Телефон

В 10 часов вечера Паша прислал Марине sms, сообщив, что сидит с друзьями в баре, а потом собирается пойти в гости на новоселье. Она сделала вид, что все в порядке, что это ничего, что он не интересуется, чем она занимается сегодня вечером, и что полезнее ей будет поучить мировую экономику, вместо того чтобы с бойфрендом выпивать, а то ведь госэкзамен скоро.

Телефон

В 10 часов вечера Паша прислал Марине sms, сообщив, что сидит с друзьями в баре, а потом собирается пойти в гости на новоселье. Она сделала вид, что все в порядке, что это ничего, что он не интересуется, чем она занимается сегодня вечером, и что полезнее ей будет поучить мировую экономику, вместо того чтобы с бойфрендом выпивать, а то ведь госэкзамен скоро.

В 12 часов Паша телефонировал, чтобы отчитаться о своих перемещениях по городу и сообщить, что новоселье идет полным ходом. Голос его был бодр, на заднем плане шумело пьяное веселье. Марина ответила: «Ясно, ну пока». Но нормально так ответила, без металла в голосе, хотя уже и хотелось швырнуть трубкой об стену. И снова невидящим взглядом уставилась в книги. В 2 часа ночи Паша позвонил и сказал: «Выходи, я тут у подъезда стою». У подъезда Паша стоял весьма нетрезвый, оттого веселый и дружелюбный, жаждущий общения со своей девушкой. Марина вышла с твердым желанием этого общения его лишить и, не позволив себя ни обнять, ни поцеловать, не глядя Паше в глаза, молчала или отвечала односложно.
«Пойдем ко мне». — Паша попытался неловко схватить Марину за руку, но промахнулся.
«Нет!» — «Ну пойдем!» — «Ну нет!» — опять увернулась от его рук Марина.
«И тут, — рассказывает мне Марина в потаенной курилке на противоположном от нашего офиса конце этажа, чтобы никто из редакции не подслушал, — я хотела сказать ему, что максимум, куда я готова с ним пойти, это попить чаю в ближайшем кафе, а сказала: «Я с тобой максимум до того угла дойду». Паша резко отдернул руку, развернулся и очень быстро и ловко для пьяного человека почесал прочь. Марина повернулась и увидела, что он уже за сто метров от нее и удаляется в ночь.

Она вдруг вспомнила, что, выйдя из подъезда, зачем-то положила Паше в карман свои вещи, и побежала за ним, но догнать его не представлялось никакой возможности: Паша развил нечеловеческую скорость, одержимый обидой, которую нанесла ему возлюбленная. «Паша! — на бегу закричала Марина. — Ключи!» В кармане у молодого человека лежали ее ключи, телефон и прочие вещи. Он, не сбавляя скорости, выудил ключи из своей куртки и швырнул их что было силы оземь. Марина удивилась, но выводов не сделала: «Паша! Телефон!» Не оборачиваясь, на бегу Паша достал ее мобильный телефон и с удвоенной силой бросил на асфальт. Марина опешила, но побежала подбирать. «Сигареты…» — провыла она исчезающему и разъяренному молодому человеку. «Как ты думаешь, он меня бросил?» — со всей серьезностью и драматизмом, на который способна молодая истеричка, спросила она меня.

Мой бывший молодой человек Юра телефонами не разбрасывался. Он их мне обычно заботливо дарил, а потом так же тщательно отбирал. Наша первая ссора протекала очень бурно, мы кричали друг другу слова ненависти, дело происходило у меня дома. Юра носился по моей квартире, собирая свои зубные щетки, бритвы и носки. Я стояла посреди кухни с сигаретой и смеялась, как гиена, а кровь стучала в голове, и я думала с отчаянием: «Это конец». Тут Юра схватил мой мобильник и стал его потрошить, чтобы вынуть сим-карту. Я поначалу оторопела от такой наглости, да и новый аппарат стало сразу безумно жалко. Я пыталась вырвать телефон из его рук, но безуспешно. «Ты не достойна моих подарков!» — прокричал Юра и хлопнул дверью. Я несколько минут не могла прийти в себя, послушала, как заревел двигатель его машины во дворе, посмотрела сверху из окна, как он уезжает, а потом достала свой старый пластмассовый телефончик, вставила в него «симку», и на душе вдруг стало спокойно и тепло.

Я обрадовалась, что никто не бегает по квартире и не переворачивает мои вещи. Минут через пятнадцать Юра позвонил, и мы еще полчаса ссорились по телефону, в конце разговора он сказал, что подъехал обратно к подъезду моего дома, и позвонил по домофону. В общем, мы помирились. Подарочный телефон он мне незамедлительно вернул. Когда эта сцена повторилась в третий и пятый раз, у меня все еще кровь стучала в голове, а после удара входной двери я бежала с сим-картой к телефону и задумчиво смотрела на него по десять минут кряду, пока на дисплее не появлялся Юрин номер. А вот во время 27-й такой сцены мне вдруг сделалось скучно. Выброса адреналина не произошло, наступило привыкание, и я с сожалением отметила, что одним ярким переживанием в моей жизни стало меньше. Причем, глядя на Юру, этого сказать нельзя было, его-то бодрило, как и в первый раз.

Все приедается, даже такое лакомое развлечение, как скандалы с любимым. Ведь всем известно, что после дикой ссоры секс бурный и продолжительный. Ну во всяком случае, первую дюжину раз. А еще иногда подарки дарят, ну или по крайней мере обласкивают вниманием. Поэтому рассказ Марины о ночных скитаниях я слушала с некоторой завистью: у ребят еще все впереди. Еще полетят куртки и ботинки из окон (А что? Так он быстрее поймет, что пора ему уже выметаться, а не сидеть тут гундосить), ключ от квартиры будет яростно сдернут с кольца и брошен на стол: «Я сюда больше ни ногой: у тебя скучно и не кормят!» Я, честно говоря, одно время за глупость почитала всякие рассказы о том, как одна девочка после скандала поцарапала автомобиль бойфренда, а другая склеила все страницы в его паспорте, и о прочих дерзких методах «Клуба бывших жен» по восстановлению собственной самооценки. Но это лишь до того момента, как осознала, что стою над своим парнем с ножницами в руке, высоко замахнувшись, и меня мелко трясет от гнева. Здравый смысл из последних сил перенаправил мой удар с него на его джинсы, валявшиеся рядом, и я в гневе проткнула одну из штанин насквозь.

Так я узнала, что способна на многое. В общем, я думаю, степенью ненависти, которая горячей волной накрывает во время ссоры двух любящих людей, и измеряется их глубина чувств друг к другу. Не станешь же столько сил тратить и голос срывать до хрипоты на человека, к которому не питаешь нежных чувств. Да и кто из нас не разжигал эти самые ссоры, только чтобы потом насладиться примирением. В одном женском форуме в теме «Стоит ли ссориться?» все как одна пишут: «Иногда так приятно спровоцировать его, а потом наслаждаться тем, какой он особенно внимательный и заботливый, когда хочет извиниться, приятно ведь иногда почувствовать себя хозяйкой ситуации». А как приятно после скандала тут же набрать номер подруги и, захлебываясь от возмущения, пересказывать в деталях происшедшее: «И тут он, представляешь, вместо того чтобы извиниться, наклониться и собрать макароны с пола, наступает на них ногой и размазывает их по всей кухне, урод!»

После ночной ссоры Марина долго не решалась позвонить Паше, а когда набрала его номер, обнаружила, что абонент временно недоступен. Она стала звонить ему домой и на работу, но нигде его не было, и она не на шутку разволновалась. Ближе к вечеру он позвонил Марине сам, и радость от того, что Паша жив и цел, вытеснила из ее сердца все негативные эмоции. Он путано объяснил, что после того, как расшвырял ее вещи, выкинул в сердцах и свой собственный телефон и вообще не помнит, что ночью было. Воссоединившись, радостные возлюбленные отправились на концерт Джей Джей Йохансона, после которого еще раз крупно поссорились. Вот это, я понимаю, начало прекрасного романа.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить