Ты же девочка! Алина Фаркаш о том, как дискриминируют женщин, не замечая этого

Дискриминация девочек и женщин настолько обыденное явление, что мы часто даже не замечаем, как нас дискриминируют. Мы просто пытаемся оправдаться за эту дискриминацию — так, словно мы в чем-то виноваты. Хотя это вовсе не мы.

Ты же девочка! Алина Фаркаш о том, как дискриминируют женщин, не замечая этого

Я знаю несколько таких случаев, тех, что еще, наверное, десять лет назад в нашей стране казались невозможными: дети нескольких моих знакомых женщин после развода остались с отцом. Никто из отцов не был миллионером или олигархом, и истории были разные: в двух случаях родители судились не на жизнь, а на смерть — и отец выиграл. Не потому, что мама была алкоголиком, наркоманом или негодной матерью. А просто потому, что, например, дети жили в квартире отца, ходили в ближайший к дому садик или школу, за ними ухаживала любящая и любимая бабушка, а работа папы позволяла проводить много времени с ребенком и возить его в какую-нибудь дальнюю спортивную школу. В некоторых случаях родители договаривались сразу и мама добровольно становилась воскресной мамой.

В любом случае дети довольны, отлично развиваются, любят обоих родителей, проводят с мамой все каникулы и выходные, нередко встречаются и куда-нибудь ходят вечером на неделе, каждый день много болтают по телефону, мамы платят алименты, возят по врачам, покупают одежду и оплачивают всякое дополнительное счастье.

Если бы так поступал разведенный отец, то общественность бы рукоплескала. А, возможно, даже и жалела бы несчастного, на котором так ездит бывшая жена с «бывшим» ребенком.

Но с женщинами все иначе! Их, ужасных матерей, бессовестных кукушек, осуждают все — от собственных родителей до ближайших друзей. О них шепчутся, им приходится вечно оправдываться, даже перед незнакомцами: почему их дети живут с папой? Что с тобой не так? Как ты могла это допустить?! Даже если, допустим, папа по объективным причинам может обеспечить ребенку уход и образование гораздо лучше, чем мама.

В обществе так много подобной дискриминации, что часто мы даже не замечаем ее. Она нам кажется настолько естественной, настолько «предусмотренной природой», что мурашки по коже. Когда моего сына-второклассника девочка дразнила за кривые зубы, я позвонила маме той девочки и попросила ее поговорить с дочкой. Мама очень извинялась и говорила, что им тоже предстоит надеть брекеты, поэтому девочка обращает излишнее внимание на чужие недостатки. Когда девочек-третьеклассниц в школе моей знакомой их одноклассники начали дразнить «проститутками» за короткие юбки и кокетливые блузки с оборками и воланчиками — девочки стали носить длинные юбки, брюки и рубашки мужского фасона. Знакомая рассказывала, как ее дочка плакала, когда родители купили ей на новый год красивое пышное платье. Боялась мнения мальчиков — и в результате пошла в джинсах и клетчатой рубашке. Чтобы точно не оказаться «проституткой». Родителей ситуация в классе безумно возмущала, но что они могли поделать? Третьеклассница не в состоянии противостоять «общественному мнению». А попытки поговорить с мамами мальчиков выливались в разговоры о пользе девичьей скромности.

Когда мой муж уехал с детьми в командировку на месяц, куча знакомых восхитились тем, какой он невероятный герой. Он, несомненно, герой. Но никто не называл меня героем, когда я оставалась одна с двумя детьми и водила их по садам, кружкам, поликлиникам и школам. Ну просто потому, что для женщины это естественно. Поездки по кружкам и совмещение работы, детей и домашнего хозяйства — вписаны в ее ДНК.

До сих пор некоторые мои подруги страдают, что хочется постричься (покраситься, сделать пирсинг или татуировку), но «муж не разрешает». На полном серьезе! И это не забитые домохозяйки без собственных средств к существованию. Это нередко директора больших компаний, бойкие пиарщицы и веселые художницы. Я пытаюсь представить, как я бы запрещала мужу, например, носить бороду или заставляла бы его надеть сережку в ухо (ему пойдет!) — и мой мозг мгновенно взрывается. Его тело — его дело.

Или я миллион раз слышала разговоры женщин, которые долго-долго не могут забеременеть, прошли все возможные проверки, операции и прочее — а сперму мужа так и не сдавали на анализ! Хотя это самый простой, самый дешевый и самый очевидный анализ, который во всех странах при бесплодии делается первым. Но нет: муж считает, что у него все хорошо и с ним точно не может быть никаких проблем! А попросить напрямую жена не может — ведь мужская психика настолько нежная, настолько чувствительная, он не перенесет такого анализа.

Примерно то же и со стерилизацией: я знаю женщин, которые шли на перевязку труб, потому что больше не хотели детей, но даже не заикались о том, чтобы это сделал мужчина. Хотя для мужчин такая же операция гораздо менее травматична и в большинстве случаев обратима. А главное — не грозит внематочной беременностью со всеми вытекающими.

Но оказывается предложить мужчине подобную операцию — это ужас-ужас-ужас и практически кастрация. Ни один «нормальный мужчина» на нее не согласится. И ни одна «нормальная женщина» не предложит своему мужу подобное.

Чем больше я думаю на эту тему, тем меньше мне хочется жить в мире «настоящих мужчин» и «настоящих женщин», мне хочется жить в мире — нормальных обыкновенных хороших людей. С достоинствами, недостатками, радостями и сложностями. Где детей воспитывает тот, кому лучше это удается. Где зарабатывает тот, кому это больше нравится. Где готовит и убирает тот, кто больше любит порядок, а если оба не любят — то по очереди. Где кто угодно может одеться как угодно — и не получить при этом никаких ярлыков. Потому что какая, к черту, разница, что на тебя надето, если ты при этом — отличный, веселый и надежный парень? Или девушка.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить