Угадай, что объединяет этих мужчин

Посмотри внимательно. Как думаешь, что у них общего? Возраст? Семейное положение? Социальный статус? На этот раз мы придумали действительно сложную загадку.

Угадай,  что объединяет этих мужчин

Посмотри внимательно. Как думаешь, что у них общего? Возраст? Семейное положение? Социальный статус? На этот раз мы придумали действительно сложную загадку. И все, что бы ты ни предположила сейчас, будет верным лишь отчасти. Правильный ответ ты найдешь на следующих страницах!


АЛЕКСАНДРДМИТРИЙДМИТРИЙДЕНИСЕВГЕНИЙ

ЭТИХ МУЖЧИН ОБЪЕДИНЯЕТ ТО, ЧТО ВСЕ ОНИ…
…МАСТЕРА ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЯ И В СВОЕЙ РАБОТЕ ИСПОЛЬЗУЮТ ГРИМ И КОСМЕТИКУ!


Серебряный,
или Сильвер

ЖАНР
МИМОНАДА,
FIRESHOW

Мистик
ЖАНР
КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ФОТОГРАФИЯ
Красный
ЖАНР
КЛОУНАДА
Белый
ЖАНР
ИМПРОВИЗАЦИЯ
И КЛОУНАДА

Танго —
красное&черное

ЖАНР
СИНХРОБУФФОНАДА
И ПАРОДИЙНОЕ ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ


Александр (Гера) Кириллов, 27
КЛОУН-ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ


«Серебряный работает в жанре мимонады — пантомима плюс клоунада. А родом он из семейства уличного театра „Огненные Люди“. У меня там есть еще один любимый образ — Спичкин, керосиновый король. Он все время в огне, Серебряный же использует его в малых дозах. Серебряный — трубочист, авантюрист, благородный проходимец. Его можно увидеть при входе в казино, на свадьбах — он сопровождает молодоженов, на детских фестивалях.
Грим в процессе перевоплощения играет важную роль! Стоит мне нанести последний штрих, как вдруг становятся возможны не свойственные мне в обычной жизни действия. А главное, меняется мышление. Часто во время перформанса не я думаю, что сделать дальше, а мой персонаж. Что-то выходит изнутри, наверное, именно это и называется творчеством.
Первым моим гримом была простая сажа. Когда жонглируешь огнем, волей-неволей пачкаются руки, вскользь задеваешь лицо. И появляются естественные узоры — как у кочегара. Я стал развивать эту концепцию, что-то придумывал сам, советовался с гримерами. Но замечу, что для меня грим — не самое главное. Это лишь одна из опций моей работы. К тому же я директор нашей компании, мне приходится заниматься всеми оргвопросами, поэтому обычно переодеваюсь и гримируюсь буквально в последнюю минуту перед выходом.
Все мы, люди, похожи, поэтому мало друг другу интересны. Но если вдруг мимо пройдет кто-то необычный, вы его тут же заметите! Вот грим как раз и позволяет обычному человеку стать немного инопланетянином и привлечь к себе внимание. Когда проходили выпускные балы, у нас было много выступлений, и я перемещался по городу в автомобильных пробках на скутере. Реакция? Мне махали из соседних машин, фотографировали, спрашивали, кто я и откуда. Люди улыбались, общались, включались в игру!
В наше время — век тотальной рекламы и медиатехнологий — людям хочется чего-то искреннего, настоящего. И мой Серебряный помогает на миг отвлечься от реальности и поверить, что сказочный мир все-таки существует. Как старатели в поте лица ищут золото, так мы, уличные артисты, как искры, высекаем улыбки. Приятно быть причастным к этому волшебству!»



Дмитрий Туманов, 27
МОДЕЛЬ


«У меня в багаже довольно много образов — работа с разными модельерами, фотографами и режиссерами подразумевает это. Были как радостные и нейтральные, так и мрачные, готические. Последних, правда, больше.
Я отлично помню свою первую фотосессию и первый макияж. Мне было 15. Снимал известный фотограф Владимир Телепнев-Клавихо. Первый образ — с уклоном в английскую готику: выбеленное лицо, затемненные глаза. Второй — глэм-готика, темные румяна. Тогда еще снимали преимущественно на слайды. И ожидание, как это будет выглядеть на выходе, вносило весомую долю авантюризма и нетерпения. Съемка получилась очень необычной.
Косметика — это данность моей профессии. Когда сажусь в гримерное кресло перед съемкой, полностью доверяюсь визажисту. В этот момент я как холст в руках художника. Единственный момент, когда могу вмешаться, — это когда точно знаю, что у меня на данное средство возможна аллергическая реакция. Если нет, никогда не скажу: „Нет, зеленые тени не надо, лучше синие“.
Макияж — неотъемлемая составляющая модельного бизнеса. И неважно, идет речь о фотосъемке или выходе на подиум, о мужчинах или девушках. К тому же использование косметики позволяет не только дополнить образ, но и скрыть дефекты кожи (из-за бритья у мужчин они нередки), усталость, „подарить“ коже свежий вид, оттенок загара — вариантов масса.
Конечно, я интересуюсь новинками и вообще стараюсь следить за бьюти-тенденциями. Да и на мимо проходящих девушек смотрю не „в общем“, а детально — обращаю внимание на макияж: как он выполнен, что интересного. Знаю я и как ухаживать за кожей, как снимать косметику. Но в данном случае это опять же просто нюанс моей профессии. Думаю, здесь уместна аналогия: программист должен не только знать, как написать программу, но и уметь удалить ее с жесткого диска.
Я занимаюсь не только модельным бизнесом (по образованию я юрист, имею кандидатскую степень), но именно он позволяет мне быть разным, актерствовать. Потому что каждый показ или фотосессия подразумевают оригинальную концепцию. И ее надо донести до зрителя, отыграть, раскрыть.
Москва — эклектичный город. Здесь есть и прогрессивные, и консервативные люди. Конечно, мне случалось переезжать с места на место в макияже (с показа на after-party). Реакция прохожих? От равнодушной до смешков. Хотя в Москве, признаюсь, в ярком образе я не рискну вечером спуститься метро — небезопасно. В Нью-Йорке, где я жил и работал два года, это было проще. А здесь лучше поймаю машину…»



Дмитрий Аросьев, 25
АКТЕР, МАГИСТР ТЕАТРАЛЬНЫХ ИСКУССТВ


«Я работаю в разных актерских жанрах, в том числе и в клоунаде. У меня несколько комических образов. Есть некий Иван Иванович — это сосед, через этот образ я чувствую единение со всей нашей необъятной страной. С ним мне всегда хорошо, комфортно. Еще у меня есть романтический персонаж Жан Поль. А сегодня я — Красный.
Красный уместен на дне рождения, корпоративной вечеринке, детском празднике. С ним я ездил во Францию, на Авиньонский театральный фестиваль. В рамках уличного перформанса он смотрелся очень органично.
Красный — спонтанный провокатор. С окружающим миром пребывает в странных отношениях: каждый раз как бы невзначай щелкает кого-то по носу, иронизирует. Ну, например, если человек считает себя боссом (потому что занимает начальственное кресло), а по сути никакой он не босс, вот ему Красный запросто может на это указать. Находясь в его образе, я не боюсь подшучивать над зрителями, и знаете, все сходит с рук! Красный не болтлив, наоборот, часто молчалив, но всегда наблюдателен.
Перевоплощение позволяет на время стать другим человеком. И лично для меня это самое ценное, что дает мне профессия актера. Причем каждый образ изменяет артиста не только внешне (он становится толще, надевает очки, приклеивает бороду), но и внутренне. Конечно, немаловажную роль играет и грим. Это все равно что надеть маску! Ничего общего с украшательством косметикой. В моем образе на равных с гримом работают и костюм, и шапка, и красный шарф — все это создает Красного. Впервые грим я нанес, когда мне было 7 лет и я учился в вольдорфской школе (в этих школах нет оценок и экзаменов, большое внимание уделяется творческому развитию ребенка), занимался в театральном кружке и в одном из спектаклей играл Шута. Тогда я впервые осознал, насколько роль владеет человеком: в день выступления я приболел, но стоило выйти на сцену, как болезнь прошла.
Я все время в поиске новых решений для своих образов. Внимательно смотрю на других актеров, их костюмы, движения, грим. Красный у меня живет очень динамично, я не разрешаю ему застаиваться. Возможно, поэтому он нравится зрителям и его всегда встречают улыбками! В такие моменты я особенно остро чувствую, что выбрал профессию очень правильно: мало того что она мне самому многое дает, так я еще и приношу людям радость».



Денис Васильев, 31
АКТЕР


«Меня часто спрашивают, как зовут моего персонажа. Отвечаю: кого хотите видеть, тем и буду. Фантазия у людей работает отлично: называли и осликом, и молью. А кто-то ангелом. У всех разное восприятие. Главное, что чаще видят что-то позитивное. Я же зову его Белым. Он такой надоеда, вечно всех цепляет, пристает. Он немножко нагловатый, даже хулиганистый, но в душе ранимый и стеснительный. Он мало говорит, как правило, сразу действует: выхватывает у зрителя коньяк, потом присаживается ему на плечо (здесь надо пояснить: я работаю на почти полутораметровых ходулях и благодаря им очень высокий), занюхивает волосами и спрашивает: „Закурить не будет?“ Или стащит сумочку у женщины и бросится с добычей наутек гигантскими шагами. Или вдруг крикнет: „Хлопайте!“ — требуя у зрителей аплодисментов. Что он сделает в следующую минуту, предсказать невозможно — у нас каждое шоу отличается от предыдущих. Мы, уличные артисты, работаем в жанре импровизации, у нас есть общая схема действий, но детали всегда разные. И в этом ценность наших проектов. Но самое главное, кто бы ни был нашим зрителем (дети, состоятельные люди, сотрудники корпораций), абсолютно все получают позитивные эмоции. И хороводы водят, и смеются, и на ура воспринимают все наши выходки.
Белый — мой основной образ, он требует много грима. Хотя иногда может трансформироваться в Черного, Серебряного или Золотого. Но именно в какой-то один основной цвет. Яркий грим не люблю. Считаю, что для работы в жанре клоунады не обязательно надевать поролоновый нос и смешные ботинки. В этом отношении мне очень близка школа Бастера Китона — комика, завоевавшего репутацию „каменного лица“. А вообще смешить других я начал еще в детстве. Одноклассницы даже давали взятки булочками, чтобы я сорвал урок. И я либо мог заболтать учительницу, либо смешил весь класс. Что и делаю до сих пор, причем теперь мне за это еще и платят.
Вообще, чтобы войти в образ, мне совсем не обязательно наносить полный грим. Как-то во время фестиваля девушка-скрипачка, выступающая со своим коллективом, на скорую руку подвела мне глаза черным карандашом — и оказалось, что этого было достаточно для того, чтобы я почувствовал на лице новую „маску“. Хотя многие зрители, конечно, любят визуально зрелищные образы. Белый — тому пример. Обычно с ним все стремятся сфотографироваться, пожать ему руку. Не раз бывало, что с одной площадки на другую я переезжал в гриме, и каждый раз одна реакция прохожих — удивленно-радостная. Я, как правило, тут же им подыгрываю: если кто-то за рулем соседней машины с любопытством смотрит на меня, отыграю любопытство в ответ. А если пытаются сфотографировать на мобильный телефон, достану свой. В общем, импровизирую!»



Евгений Чекин, 31
АКТЕР ТЕАТРА И КИНО, ТАНЦОР, УЧАСТНИК ШОУ «ФАБРИКА ГРЕЗ»


«Если попробовать описать в нескольких словах, как работает наш коллектив, получится следующее: трое талантливых мужчин, интересная фонограмма, яркие костюмы, сложная хореография и актерская игра. За шоу происходит 10−15 перевоплощений (мы примеряем на себя образы звезд кино и эстрады: Лайзы Минелли, Чарли Чаплина, Глюкозы, Лаймы Вайкуле, „Бони М“ и т. д.), хотя в общей сложности в нашем багаже более 50 пародийных номеров.
В среднем переодевание происходит за 30 секунд, и каждый раз я внутренне меняюсь. Образ начинает владеть мной. По характеру я довольно спокойный и стеснительный, а надев „маску“, вдруг начинаю выплескивать энергию, о которой даже не подозревал. В обычной жизни я не бываю истеричным, хулиганистым или сексуально-эпатажным — а на сцене запросто! Причем в зависимости от номера и характера моего персонажа начинает доминировать та или иная черта. А еще замечал: бывает, едешь на выступление, настроение не очень. Но стоит „сесть на грим“, как с каждым штрихом настроение начинает меняться. На сцену выходишь уже с улыбкой. А тебе улыбаются в ответ! Мне нравится доставлять радость людям. Учитывая, что сегодня зрителей довольно трудно удивить, вызвать искренние эмоции, мне очень приятно, что нам это удается.
Знакомство с гримом у меня состоялось еще в то время, когда я учился в театральном вузе — играл роль кота Котофея Ивановича и уже тогда почувствовал магию образа. Движения сами собой становились пластичными, речь тягучей. Это удивительное ощущение! А может, все дело в том, что в каждом человеке живет много разных натур, но в обычной жизни мы показываем лишь одну и только сцена позволяет выпустить на волю ту или иную субличность?!
В шоу я пришел полтора года назад, до этого работал в мюзиклах „Чикаго“ и „Кошки“ — в последнем тоже был яркий сценический макияж. Так что я уже был готов к перевоплощениям. А вообще с косметикой у меня деловые отношения. Во‑первых, оцениваю, насколько средство хорошо смотрится, тот ли цвет-тон. Важно, как оно ложится, держится: мы испытываем очень сильные физические нагрузки, поэтому грим должен выдержать все шоу, а может даже остаться и на следующее. Такое тоже часто бывает. Рекордное количество выступлений — четыре за ночь, в канун новогодних праздников. Кое-что из косметики я покупаю сам, советуюсь с ребятами и нашим директором. Иногда и жена помогает с выбором. Оля тоже актриса, знает, какая работа стоит за внешней легкостью шоу, и всегда меня поддерживает. У нас двое детей: сыну Саше год и 2 месяца, Маше 7 лет. И дочь, кажется, в нас — на анимации в Турции ни за что не останется в зале, обязательно взберется на сцену. А дома уже не раз гримировалась… маминой косметикой. А недавно увидела мои фотографии с шоу и сильно удивилась, что папа умеет стать настолько не похожим на себя!»


КОСТЮМЫ — СОБСТВЕННОСТЬ ГЕРОЕВ.
НА ДМИТРИИ ТУМАНОВЕ: ОДЕЖДА WARLOCK
НА АЛЕКСАНДРЕ: РУБАШКА BALDESSARINI; БРЮКИ TOPMAN; РЕМЕНЬ MASSIMODUTTI; ПИДЖАК MATINIQUE.
НА ДМИТРИИ ТУМАНОВЕ: РУБАШКА MATINIQUE; БРЮКИ: STEFANEL; РЕМЕНЬ TOPMAN; ПИДЖАК CK.
НА ДМИТРИИ: РУБАШКА MASSIMODUTTI; БРЮКИ И РЕМЕНЬ TOPMAN; ПИДЖАК CK. НА ДЕНИСЕ: РУБАШКА И ПИДЖАК TOPMAN;
БРЮКИ MATINIQUE; РЕМЕНЬ CK. НА ЕВГЕНИИ: РУБАШКА BALDESSARINI; КОСТЮМ MASSIMODUTTI; РЕМЕНЬ CK


ФОТОГРАФ: АЛЕКСЕЙ ТРЯСКОВ. ВИЗАЖИСТ: ЭЛЬВИРА БОГОМОЛОВА. СТИЛИСТ: АНТОНИНА БЕРЕЗОВСКАЯ.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить