я могу своих детей этого лишить? Конечно, внимания им нужно уделять в три раза больше, чем одному ребенку, но, с другой стороны, кроме мамы у них есть еще братья и сестра, поэтому оно равномерно распределяется.
Даша утром собирает мальчиков в школу (последние пару месяцев я даже не встаю вместе с ними), вечером, если я работаю, кормит ужином, посуду моет. Филипп занимается с Мишей, проверяет уроки, он балдеет от роли старшего брата и второклассника. А сложности… Ну, может, вечером, когда домой прихожу, надо умудриться не оглохнуть, потому что все трое хором начинают рассказывать, как прошел день.
Как-то прихожу поздно с работы, они уже спят, а на столе стакан апельсинового сока (надавили руками, соковыжималку я не разрешаю им брать) и записка: «Мамочка, это тебе, ты самая лучшая, отдыхай!" Открываю ноутбук — там тоже записка: «Мамочка, мы тебя любим». Записок десять по дому нашла. А по выходным дети устраивают представления, недавно «Двенадцать месяцев» поставили, декорации нарисовали сами.
У меня есть секрет — с каждым бывать наедине. С Мишей мы ходим в спорткомплекс. Пока я на тренажерах, он играет в детской комнате, а потом мы вместе идем в спа-зону, я расслабляюсь в джакузи, а он вокруг меня плавает, для него это как детский бассейн. С дочкой ездили в Париж на недельку к моей подруге, а среднего сына беру с собой на баскетбол, рафтинг и т. д.
Уже после появления в семье Миши за мной стал ухаживать коллега и очень быстро сделал предложение. Сейчас они хорошо ладят: дочку муж балует, считает, что я к ней излишне требовательна, а мальчиков, наоборот, воспитывает как мужчин. Дети его называют по имени, Миша тоже — видимо, за компанию, хотя за глаза часто называет папой.
Я надеюсь, трое — это не предел.

Наташа (28)
Южноукраинск
Дети: Марина — 8 лет, Александра — 7 лет, Аня — 2 года, Ира — 1 год.
Когда родилась Марина, я училась, муж получал мало, мы жили у родителей и почти за их счет — это угнетало. Потом по съемным квартирам — тогда и родилась Саша. Мы не планировали сразу второго ребенка, но я… обрадовалась. Коля тоже. Но окружающие крутили пальцем у виска. От родителей скрывала, они говорили, что им и одной внучки достаточно. Потом нам дали общежитие. После рождения Саши я стала учиться на заочном и искала работу. Но не спешили меня нанимать — с детьми-то. Работала репетитором.
Рождение Ани было запланированным. На третьего ребенка нужно именно решиться — ты сразу становишься «не таким», бросаешь вызов обществу. Нас часто недоуменно спрашивали: «А зачем вам третий?» Я до сих пор не придумала, что отвечать. После появления Анюты знаю: можно справиться и с десятью. Тогда же пришло решение рожать столько детей, сколько даст Бог. Мы поняли, что нам повезло — что встретили друг друга, что у нас чудесная семья, замечательные дети, жилье. Правда, когда я узнала, что беременна Ирой, боялась проблем со здоровьем (третьи роды были тяжелыми), того, что Анюта грудная и придется отучать ее от груди, что Саша пойдет в школу, а я не смогу с ней заниматься. Но беременность прошла чудесно, роды были легкими, Аня привыкла к смеси, а Саша сейчас одна из лучших в классе. Няни у нас нет. Но четверых растить легче, чем одного! Старшие помогают, я больше полагаюсь на свои знания и силы, становлюсь терпимее. Мне даже кажется, что после рождения младших я и старших стала любить сильнее. С каждым годом с ними все интереснее. Когда их забирают мои родители на день, я очень скучаю по ним.
На улице мы редко проходим незамеченными. Как-то подруга спросила: «Ты привыкла, что на вас люди на улице оглядываются?»
Раньше мне хотелось иногда побыть одной, теперь уже нет. Знаете, что хочется? Довышить картину, которую начала два года назад. Не могу выкроить время, чтобы закончить

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить