Улыбка делает жизнь лучше: эксперимент

Улыбка делает жизнь проще и лучше. Чтобы проверить эту нехитрую мудрость, редакция «Cosmopolitan Психология» провела эксперимент.

Улыбка делает жизнь лучше: эксперимент

Улыбка делает жизнь проще и лучше. Чтобы проверить эту нехитрую мудрость, редакция выбрала самого хмурого журналиста и велела ему неделю улыбаться всем и каждому, внимательно отслеживать эффект и заносить наблюдения в дневник.

Перед тем как опробовать этот метод на диких незнакомых москвичах, я решила потренироваться на знакомых. Благо на работе всегда есть какой-нибудь коллега, отношения с которым оставляют желать лучшего. Прямо с утра с лучезарной улыбкой вошла к нему в кабинет: «Леня!» — сказала я и попыталась подтянуть уголки губ повыше к ушам, подальше от трясущихся поджилок. «Полина!» — Леня неожиданно оторвался от монитора и посмотрел на меня с каким-то смутным интересом. «Леня!» — повторила я на автомате, с восторгом убеждаясь в том, что метод работает.

Следующей жертвой пал водитель маршрутки, суровый восточный человек, который не улыбнулся в ответ, но зато развернулся через двойную сплошную, чтобы высадить меня на нужной остановке. Потихоньку я начинала привыкать к новому оружию, по убойной силе вполне сравнимому с ядерным.

На следующий день отправилась в суд — должны были вынести приговор группе кураторов, устроивших выставку современного искусства, показавшейся одной организации антирелигиозной. Надо сказать, это место менее всего располагало к улыбке. Сначала милиционеры отказывались пускать меня за ворота без пресс-карты, потом — в зал суда, мотивируя его заполненностью. Невыносимости ситуации добавляла жуткая жара, спрятаться от которой было просто негде. И когда отправилась купить воды, милиционеры сообщили, что могут и не пустить меня обратно. Тут я не выдержала, набрала побольше воздуха в легкие — и улыбнулась. Не могу сказать, что после этого мир немедленно расцвел новыми красками, запели птицы и повеяло морской свежестью, но, по крайней мере, по возвращении препятствий мне никто не чинил.

Вечером этого трудного дня я решила побаловать себя нефильтрованным пивом и, стоя в очереди, рассеянно и уже почти по привычке улыбнулась парню, стоящему впереди. Он среагировал моментально (впрочем, возможно, причиной было и мое экстремальное декольте). «Жарко?» — участливо спросил он. Я кивнула. «А у нас в машине кондиционер! — просиял молодой человек. — Если что, мы — там!»

Кондиционером, к счастью, был оборудован и «Сапсан», на следующий день доставивший меня в культурную столицу нашей родины Санкт-Петербург. Несколько дней мне предстояло посещать фестиваль документального кино, причем не только смотреть это самое кино, но и брать интервью у режиссеров. Один из первых фильмов идеально лег в тему. История цыгана Бинго, нелегального эмигранта, за копейки ломающего в Голландии чужие дома в надежде когда-нибудь построить собственный — обязательно на берегу. Все невзгоды Бинго преодолевал в соответствии с заветом дедушки: «Фортуна — очаровательная женщина. Тебе нужно соблазнить ее своей улыбкой». С этим настроем я отправилась на первое интервью — с французским режиссером Жаком Клузо, который четыре с лишним года с компаньоном снимал кино об океанах. Несмотря на долгое пребывание в отдаленных точках планеты, режиссер ничуть не утратил навыков общения и начал улыбаться, едва только я села за его столик. В итоге мы проговорили куда больше отпущенного времени и беседовали уже на смеси английского и французского, поскольку переводчик убежал на другое интервью. Напоследок я рассказала Жаку о русской «пти шьен» по имени Рэсси, которая спасала голубого кита Нектона. Он был впечатлен.

К тому времени я настолько привыкла улыбаться, что даже стала различать виды улыбок по методу их воздействия. Скажем, в примерочной улыбкой можно подозвать девушку и попросить принести другой размер. На улице улыбкой можно остановить прохожего — спросить дорогу. В итоге я так наловчилась, даже смогла улыбкой выключить в такси кондиционер, из которого дуло слишком сильно. Без единого слова! Впрочем, может быть, стоит принять во внимание, что дело было в Питере, а не в Москве.

Я ТАК НАЛОВЧИЛАСЬ, ЧТО ДАЖЕ СМОГЛА УЛЫБКОЙ ВЫКЛЮЧИТЬ КОНДИЦИОНЕР В ТАКСИ

Великий клоун Слава Полунин в одном из интервью сказал недавно: человека нужно учить использовать в своей повседневной жизни культуру карнавала, культуру дураков — как опору. В принципе, все это вполне свойственно нашим соотечественникам — даже если они используют карнавальные атрибуты неосознанно.

К примеру, поздно вечером в вагоне метро я оказалась напротив двух дам весьма солидной наружности, тем не менее остановивших выбор на мини. Голову одной украшали фиолетовые синтетические кудри. Другая предпочла розовый цвет. Такие парики обычно покупают в День города или на футбольный матч. Я решила выразить восхищение и широко улыбнулась дамам. Ни один мускул не дрогнул на лицах фей, зато в ответ мне просияло двухлетнее дитя из коляски по соседству.

Впрочем, бывает и наоборот — я улыбнулась ребенку на руках добропорядочного отца семейства, с которым вместе ехали в лифте, вместо него немедленно разулыбался папа. В лифте сразу же установилась атмосфера любви и взаимопонимания, даже обмен репликами об этаже с его женой приобрел характер интимной доверительной беседы.

«Как ни странно, иногда труднее всего улыбнуться близкому человеку, порой не удается сделать это годами, — подруга Надя, впечатленная моим экспериментом, поделилась личным опытом. — Мои отношения с бабушкой долго были очень напряженными. Однажды я приехала поздравить ее с днем рождения. Мы уселись на балконном солнецепеке под сенью огуречной листвы: поговорить за жизнь. Как обычно, беседа закончилась скандалом — еще и из-за отказа от праздничных котлет. В сотый раз пришлось повторить, что не ем мяса. Эту ситуацию давно пора было менять, и вскоре я отправилась к бабушке с твердым намерением улыбнуться ей, несмотря ни на что. Открыв дверь, она подозрительно посмотрела на меня снизу вверх и поинтересовалась: «Что, жениха нашла наконец?» Мы с дедом дружно расхохотались. Утерев слезы, расслабленно чмокнула бабушку и призналась себе, впервые за многие годы, что рада ее видеть. А в награду за смелость получила на завтрак салат вместо котлет.

Улыбка — один из лучших способов спровоцировать человека на неожиданную реакцию, чаще всего приятную для тебя. За дни эксперимента я привыкла улыбаться всем подряд. С улыбкой брала листовки, которые раздают у метро, с улыбкой же отвергала их. Особенной популярностью я стала пользоваться у торговцев на рынке у дома и даже однажды удостоилась трех бесплатных абрикосов впридачу к килограмму помидоров. Апофеозом стало происшествие в метро. На протяжении нескольких перегонов задумчиво улыбалась какому-то юноше в очках, размышляя о совершенно посторонних вещах. В итоге он подошел и робко взял меня за руку. Тут я опомнилась. Переустройство личной жизни все же не входило в мои планы, вполне достаточно было и абрикосов.

Похожую историю рассказала мне коллега, решившая побороть в себе ксенофоба: «Я настроилась увидеть в нашем дворнике-таджике дорогого гостя. Начала с того, что в течение трех дней громко и радостно говорила ему: «Доброе утро!» Сомнения посетили меня вечером второго дня: вместо одного мне улыбнулось пятер мужчин в оранжевом, сидящих кружком вместе с моим дворником. Вечер третьего дня вернул меня с небес на землю. По разгоряченному московским летом телу пробежал холодок: дворник ждал у двери моей квартиры…»

Но если не принимать во внимание такие забавные недоразумения, я всем советую улыбаться как можно чаще. Начать можно даже с полумер. «У меня стандартно на лице полуулыбка, — слышу я от еще одной подруги. — Я ее ношу. Не то чтобы это настоящая улыбка, но прокатывает. Считаю делом чести. Все косые, кислые лица на улицах меня раздражают».

Думаю, после этого эксперимента меня, обновленную, смело можно отправлять на Сицилию. Не помню, растут ли там абрикосы, но на парочку бесплатных апельсинов я рассчитывать могу!

Полина Сурнина

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить