Стареющие женщины: пять неприятных типажей

Мы так долго предпочитаем называть свои возрастные изменения «взрослением», что иной раз отказываемся смотреть правде в глаза. Поэтому многие женщины встречают зрелость в очень странных образах.

Стареющие женщины: пять неприятных типажей

Она всё ещё ужасно симпатичная, когда свет сзади. У неё есть поклонники (по крайней мере, мужик в автобусе глазел, а сосед постоянно намекает на своё одиночество в те дни, когда жена на даче). У неё аппетитная фигура, если хорошенько втянуть живот и упаковать грудь в бронебойный лифчик. Она абсолютно современный человек, следящий за новостями, модой и актуальной литературой. Вот только мальчишка во дворе называет её тётенькой, в магазине шипят «жэньщщщина» и даже не спрашивают паспорт при покупке алкоголя. Хотя должны! У них распоряжение такое, всех спрашивать! А в ресторанах красивые седеющие мужчины, обводя взглядом зал, скользят поверх её головы, будто она предмет интерьера.

В такой ситуации некоторые женщины впадают в панику, потому что жизнь их к этому не готовила. Они учились быть сексуальными, интересными, понимающими, забавными, а зрелыми — нет, не учились. И тогда они становятся странноватыми персонажами, которых объединяет одно: отчаянное неприятие своего возраста.

Тетенька-девочка не понимает разницы между взрослением и старением, поэтому до последнего отбрыкивается и от того, и от другого. Если шапочка — то с помпоном, если платье — то в оборочках, и даже кружка Эсмарха — и та розовенькая, «я же дееевочка». Тётенька часто всплёскивает руками и таращится, даже если брови уже порядком нависли над глазами. Она изумительно наивна, часто не приспособлена к жизни, страшно гордится своей забывчивостью, хотя её короткая девичья память выглядит симптомом раннего маразма. С ней крайне неприятно иметь дела, потому что она не соблюдает договорённости, легко отказывается от обещаний и считает аргументом фразу «я девочка и мне надо». Но обижать такую тётеньку — не иметь сердца, потому что ей и так несладко, это тупиковый путь женского развития. Жизнь и без того ежедневно тычет её носом в зеркало — в морщины, в реальность, и ей приходится прикладывать недюжинные усилия, чтобы оберегать свои заблуждения.

Не меньше проблем у тётеньки-секси. Талию перетянуть, бюст взбить, морщинку меж персей прикрыть массивным кулоном, задницу подчеркнуть, потому что чем больше, тем краше. Непременно чулки и шпильки, помада и специальный взгляд: иди сюда, малыш, мамочка покажет тебе настоящий СЕКС. Какой-нибудь тридцатилетний «малыш» может испугаться до заикания, если поймёт, на что намекает эта пышная тётенька. Поэтому ужас в его глазах приходится трактовать как юношескую робость и надменно фыркать: «Сосунок». А может, вообще гей! Этой тётеньке очень трудно. Сексуальность лет тридцать была её основным оружием, и теперь она чувствует, что если выпустит его из рук, останется беззащитной. Беспомощной. Ненужной. Поэтому сиськи к бою, юбку покороче, и да поможет тебе бог, тётенька.

Иное дело — тётенька-боцман. Она распростилась со своей женственностью раньше, чем могла бы, предпочтя стать братком для мужчин и судьёй для женщин. Она много курит, любит выпить, ругается, как попугай пирата. В её необъятное плечо нетрезвые мужчины выплакивают свои беды, получая порцию житейской мудрости: «да пошли ты её!», «бабы — твари ещё те», «им только деньги». Женщин она не любит, подразделяя на дур, истеричек и гадин. Тётенька-боцман — жизнеспособный тип, если хватает здоровья, и она не виновата в том, что нежность такая нестойкая субстанция. Время часто вымывает нежность в первую очередь, огрубляя тела и ожесточая нравы.

Гораздо хуже тётеньки-стервы, они вообще никого не любят и мстят всему миру за то, что стареют. Они проиграли времени, а теперь отыгрываются на других. Особенно страшны такие тётеньки в конторах, на должностях, где от них что-то зависит, и в сфере обслуживания. Они скажут вам «нет» не потому, что ваша просьба невыполнима. Нет — потому что ты наглая молодая дрянь или мужчина, глядящий без интереса. Нет — потому что жизнь её горька, хлебни и ты. Нет — потому что приливы, усталость, незатихающее раздражение. Нет — потому что очень страшно стареть.

Тётенькам-моралисткам гораздо легче. Они всё для себя решили и с достоинством вступили в благородный возраст. Они теперь твёрдо знают, как нужно жить, и не устают поучать молодёжь. Необучаемую молодёжь не ленятся наказывать, громогласно вынося порицание, изобретательно отравляя жизнь и насаждая собственные правила как единственно верные законы. Говорят, самые усердные моралистки получаются из дам лёгкого поведения — они лучше прочих знают, что такое порок. Эти тётеньки удивительно бодры, живут в ладу со своей совестью и прекрасно себя чувствуют. Единственный минус — их обычно ненавидят собственные дети, так что старость их будет страшной.

Взрослая женщина, у которой всё в порядке, может ловко сочетать в себе все пять типов, но держит их в узде. Потому что в ней, кроме прочего, осталась и нежность, и память о собственной юности, любовь к жизни, ответственность, ну и мозг пока не подводит. Она понимает, что происходит с её телом, но ей интересно. Она не стареет — она меняется.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить