Творческое начало (коротких романов)

«Кофе в постель могу себе подать, но придется встать, одеться, приготовить, а потом раздеться, лечь и выпить», — эпохальный алгоритм одиночки, выведенный Жванецким, точно отражает мой быт сегодня.

Творческое начало (коротких романов)

«Кофе в постель могу себе подать, но придется встать, одеться, приготовить, а потом раздеться, лечь и выпить», — эпохальный алгоритм одиночки, выведенный Жванецким, точно отражает мой быт сегодня.

Автор сценария
Полтора месяца не была у парикмахера, целый месяц читаю «Сто лет одиночества», две недели прогуливаю аэробику, вчера семь часов подряд смотрела телевизор, и уже целый год изо дня в день мой иностранный мальчик-друг горячо клянется мне по телефону, что он скоро переедет в мою страну. Всего-то осталось выучить русский, и заживем мы с ним долго и счастливо. Иногда, позволив себе прервать идиллические зарисовки по телефону, я вскользь замечаю: «Русский считается вторым по сложности после китайского, его и за три года не осилишь». Информация не доходит до абонента.
Самый избегаемый мной вопрос в анкете собственного подсознания: доколе? И, словно в оправдание за нежелание задумываться над ним, я с изощренным педантизмом копаюсь в собственном прошлом. И прихожу к выводу: раньше надо было… Да, любовных стрессов раньше было немало. Были пафосные порывы и расставания… Но зато как все нескучно, как по‑настоящему! А сейчас что? Суррогат страсти по телефону?
Все-таки как-то неприлично девушке быть свободной. Одна иду в кино. По сюжету режиссер Джармуш отправляет циничного героя Билла Мюррея на поиски бывших подруг сердца. Герой стучится в их двери и видит, как изменились девушки за долгие годы разлуки.
Талантливые люди склонны препарировать собственные душевные терзания и получать с них дивиденды. Ушла женщина — сделаем из этого кино. Впрочем, подозреваю, чаще причина и следствие соединены в обратном порядке: пока ты делаешь кино, женщина уходит. Или мужчина…
Вдохновленная идеей фильма, я решаюсь отыскать былых принцев моих души и тела. Этот радикально-творческий эксперимент поможет мне оценить правдоподобность своих воспоминаний и понять, на каком этапе я ошиблась. Может, еще можно что-то вернуть?
Как по правильному сценарию, из картотеки памяти тут же выпадает карточка с именем первой школьной любви. Имя ей… а впрочем, подойдем к эксперименту по‑научному. Итак, экземпляр № 1.

Экземпляр № 1
Долго мучить телефон и бывших одноклассников по поводу дислокации объекта не пришлось — сам объект предстал передо мной на следующий же день. Цедя целебный зеленый чай, заваренный предупредительными официантками седьмой раз, в модном кафе я вдруг увидела его. Он сидел за соседним столиком и пил пиво из трех бутылок сразу, что шло вразрез с дорогим пиджаком в тонкую полоску и галстуком цвета чайной розы.
- Настасья! Настька! Это, что ли, ты? Ничего-о себе! Иди сюда!
Настька, то есть я, от неожиданности стряхнув пепел в зеленый чай, криво улыбнулась и сказала куда-то вбок:
- Слушай, может, лучше ты ко мне? Привет, кстати.
- Нет уж! Ты ко мне! Видишь сколько пива! Давай грохнем по стаканчику. Угощаю, блин!
- У меня чай. Зеленый. Сделай одолжение, присаживайся сюда сам, — прошипела я, краснея удушливой волной. Гламурные обитатели кафе явно заинтересовались разыгравшейся сценкой.
Зацепив пальцами одной руки все три сосуда с пивом, моя школьная любовь надвигалась на меня, демонически подмигивая и снося на своем пути стулья с гламурными посетителями:
- Вот. Давай выпей-ка, не стесняйся! Я сейчас прямиком из казино. Проиграл пять штукарей. Недавно «бэху» свою разбил, ну да ладно, бабки будут скоро, новую куплю. Я тут в банк перевелся. Еврики только так отстегивают. Недавно с друзьями в Крушавель мотались…
- Куршевель, малыш.
- Да? Ну без разницы. Знаешь, сколько за путевку отдали? По две штуки «бакинских» с носа!
Милый мальчик с персиковым пушком над губой, в смешной курточке с капюшоном и надписью U.S.A., дерзкий и робкий одновременно, ты ли тот, кого я вижу сейчас?!
Пиво из трех бутылок все никак не кончалось гламурные посетители, скукожившись от громогласных повествований моего визави, красноречиво поглядывали в нашу сторону, содержательный монолог самого визави подходил уже к 37-й странице печатного текста, а мой запас толерантности — к концу. Далее последовали пьяные слезы «настоящего мужчины», матричные потоки цифр, перевод их в конвертируемые единицы и попытка убедить меня в необходимости срочно бежать с ним. В казино. «Сейчас возьмем фишек. Выиграем кучу денег. Вискарика выпьем, а?»
Наконец, наслаждаясь минутами долгожданной приватности в такси, я ехала домой, где меня ждал свежезаваренный зеленый чай перед сном.
…А как тогда поскрипывал костер, пахло дегтем и медом, звезды в небе горели на все 150 ватт, мы слизывали терпкий сок из ранки березы и целовались, как дураки. Ты помнишь?

Экземпляр № 2
Ранней весной всегда мечтаешь о любви и Европе. Прогулку по Монмартру в развевающемся кашемировом пальто в этом году я позволить себе не могу. А вот послушать джаз в арт-подвале «Под баранами» в любимом Кракове мне по силам…
В бесконечном ожидании, когда наконец сменят колеса поезда на границе, не надеясь на ответ, пишу sms экземпляру № 2, обворожительному шляхтичу, больше всего в жизни любящему женщин и антиквариат.
Я, угловатая студентка филологии, была на стажировке в незнакомой стране, пыталась говорить на польском языке, ходила на вечеринки в честь Боба Марли, иногда флиртовала с соседями по общаге, молодыми людьми с дрэдами, пирсингом и двумя курсами философского факультета за спиной. И тут появился он — пан! Имитация старинного жабо, кольцо с инкрустацией из кусочков философского камня (тогда я была в этом уверена), само воплощение галантности и шарма. «Пани позволит пригласить ее на чашечку зеленой хербаты?» Двадцатилетняя «пани» в стоптанных кроссовках смутилась, попыталась вспомнить хотя бы слово по‑польски, сломала от волнения элегантную герберу, только что ей преподнесенную, и наконец выдавила: «Прошу пана».
А потом были путешествия по Европе, романтичные подарки в виде золотых именных часиков, принадлежавших какой-то русской графине, завораживающие рассказы о мире старинных вещей и стихи Адама Мицкевича на самой вершине горы в Татрах. Испортила этот водоворот романтики одна досадная мелочь — существование законной пани Антиквариат.
…На мое удивление, sms не осталось без ответа и последовало предложение встретиться в Кракове, как всегда, за чашечкой зеленой хербаты.
На свидание экземпляр № 2 пришел в белоснежной рубашке с изысканным кашне и букетом лилий. «Для пани», — пояснил он, вручая лилии. Я, уже не студентка филологического факультета, но взрослая девочка, почувствовала, как меня снова окутывает облако обаяния и аромата Lalique, и зарделась, словно юная героиня баллад Мицкевича. После потрясающих историй о дальних странствиях, сокровищах ацтеков и зное аравийских пустынь последовало очередное увлекательное предложение:
- Я снял милый номер в отеле неподалеку. Пани обязательно должна зайти посмотреть аутентичные кованые рамы для зеркал. Право слово, они дивные!
Чашу весов, на которой находились все накопленные обиды и девичьи слезы по поводу любовного треугольника, перевесила чаша, из которой очарование и мед эпитетов лились через край. Я уже была готова уступить непреодолимому желанию, как вдруг полифонической фугой Баха взорвался мобильный телефон моего пана.
- Ты приезжаешь в Краков, дорогая? Нет, нет, я в музее Чарторыжских, смотрю на бессмертное творение Леонардо «Дама с горностаем»! Как ты могла подумать что-то иное? Безусловно, я тебя встречу через час на вокзале!
Сияние страсти на лице поклонника Леонардо трансформировалось в напряженные складки на лбу. Я поняла, что уже никогда не увижу аутентичных кованых рам в отеле неподалеку. Пигмалион моих студенческих дней внезапно заторопился, быстрыми глотками допивая вторую чашку своей хербаты:
- С разрешения пани я сейчас заберу с собой этот букет белых лилий. Но, клянусь, вечером пани доставят букет свежих голландских тюльпанов.
Непонятно за что извинившись (наверное, за свое непроизнесенное согласие на экскурсию в номер отеля), я послушно отдала злосчастный букет, еле удержавшись от того, чтобы сделать книксен. О великая сила обаяния!

Коко ШанельТы одинока, потому что талантлива? Или талантлива, потому что одинока? Трудно отличить причину от следствия… У признанной императрицы моды было множество любовников. Причем чаще всего она выбирала на это почетное место самых известных и богатых людей, связь с которыми придавала Коко особый шик и вызывала интерес к ней в светских кругах. Одним из ее увлечений был русский князь Дмитрий Павлович, но и его она бросила ради другого, более богатого и царственного. Она пользовалась мужчинами,
брала у них деньги в долг, забывала их, бросала, наплевав на благодарность. Это был ее стиль, и ей нравилась такая жизнь. Волнения и страсти вдохновляли ее на создание новых моделей,
новых взглядов на моду, которые
перевернули мир красивых женщин.

Экземпляр № 3
Дьявольщина какая-то! Мой эксперимент продолжался уже независимо от меня. Вскоре по приезде из Польши вижу себя в зеркальном отражении — с телефоном в руке и недоумением на лице:
- Прости, тебя не слышно. Что, командировка? Завтра приезжаешь из Питера?
- Да, девочка моя. Завтра! Знаю, соскучилась. Я тоже, кролик. Ну, значит, остановлюсь у тебя! У нас вся ночь впереди: креветок наварим, поболтаем, ну потом, это самое, вжик-вжик, как в старые добрые времена! — Слышу сдавленное хихиканье расшалившегося 120-килограммового мужчины.
- Под «вжик-вжик» ты, конечно, подразумеваешь «разъедемся по домам»? Вернее, ты поедешь в аэропорт или к своей тете Альбине, а я лягу спать. Мы вроде как не виделись года два. Или три?
- Ее зовут Алевтина, пупсеныш, сколько раз можно тебе повторять! Ну раз ты не настроена предаться любви, то просто поболтаем! На чай я могу рассчитывать?
- На чай можешь. Зеленый.
После продолжительного ультразвука дверного звонка на пороге моей квартиры, проступая по частям сквозь дым сигары, образовался силуэт любви питерского периода моей жизни. Последний лот любовной лотереи прошлого.
Бухнув на стол веселенький пакет с нарисованным снеговиком (апрель месяц, между прочим), мой питерский друг грациозным жестом извлек из него расчлененную селедку в пластиковом контейнере, хлеб с отрубями, творожную массу с курагой и бутылку красного вина «Исповедь грешницы».
- А креветки ты потерял по дороге?
- Не в этом суть, бобрик! Суть в том, что жизнь снова свела нас вместе. Доставай бокалы, отметим воссоединение наших душ! А если серьезно, я думал о тебе… — Патетическая пауза. — Не могу до конца вырвать тебя из своего сердца! А где нож, хлебушек нарезать? Так вот я правда очень тепло о тебе вспоминаю, ты всегда была теплая, ароматная (зал рыдает). Черт, забыл сметану купить для творога!
- Предлагаю ограничиться канапе с селедкой. Как у тебя с работой?
- Неплохое винцо, кстати, не марочное, конечно, но зато со скидкой взял. А с работой все нормально. Начальство вручило «девятку», подержанную, но ходит хорошо, назначили начальником отдела, в управлении уже три человека, снял вторую комнату в коммуналке. Живем-с. Скоро повышение, и тогда — привет!
Что таило в себе неоднозначное «привет», я так и не узнала, зато счастливый обладатель подержанной «девятки» обстоятельно изложил историю союза с новой подругой жизни, не забыв упомянуть и о мотивации союза, которая состояла в тарелке супа с клецками (почему с клецками?) после работы, раздельной плате за съем расширившихся апартаментов и совместного разгадывания кроссвордов после вечерних утех перед сном.
- Да, она неяркая женщина. — «Грешница» распаляла дух рассказчика. — Это только тебя всегда не устраивали обычные пельмени. Нужно было в дикий мороз тащиться на какого-то Льва Додина. А с ней спокойно. И носки всегда чистые, между прочим.
- И даже одинаковые, я заметила.
- Вот ты все язвишь. А ведь тебе уже двадцать семь лет, а Германна все нет.
Произнеся этот приговор-аллюзию, мой экземпляр № 3 принялся крошить вилкой творожную массу с курагой, рассуждая о целебном эффекте диеты.
У заснеженного Исакия он читал мне вслух Мураками (помню синюю обложку): «Обязательно нужно танцевать. Так, чтобы все на тебя смотрели. Пока играет музыка — танцуй!»
- Давай потанцуем прямо здесь, я принес тебе нарцисс.
- Ты что, теперь же зима.
- С тобой всегда весна. А пойдем есть пышки с сахарной пудрой и пить из граненых стаканов разбавленный кофе с молоком, тут недалеко, а потом в Русский смотреть Серова…
Деликатно отказавшись от неплохого вина, я предложила в честь нашей встречи сварить пельменей и пришить к его голубой рубашке болтавшуюся на красной нитке пуговицу. Попытки тайной измены супу с клецками были обречены. Моя питерская поэтическая страсть уютно растянулась на креслице под клетчатым пледом, так и не позвонив тете Алевтине.
На следующее утро снова завибрировал телефон…

Тина Тернер Стала известной благодаря своему мужу Айку Тернеру, которого встретила в клубе «Манхэттен».
Ей было тогда 17 лет. Он предложил ей петь в своей группе, познакомил с миром популярной музыки и с удачливыми продюсерами… Однако со временем Айк понял, что только благодаря Тине их группа имеет успех и что контроль над женой он теряет.
И тогда он начал ее избивать. После очередной жестокой ссоры Тина сбежала с 36 центами в кармане… Теперь она была свободна от моральных долгов и взаимных обязательств — она получила возможность «сделать себя». И стала легендой мировой музыки.
Музыкальные премии, многомиллионные продажи, платиновые диски, фото на обложках модных журналов… Весь мир аплодировал стоя женщине, которая имела силы стать одинокой.

Экземпляр №…
- Дарлинг, я узнал, что водка по‑русски будет водка! Это потрясающе! А что такое самовар? Это русский чайник? Дарлинг, а почему «бьет — значит, любит»?
Послушно отвечая на восторженные вопросы мальчика-друга, я вдруг постигла таинственный закон закоренелого неудачника: пока я пыталась отыскать в прошлом подтверждение своей любовной состоятельности, бесконечно анализируя свои амурные истории, пытаясь найти в них свои ошибки, чтобы не повторять их в будущем, будущее день за днем превращалось в рутину. А Германн и правда все не приходил. А может, и приходил, только меня не было дома, я гналась за фантомом прошлого или покупала англо-русские словари слэнга, чтобы вечером заняться сравнительной лингвистикой любви по телефону.
- Знаешь, дорогой, с завтрашнего дня мне отключают телефон, а мобильный я потеряла. Ты подучи пока язык, особенно обрати внимание на интонационные различия регионов. Это займет всего лет пять-шесть. А я пока выучу хинди, чтобы легче перенести разлуку. И заживем мы потом с тобой долго и счастливо. А пока давай сделаем паузу.
Обалдев от собственной смелости, я завариваю себе любимый зеленый чай и сажусь к ноутбуку. Через несколько минут на экране монитора появляются первые строчки: «Творческое начало…» Ведь если бы у нас не было прошлого, как бы тогда создавались рассказы о любви?

Елизавета Английская «Королева-девственница» стала королевой и первой правящей женщиной в истории Англии. Причем трон ей достался не по праву рождения (у женщин тогда не было прав на престол), а исключительно в силу политических талантов. Она избегала замужества, возможно, помня о судьбе свой матери, отправленной супругом на эшафот. А может быть, потому что хотела быть правительницей, а не просто женой короля. Надежда получить руку английской королевы стала удобной приманкой, которую десятилетиями использовало английское правительство в дипломатической игре.
Ее руки добивались многие монархи и наследные принцы, и она пользовалась этим в своих целях. А цель у нее была одна — процветание Англии.
 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить