Ты сама?

Где кончается девичья самостоятельность и начинается женская глупость? Кто должен двигать шкаф?

Ты сама?

Где кончается девичья самостоятельность и начинается женская глупость? Кто должен двигать шкаф? (Отвечая на последний вопрос, мы насчитали как минимум три кандидатуры!)

Иногда мне кажется, что в наших замусоренных мегабайтами информации городах есть два полярно заряженных лагеря, и каждая женщина должна выбрать себе свой. В одном проживают куртизанки разного калибра — и те, чьи плечи ласкает мех соболя, и те, которым любовник каждую субботу покупает в «Ашане» тележку продуктов. В другом лагере живут подобные Амине — те, которые любую помощь, поступившую от лица противоположного пола, считают чуть ли не оскорблением.

В 90-е первых было существенно больше. Средства массовой информации, взахлеб расписывающие прелесть пляжного отдыха на острове Сен-Барт и вкусовые качества фуа-гра, будто в спину подталкивали: возьми, сожри, потребляй, ограбь. Я на всю жизнь запомнила диалог двух однокурсниц. Одна похвасталась: «А я, кажется, влюбилась с первого взгляда. Только вчера познакомилась с мужиком, и всю ночь мы занимались сексом в его машине!» Первый вопрос, который задала ей подруга, был: «Да что ты! И какой у него автомобиль?» Женщины, живущие под флагом «я сама», воспринимались чуть ли не неудачницами, неумело пытающимися перекроить феминизм под то печальное обстоятельство, что им не нашлось места под солнцем.

В нулевые все изменилось. Кажется, третья волна феминизма опоздала на поезд, идущий в Россию, но наконец добралась на перекладных, ожесточившись по пути. Лагерь «я сама» стал городом-миллионником, лагерь куртизанок вывесил белый флаг, и проживающие в нем девушки заказали себе визитные карточки: «дизайнер», «бизнес-леди», «модельер». Все сама — это здорово, принимать помощь от мужчины — это фи.

Ей хором объяснили, что от поцелуя руки до избиения книжкой «Домострой» — один шаг.

ПРИНЦЕССЫ или КОПИРАЙТЕРЫ?

Недавно я читала на одном из женских форумов показательную дискуссию. Тема была такая: «Должен ли мужчина открывать перед женщиной дверь автомобиля?» Одна простодушно написала: «Да, должен. Мне приятно лишний раз почувствовать себя принцессой». Агрессивная и многоголосая реакция на эту невинную реплику была похожа на партсобрание. «Принцессу» стыдили, внушали, что сегодня перед ней откроют дверь автомобиля, а завтра либо в паспорте напишут «жена Петрова» вместо имени (если повезет), либо вообще босую и беременную продадут в бордель. Потому что от поцелуя руки до избиения книжкой «Домострой» в переиздании — один короткий шаг. «Я не инвалид и могу сама открыть для себя любую дверь!» — писали девушки.

К слову, Амина, о которой я рассказывала в начале статьи, теперь как раз, правда временно, инвалид.

Моя знакомая Александра, журналист, однажды потеряла работу. Была весна 2008 года. Глянцевый журнал, где она работала редактором, перестал существовать. В ту весну журналистам-фрилансерам пришлось туго — без работы остались многие, вакансии никто не афишировал… Александра была в отчаянии — жила она в съемной квартире, ее пятилетняя дочь посещала платный детский сад. И в этот момент в ее жизни, как в сказке, появляется принц с визитной карточкой «генеральный директор рекламного агентства». Ее новый любовник. Нет, он не предложил ей деньги, он всего лишь сказал, что его агентству всегда нужны хорошие копирайтеры и он готов взять Александру в штат на солидную белую зарплату.

Александра возмущалась несколько недель — рассказывала об этом с пылающими от негодования щеками. Будто она была девственной кармелиткой, а он предложил ей удовлетворить орально баскетбольную сборную США.

— Но тебе же нужна работа!

— Нужна, — вздыхала Александра, — у меня последние десять тысяч в заначке. Что мы будем делать дальше — не знаю. Но как я могу пойти в офис, где будут шептаться за спиной: «Она здесь, потому что спит с шефом!»

— Но ты же хороший копирайтер!

— Хороший, — уныло соглашалась она, — если бы он не был моим любовником, я бы обеими руками ухватилась за эту работу. Но как я могу принять такую подачку? Это унизительно.

У другой моей знакомой, Наташи, однажды случился виртуальный роман. Наташа — японист, готовила диссертацию по средневековой японской поэзии и на одном форуме познакомилась с американским профессором, написавшим книгу по ее теме. Они начали общаться, он прислал ей свою фотографию, и выяснилось, что тот, кого она представляла похожим на Санта-Клауса, оказался двойником Орландо Блума. Ее письма становились все смелее, профессор не отставал, и японская сдержанная метафоричность постепенно обрела форму готового взорваться вулкана. Наташа похудела, у нее горели глаза. Каждый вечер они подолгу беседовали в «Скайпе». И вот наконец профессор попросил ее о встрече. Как и большинство российских ученых, Наташа была бедна. Как и большинство американских профессоров, клон Орландо Блума был богат. Он забронировал для нее авиабилет и номер в роскошном спа-отеле в Майами, и все это должно было распуститься в прекрасную сказку, какие редко случаются в жизни. Наташа никуда не поехала.

— Так нечестно, — сказала она, — получается, что я как бы возьму с него деньги за секс. А если он мне не понравится? Мне все равно придется отрабатывать то, что он на меня потратил?..

— Ну что за бред?! — уговаривали ее мы. — Разве купленный билет тебя к чему-то обязывает? Это же не мутный тип с сайта знакомств, вы же уже год общаетесь, ты знаешь все его данные, он просто искренне хочет сделать вашу первую встречу красивой!

Но уговорить Наташу так и не удалось. Она не хотела позволить мужчине, даже похожему на Орландо Блума, поставить под угрозу свою выхоленную «самость».

Наташу не уговорили, она не позволила мужчине поставить под угрозу свою выхоленную «самость».

ЖЕНА или НА «ОПЕЛЕ»?

Иногда мне кажется, что радикальный феминизм придумали мужчины. Едва ли суфражистки, которые в конце XIX века боролись за равные избирательные права, могли представить, что их последовательницы будут высмеивать друг друга за розу на шляпке. А вот некоторым мужчинам такое выгодно.

Недавно в семье моей знакомой, Лели, разразился душераздирающий скандал, закончившийся тем, что Леля уехала из дома навсегда. Выяснилось, что в течение двух лет у ее тихого мужа была любовница, которую тот баловал, как королеву, — возил в Рим и Лондон, дарил меха, а на день рождения купил ей автомобиль, новенький «Опель». Притом он не то чтобы Михаил Прохоров — жили они с Лелей в скромной «двушке» в Чертаново, и сама она водила подержанную «девятку».

— Но как ты не заметила?! — изумлялась я. — Неужели не видно, когда из семьи такие деньги утекают?

— А у нас был раздельный бюджет, — хлопала ресницами Леля. — Я примерно представляла, сколько Витя зарабатывает… То есть, видимо, не очень хорошо представляла, раз он так… Но мы никогда об этом не говорили прямо. Продукты покупали по очереди, и каждый оплачивал свои нужды.

— Но как же ему не было стыдно? Как он мог подарить любовнице шубу, когда жена ходит в пуховике?

— Он понимал, что я шубу не приму, — вздохнула Леля. — Мне было бы стыдно принять от мужчины подарок дороже, чем я могу подарить ему в ответ.

— Зачем же тогда семья, если ты не готова делить и делиться?

Леля развела руками.

А мне вдруг вспомнилось, как на новогодней вечеринке подвыпивший Лелин муж на вопрос какого-то гостя, а что он подарил жене, весело захохотал: «А ничего, моя жена — феминистка!» И поцеловал довольную Лелю в макушку.

Не так давно из отделения хирургии позвоночника выписалась моя приятельница Амина. Осталась она такой же бодрой, какой была до травмы, разве что пока вынуждена носить специальный поддерживающий корсет.

Она звонила мне в прошлую среду:

— Приходите на новоселье! Выйдя из этой чертовой больницы, я наконец закончила ремонт! Дурацкий шкаф все-таки передвинули, и в гостиной стало значительно свободнее!

— Ты все-таки попросила Митю? — обрадовалась я. — Сделала выводы?

— Еще чего! — сказала Амина. — То есть выводы я сделала: я наняла грузчиков. Мне необязательно просить помощи у мужика и зависеть от него. Я вполне могу позволить себе оплатить труд рабочих, потому что я взрослый, самостоятельный человек.

И тогда, вместо того чтобы начинать очередной бесполезный спор, я рассказала Амине красивую легенду.

Один человек спросил мудреца: «Смогу ли я сдвинуть с места тот камень?» Мудрец ответил: «Сможешь, но только если приложишь все свои силы». Человек очень старался, работал на износ, но сдвинуть камень так и не смог. Мудрец наблюдал за ним с улыбкой. «Что ты смеешься? — разозлился тот. — Ты обманул меня. Я приложил все свои силы, но ничего не получилось!» Тогда мудрец подошел к нему, и они вместе сдвинули камень с места. «Иногда приложить все свои силы — означает попросить о помощи!» — сказал мудрец.

Маша Царева
ФОТО: CORBIS/FOTO SA

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить