В студию!

Считается, что любая девушка мечтает стать актрисой. Я долго думала, что это чушь, потом накрыло.

В студию!

Считается, что любая девушка мечтает стать актрисой. Я долго думала, что это чушь, но в 23 года меня буквально накрыло этой мечтой. И так сильно, что, впервые в жизни проигнорировав здравый смысл, я решила во что бы то ни стало попробовать.


И сразу наткнулась на объявление о наборе в актерскую школу театра МОСТ при МГУ. Этот театр подарил миру нежно любимых мной Ирину Богушевскую и «Несчастный случай», и я давно втайне хотела быть его частью. Вот так жестоко судьба поставила меня лицом к лицу с мечтой. Но обдумывать это коварство было некогда — надо было составлять программу для прослушивания: проза, стихотворение, басня.
Я нашла рекомендации поступающим в театральный: «Начинать готовиться надо не за месяц, а хотя бы за год. Торопливо выученный текст не нужен комиссии — надо показать умение присваивать текст. На его усадку в голове требуется около двух недель — и это после всех репетиций».
Но… До первого тура оставалось меньше суток, а следующий набор — через год. Так долго я ждать не могла.

Операция «Поиск»
Я подошла к книжной полке. Минут 20 вытаскивала то одно, то другое, пока взгляд не упал на желтую обложку — Вера Панова «Сережа». Идеально! Отрывок нашелся быстро — легкий и забавный. Стихотворение я решила взять потрагичнее — как нельзя лучше подошло «Дидона и Эней» Бродского.
Потом я отыскала в Сети файл со всеми баснями Крылова и сохранила его в папке «Мои документ». На этом работа с баснями зашла в тупик. Я просто не могла представить, как можно читать в лицах про конфликты моральных и аморальных животных и при этом не выглядеть сумасшедшей. Был четвертый час ночи, так что проблема отложилась до утра. Прослушивание только в три, я еще успею все доучить и отрепетировать, утешала я себя.
Спала ужасно. Снились кошмары: я опаздываю, не могу вспомнить ни слова, комиссия рвет мою зачетку…


Случай на лугу
В 8 утра, неимоверным усилием воли вытащив себя из постели, я с тяжелым сердцем открыла басни. Животные жили в них полной жизнью и постоянно совершали гипертрофированно добрые/умные и злые/глупые поступки. После долгих поисков и сомнений я выбрала басню «Лягушка и вол». Причин было несколько. Во‑первых, басня эта едва ли не самая короткая. Во‑вторых, действительно забавная. В-третьих, не содержит явной морали — при желании ее можно воспринимать просто как случай на лугу. Плохо было только одно: нужно было квакать, и квакать смешно.
Никаких иллюзий по поводу комического дара у меня не имелось, но если уж я однозначно завалюсь на басне, надо хоть развлечься.
Я посмотрела в зеркало и несмело квакнула. Ничего хорошего из этого не вышло. А меж тем смысл басни — в проверке способности поступающего банально изображать. Я сосредоточилась и квакнула. Через 10 минут кваканье начало доставлять мне удовольствие. Через полчаса басня была готова.


Здравый смысл шипел
До двух я гоняла программу, все больше входя во вкус. Разгуливала по комнате, жестикулировала, разглагольствовала о трудностях мальчика Сережи или же замирала на месте, пораженная горечью Дидониной судьбы. В два часа пропиликал будильник, и меня прошиб холодный пот. Посмотрев в зеркало, я обнаружила, что у меня шелушится нос. Наскоро припудрив его (худшее из решений!), я вышла из дому навстречу судьбе.
По пути меня наконец настиг здравый смысл — он твердил, что я выставлю себя на посмешище, и конечно, без толку. Но ничто не расстраивает так, как упущенные возможности. На прослушивание я записалась второй.
Из шушуканья в фойе выяснилось, что конкурс — 10 человек на место. Когда вызвали первую десятку, я была в полуобморочном состоянии.
Главу комиссии я узнала сразу — это был легендарный руководитель театра Евгений Славутин.
Здравый смысл шипел:
- И перед этим человеком ты собралась квакать?! Ты правда хочешь, чтобы он это видел?
Однако худшее было впереди. Первой же девушке Славутин предложил покрутиться по диагонали.
- То есть как покрутиться?
- Ну как можете. Мы хотим посмотреть, как вы танцуете.
Я вросла в стул. Мысль о том, что придется еще и танцевать, ни разу не пришла мне в голову. Девушка, кое-как покрутившись, села на место.
- Следующий!

Чего не было…
Ценой невероятных усилий поборов желание бухнуться на колени и задом выползти из аудитории, я вышла на середину и мерзким голосом представилась.
- Ну, слушаем.
Все-таки лучшее, что у меня есть, — это память. Я прочла свой отрывок, не забыв ни одного слова и ни одной интонации, и даже умудрилась вызвать чье-то хихиканье.
- Так-так, — покивал Славутин. — Стихотворение.
Тут было проще. Как мне показалось, я сумела передать чувства Дидоны. Но Славутин хмурил лоб.
- Скажите, — он заглянул в список, — Ира, у вас любимые мальчики были?
- Были, — кивнула я.
- Очень хорошо. Они вас бросали?
- Чего не было, того не было, — сказала я чистую правду.
Славутин повеселел, но попытался чего-то добиться, и я догадывалась чего.
- Вы вообще знаете, что было с Дидоной, когда Эней уехал?
- Знаю. Проходили.
- Попробуйте понять, что она чувствовала, хоть вам это и сложно, — заявил Славутин. — Заплачьте! Она же его любила, понимаете?
Глупо было спорить с режиссером на прослушивании, но как тут смолчать?
- Она точно не плакала, когда он уехал. Это правительница Карфагена. Ей было известно, что Эней не останется. Но он ее любил, и она это знала. Он ее не бросал.
- Не плачет — значит, не любила, — отрезал Славутин. — Попробуйте еще раз.
Я честно попыталась и прочла ровно так же. Хоть убейте, Дидону я понимала лучше Славутина.
- Ну хорошо, Ира. Не хотите плакать, может, покрутитесь?
Вот этого как раз я хотела меньше всего. Хотя понимала, что спор со Славутиным уже решил мою судьбу, но позориться не хотела — мой вестибулярный аппарат в данный момент был выключен. Поэтому я мрачно сказала:
- Уж лучше я спою.
Что спеть, что спеть?.. И песня зазвучала сама, без моего участия. Это была Ирина Богушевская. Я пела куплет из «Прощай, оружие», прищелкивая пальцами, и терять мне было нечего. Со стульев мне неуверенно хлопнули. Я села на место. Квакать так и не пришлось.

Приходите в юбках
Когда прослушали последнюю девушку, Славутин посерьезнел.
- Ребята, — сказал он, — специфика нашего театра обязывает брать только тех, кто хорошо танцует. Есть три варианта: мы вас пропускаем во второй тур, не пропускаем во второй тур или — если вы нам понравились, но не умеете танцевать — отправляем в хореографическую группу. С вами будут бесплатно работать лучшие хореографы, и при должном старании вы будете приняты в театр. Теперь о результатах…
Я была в шоке, но во второй тур я прошла.
- Послезавтра я жду от вас темперамента, — заявил Славутин. — Приходите в юбках, уберите челки и покажите, что на самом деле чувствовала Дидона.
Остальное я бы тоже могла описать подробно, но не буду, потому что на втором туре я срезалась. Я купила юбку, заколола челку и наконец-то квакала. Но потом меня заставили покрутиться по этой чертовой диагонали. И меня отправили на хореографию, пообещав, что через два месяца я буду в театре.
- Как только сядешь на шпагат, — подмигнул Славутин.
Наверное, я должна была расстроиться, но — клянусь! — когда я квакала, все ужасно смеялись. И даже Славутин похлопал.
Ква!

СТУДЕНЧЕСКИЙ ТЕАТР МГУ МОСТ
www.most.theatre.ru
Следующий набор в начале сентября.
Обучение бесплатное.

ТЕАТР-ШКОЛА «ОБРАЗ»
www. teatr-obraz.ru
Обучение платное.

ТЕАТР-СТУДИЯ

«АРТ-МАСТЕР»
www.artmaster.info
Обучение платное.

ТЕАТРАЛЬНАЯ СТУДИЯ FIESTA
www. teatr-fiesta.ru
Обучение платное.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить