Такси

В пятницу в два часа ночи мы с подругой вывалились из ночного клуба и вознамерились переехать в другое злачное место, чтобы продолжить банкет.

Такси

В пятницу в два часа ночи мы с подругой вывалились из ночного клуба и вознамерились переехать в другое злачное место, чтобы продолжить банкет.

Дорогие девушки, не стойте на обочине!

По традиции остановили машину и договорились за 150 рублей добраться до пункта назначения. На полпути водитель обратился ко мне с неожиданным предложением: «Я довезу вас бесплатно, если вы позволите мне поцеловать вашу обувь». Алкогольное опьянение предательски улетучилось. Водитель уточняет: «Я бы хотел поцеловать подошву вашей обуви». Как будто это все объясняет. Я первым делом подумала о том, что подошва в неподходящей кондиции для поцелуев, все-таки на дворе слякоть. Подруга сзади не расслышала вопроса и крикнула, перегибаясь ко мне вперед: «Что-что поцеловать?» Я во все глаза уставилась на водителя и гневно спросила: «Что вы сказали?» — «Вы знаете, кто такие мазохисты?» — продолжает он этот нелепый диалог, поглядывая то на меня, то на дорогу. О да. Придав себе грозный вид, что сделать было нелегко, поскольку подруга на заднем сиденье ухохатывается, строгим голосом командую: «Остановите машину!» С мазохистами надо построже, а то обнаглеют. «Как вы смели это предложить?!» — кричу. — Мы не такие!" Подруга бьется в приступе истерического смеха. Тем временем несчастный мазохист сдает к обочине и что-то виновато скулит. «Сумасшедший!» — кричу ему на прощание, хлопнув дверью.

А однажды я ловила машину на кольце в районе Таганки, была зима, 8 часов вечера. Я мерзла в длинной шубе, а плотный транспортный поток протекал мимо и желающих остановиться не находилось. Вдруг одна машина сдала ко мне, я радостно дернула ручку двери и, нагнувшись, выпалила: «Октябрьское поле!» Водитель загадочно молчал и улыбался, глядя на меня, я восприняла это как намек на то, что неплохо было бы выступить с достойным финансовым предложением. «Двести», — говорю, а водитель продолжает молчать и улыбаться. Мало ему, что ли? «Двести пятьдесят!» — выношу это предложение как завидное и финальное. Тут он наконец приоткрывает свой улыбающийся рот, чтобы проблеять: «Не-е-ет». Я, раздраженная его разборчивостью, захлопываю дверь и, лишь скользнув прощальным взглядом по автомобилисту, понимаю, что что-то здесь не так. Когда машина уже трогается, до меня доходит, что я только что видела его член, который он заботливо вытащил из ширинки… Этот тип катается по вечерней Москве, демонстрируя его голосующим на обочине девушкам! «Извращенец!» — подумала я и, остановив следующий автомобиль, пристально посмотрела водителю между ног.

Я ловлю такси уже больше десяти лет, и крупных неприятностей мне пока что удавалось избегать, интуиция не подводила меня. Хотя один водитель предлагал мне содержание в 500 долларов в месяц, когда мне было 18, другой хватал за коленки, но я успела выскочить на светофоре. С некоторыми я ходила на свидания, потому что мужчинам нравится использовать подобную ситуацию для знакомства: они чувствуют себя во всех смыслах на коне. Иностранцы не понимают, почему машина без всяких опознавательных знаков останавливается по сигналу с обочины. «А как ты поняла, что это такси?» — спросил меня друг-японец, когда мы плюхнулись на заднее сиденье полуразвалившейся «копейки». По‑английски они называют это явление gipsy-taxi — «цыганское такси». Развлечение недорогое и небезопасное. Хочется предостеречь читательниц, но на ум приходит одно: «Дорогие девушки, не стойте у обочины, уступите место девушкам подешевле».

Фото: EAST NEWS

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить