Учимся выражать свое мнение

Стоит какому-нибудь политику, ученому или артисту чихнуть, как появляются тысячи твитов, комментариев и разборов политической подоплеки и степени художественности чиха. Живи Декарт сейчас, прочитав с утра френдленту, он бы сказал: «Я имею свое мнение — следовательно, я существую».

Учимся выражать свое мнение

ИМХО

Желание человека высказаться — отнюдь не новость. Это вам подтвердят посетители афинской агоры и римского сената, а еще Марк Антоний, которого Цицерон прилюдно называл «публичной женщиной». Но Цицерон за свое мнение заплатил жизнью, а мы сейчас живем в уникальное время, когда свобода слова и мнения, как правило, не несет последствий даже для здоровья.

Особенно постарался интернет, дав возможность самовыражаться на условиях полной анонимности. Если лицом к лицу с оппонентом мы понимаем, что за мнение придется отвечать (причем иногда в буквальном смысле лицом), то в Сети необходимость фильтровать слова отпадает. Самые воспитанные добавляют к своему высказыванию ИМХО, забывая, что этот акроним обозначает «по моему скромному мнению» (англ. IMHO — in my humble opinion). В результате, скромного в их мнении — ровным счетом ничего. Опять же благодаря интернету появилась масса источников информации, и теперь любой человек с незаконченным и даже не начатым высшим, случайно прочитав статью в популярном журнале, способен почувствовать себя экспертом в любой области: от политики до живописи прерафаэлитов.

Однако желание вставить свои пять копеек по любому поводу объясняется и более глубокими причинами, чем разнообразие площадок для выступления (форумы, блоги, социальные сети, собственная кухня, наконец), безнаказанность и легкий доступ к информации.

Беда в том, что все эти «А вот мне почему-то кажется» совсем не безвредны

«Склонность к тому, чтобы выражать мнение по поводу и без, формируется в раннем детстве», — объясняет трансактный аналитик Маргарита Кузнецова. — Воспитывая ребенка, родители комментируют его поведение, не спрашивая, хочется чаду это слышать или нет. Позже дети, играя, начинают «воспитывать» кукол или игрушечных солдатиков. Но когда ребенок становится старше и пробует поучать других детей, он получает в ответ агрессию. И со временем понимает, в каких ситуациях уместно быть Родителем по отношению к собеседнику (объяснять, критиковать, давать советы), а в каких — нет. Правда, понимают это не все. Некоторые игонорируют мнение других, поэтому и не могут выйти из позиции Родителя".

Будет тебе наукой

В прошлом году влиятельный научный журнал Popular Science, первый номер которого вышел больше ста сорока лет назад, официально объявил, что отключает комментарии к статьям на сайте. И хотя редакция политкорректно заверила, что приветствует дискуссии, а замечания читателей отличаются глубиной и пониманием вопроса, все равно между строк читался отчаянный крик: количество безапелляционных доморощенных экспертов просто зашкаливало.

Казалось бы, что в этом страшного? Ну захотелось домохозяйке из Арканзаса порассуждать на тему генной инженерии, пусть человек выскажется. Но беда в том, что все эти «а вот мне почему-то кажется» совсем не безвредны.

Исследование, проведенное Университетом Висконсина выявило: эмоционально окрашенные, категоричные мнения способны изменить восприятие текста.

Для описания активности читательской аудитории в интернете часто используют Правило одного процента (89:10:1 — отношение пассивных читателей к комментаторам и к собственно создателям контента). Но, как рассудили в Popular Science, комментарии влияют на общественное мнение, которое, в свою очередь, формирует государственную политику. А именно люди в кабинетах решают, какие исследования получат гранты для дальнейшей работы.

Гэри Олсон, будучи деканом одного американского колледжа, рассказал такую историю: «Идет лекция по философии для младшекурсников. Через двадцать минут объяснения основ философии Фуко один из студентов насмешливо фыркает: «Ну, это всего лишь мнение. Я с ним не согласен!» Преподаватель пытается объяснить: двадцати минут недостаточно для оценки философского учения. Студент не сдается: «Каждый имеет право на мнение, и мое заключается в том, что Фуко не прав!»

К сожалению, сторонники свободы слова часто забывают, что любому Мнению должно предшествовать Знание. И это главная проблема большинства любителей высказаться.

Вошел в роль

Есть расхожее мнение, что большинство «экспертов в области всего» — товарищи с целым букетом комплексов. И это недалеко от истины. Процессуально-ориентированный психотерапевт Ольга Подольская называет этот эффект «синд­ромом вахтера»: «Таким образом люди пытаются компенсировать комплекс неполноценности». Она предлагает взглянуть на проблему с точки зрения «треугольника Карпмана» — социально-психологической модели, описывающей проблемные роли в отношениях между людьми. Согласно треугольнику, человек может выступать в одной из трех ипостасей: Спасатель, Преследователь и Жертва. Периодически переключаясь с одной на другую. Чаще всего это «колесо Сансары» начинается с роли Спасателя: «Сейчас я вам расскажу, как правильно жить». И если аудитория не спешит с аплодисментами, то Спасатель превращается в Преследователя, готового нести благую весть, несмотря на агрессию со стороны неблагодарной публики.

Двадцати минут недостаточно для оценки философского учения

Ради чего это затевается? «Каждая роль несет вторичную (неосознанную, неявную) выгоду, — объясняет Ольга Подольская. — Такая позиция дает возможность не заниматься своими проблемами, а только поучать. Разумеется, если у тебя есть капля здравого смысла, то ты возразишь, что эта вторичная выгода какая-то невыгодная. Но! Даже остановившиеся часы дважды в сутки показывают правильное время. Так и человеку с его непрошеным мнением иногда удается не спровоцировать агрессию, а получить вежливое «спасибо». Это служит достаточным поводом для того, чтобы и дальше не заниматься своей жизнью, а продолжать «спасать» окружающих». Жертве такие отношения тоже выгодны, они дают возможность свалить вину за свои неудачи на других.

Спасибо, до свидания

Многие думают, что вместе с правом иметь мнение они автоматически приобретают право заставлять других выслушивать его. И хорошо, если речь идет о том, что фисташковое мороженое вкуснее ванильного. Твоя позиция будет интересна хотя бы продавцу холодного лакомства. Остальные могут сказать: «О вкусах не спорят," - и свернуть дискуссию. Но что делать с тетенькой на автобусной остановке, которая свято уверена, что тебе необходимо узнать ее мнение о вреде слингов для твоего ребенка?

Психолог-консультант Елена Мжельская призывает нас видеть несколько уровней в любом мнении: форму, эмоциональный посыл и рациональную составляющую. Твоя задача — научиться не выплескивать эмоции, реагируя на форму (безапелляционный тон) или агрессивный посыл («Ты не знаешь и не понимаешь, поэтому слушай меня»). «Можно произнести про себя: «Меня провоцируют, но мне моя энергия нужнее». А на внешнем уровне вежливо сказать: «Спасибо, что поделились своим мнением». Когда ты научишься сохранять свою энергию, сможешь распознавать и рациональную часть. Вредную информацию — отсеивать, а полезную — принимать к сведению».

Можно выделить три основных способа выражения своего мнения

  • Пассивность
    Такой человек боится конфликтов, не слишком уверен в себе и считает собственное мнение неважным для окружающих. Он не станет ввязываться в спор. Равнодушие — опасное проявление пассивности.
  • Ассертивность
    Золотая середина — спокойная и доброжелательная уверенность и свободное выражение мнения без ущемления чужих интересов. Если подкреплена компетентностью, ей вообще нет цены.
  • Агрессивность
    Агрессор живет по принципу «хорошими делами прославиться нельзя». Его отличает стремление активно навязывать свою точку зрения и без причины унижать и оскорблять собеседника.
 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить