Создать семью

Родителей не выбирают? Почему же. Те, кто работает в системе патронатного воспитания, этим и занимаются.

Создать семью

Родителей не выбирают? Почему же. Те, кто работает в системе патронатного воспитания, этим и занимаются — ищут детям, оставшимся без мамы с папой, новые, идеально подходящие им семьи. Таких семей уже много, и они счастливы. Однако принятый недавно закон фактически парализовал деятельность патроната в нашей стране. Cosmo не мог остаться в стороне от проблем детей, которым нужны родители.

Нарядное, украшенное башенкой здание детского дома № 19 видно издалека. В 1994-м здесь стали осваивать новую систему принятия ребенка в семью — систему патронатного воспитания. За 15 лет директору Марии Феликсовне Терновской и ее команде удалось наладить работу целого ряда служб, которые теперь помогают ЛЮБОМУ ребенку, попавшему в сложную жизненную ситуацию. В этом уникальность системы и уникальность дома.

КАК ЭТО РАБОТАЕТ

Живет где-то семья. Взрослые заняты своими проблемами, у них нет возможности, а иногда и желания обеспечивать безопасность, здоровье и нормальную жизнь ребенку. Органы опеки находят такую семью и передают ее специалистам по патронатному воспитанию.

Первой за дело берется служба по взаимодействию с кровными семьями. Она действует в двух направлениях. Первое — работа с родителями детей, еще живущих дома. Задача — сделать все, чтобы мама с папой (бабушки, дедушки и т. д.) преодолели кризис и сами воспитывали своего малыша. Второе направление — работа с родителями тех, кто попал в детский дом. Здесь тоже две задачи: разобраться, что происходит, и выяснить, можно ли вернуть детей в родные семьи. Если последнее невозможно, ребенок остается в детдоме.

Теперь им займется служба реабилитации. В нее входят психолог, врач, педагог, дефектолог, нейропсихолог, логопед. Все эти специалисты вместе с воспитателем определяют сохранность эмоциональной сферы малыша, его физическое, умственное, поведенческое и духовное развитие. Без комфортной, безопасной среды нельзя подготовить ребенка к жизни в новой семье, поэтому в детском доме создают домашнюю атмосферу — и это тоже часть программы. После всестороннего обследования перед работниками дома предстает объемная картина жизни каждого ребенка. Вот он, вот его проблемы, вот его ситуация. И теперь надо думать, что со всем этим делать и как помочь маленькому человеку.

На этом этапе начинает работу служба по подбору семьи. Она занимается поиском будущих родителей и подготовкой к усыновлению. В системе задействованы обе стороны: семья и ребенок. Специалисты знают о детях и об их будущих родителях все — их историю, уклад, привычки, особенности — и поэтому могут подобрать идеально подходящую семью каждому ребенку. Иногда это достаточно тяжелый процесс, иногда все случается быстро.

Как только ребенок принят в семью, начинается работа по его адаптации. И здесь очень важен постоянный контакт семьи и ребенка со специалистами. Причем с одними и теми же людьми. От этого зависит успех реабилитационной работы: если люди не доверяют специалисту, посвящать его в новые семейные тайны и трудности они не будут. Не менее важна и длительность контакта. Не однократные действия — прибежали, поговорили, убежали, забыли — такая служба готова включиться и помогать тогда, когда это потребуется, и не один год. Завершается работа только когда ребенок достигает совершеннолетия. К тому же в 19-м детском доме есть служба, которая «ведет» воспитанников до 23 лет. Но и дальше специалисты, чувствуя моральную ответственность за выпускника, следят, как у него складывается жизнь. И приходят на помощь, если в этом есть необходимость.

Эта совокупность действий и есть патронат — построенная во времени, хорошо продуманная технология. Избавься хотя бы от одного из названных этапов — и система даст сбой.

КАК ВСЕ МЕНЯЕТСЯ

Все хорошее когда-нибудь… если не кончается, то видоизменяется до неузнаваемости. Еще недавно о системе патронатного воспитания с восторгом писали многие СМИ. К семьям, взявшим детей на воспитание, приезжали в гости журналисты. Расспрашивали, фотографировали, говорили и писали теплые слова. У тех, кто умеет создавать новые семьи, находить ребенку идеальных родителей, брали интервью, спрашивали, как им это удается. С нами они говорят уже о другом.

РАССКАЗЫВАЕТ ОЛЬГА ШАЛКОВСКАЯ, СОЦИАЛЬНЫЙ ПЕДАГОГ ИЗ ДЕТСКОГО ДОМА № 19, РУКОВОДИТЕЛЬ СЛУЖБЫ ПО УСТРОЙСТВУ РЕБЕНКА В СЕМЬЮ: «В сентябре 2008 года был принят Федеральный закон „Об опеке и попечительстве“, и мы больше не имеем права работать так, как это было до его выхода. Отныне мы можем заниматься только подготовкой семей к усыновлению. Родители приходят к нам лишь на тренинг, а ребенка выбирают сами. Фактически сильно урезаны наши возможности по оценке семьи и подбору для ребенка совместимой с ним семьи.

Недавно к нам приходил мужчина 69 лет. Живет один. У него на руках уже есть разрешение на опеку. Он увидел в банке данных двух наших детдомовских мальчиков и пришел их забирать. Где гарантия, что этот уже немолодой человек справится с воспитанием детей?

Как происходит все сейчас? Люди, желающие усыновить ребенка, проходят психологическое тестирование, потом к ним домой наведываются Роспотребнадзор и органы опеки, собирается пакет документов. Вот, собственно, и все. Проверяющие обращают порой внимание на какие-то совершенно загадочные вещи. Например, в одной семье живут хорек и кот. Ну ладно бы хорька велели убрать, но им чем-то и кот помешал. Родителям разрешали взять малыша только в том случае, если из дома исчезнут животные. А подходит ли ребенок этой конкретной семье — их абсолютно не волнует. Главное, чтобы кота с хорьком не было!

Весной у нас в доме проходила тренинг женщина. И наши специалисты, поговорив с ней, дали рекомендацию — пройти курс психотерапии, а потом уже брать ребенка. При этом орган опеки, который эту женщину курирует, не запросил у нас никакой информации. И вот сейчас мы узнаем, что эта женщина начала брать из другого детдома 14-летнего мальчика на выходные и очень из-за этого страдает: ужиться с ним она не может, не готова, а расстаться безумно тяжело. И мы в этой ситуации ничего сделать не в состоянии. Теперь любой человек, прошедший через орган опеки, может забрать ребенка, выбранного по формальным данным. А мы же знаем своих воспитанников и способны подобрать семью, которая им больше всего подходит!

Патронатное воспитание тем и было хорошо, что предполагало разделенную ответственность за ребенка между службами и семьей. Было четкое разграничение этой ответственности, которая закреплялась в договоре. Патронатный воспитатель (семья) отвечает за жизнь и здоровье воспитанника, за организацию его быта, а служба (мы) — за различные имущественные дела, и совместно с родителями — за развитие ребенка. Юридическая основа разделения этой ответственности была четко прописана. Орган опеки отдал ребенка в семью и забыл (раз в полгода обследуют, билеты на елку предложат или путевку в лагерь), а при патронате целая служба работает на то, чтобы маленький человек комфортно вошел в семью, ужился в ней. А принявшие его взрослые точно знали, что с любой проблемой — дорогостоящей операцией, поиском подходящей школы, преодолением психологических и подростковым проблем, выбиванием жилплощади — они не останутся без помощи. Есть специальные люди, которые обязаны, да и хотят им в этом помочь.

Взрослые, которые приходят к нам, часто сомневаются и боятся будущего. Ведь это непростое решение — взять ребенка в семью. А в нас они видят поддержку и верят, что все получится и будет хорошо. Сейчас мы ведем около ста патронатных семей. Но это только семьи, договор с которыми был заключен до введения закона. Заключать новые договоры мы не можем.

Прошел год с момента принятия закона. Что показывает жизнь? Люди, прошедшие у нас тренинг, все равно приходят за помощью, если им удается взять ребенка. И если раньше эта помощь им полагалась, то сейчас мы ее осуществляем окольными путями. А с теми, кто не просит помощи, мы вообще работать не можем. К нам в дом не попадают изначально счастливые дети, у каждого из малышей за спиной трагедия. И раньше мы каждому ребенку помогали всем миром… Почему сейчас это стало кому-то неудобным?»

ЧТО ТЕПЕРЬ БУДЕТ

РАССКАЗЫВАЕТ МАРИЯ ТЕРНОВСКАЯ, ДИРЕКТОР ДЕТСКОГО ДОМА № 19: «По новому закону, о котором рассказала Ольга, деятельность патронатных организаций становится фактически нелегитимной.

Закон сильно урезал возможность участвовать в защите прав детей для таких профессиональных организаций, как наша. В нашей стране судьбой ребенка всегда распоряжались администраторы из органов опеки и региональных банков детей. Они решали, какого ребенка в какую семью отдать, изымать из кровной семьи или нет. Патронатная система заменила административный способ решения судьбы ребенка конкретной профессиональной работой, где нельзя ничего сделать, не получив рекомендации специалистов и не обсудив это коллегиально. И обсуждали такие вопросы не администраторы, а специалисты, знающие детей, изучавшие их, занимавшиеся с ними. И мы считаем, что их мнение должно учитываться. Распорядиться судьбой человека — грандиознейшее решение. Мало устроить ребенка в семью, надо, чтобы он там был счастлив».

Патронатная (там она носит название «фостерная») система, как известно, широко распространена на Западе и давно всеми признана эффективной. В России за 15 лет в ГОУ «Детский дом № 19» и других таких же учреждениях, работавших в четверти регионов страны, была создана российская модель терапевтического патронатного воспитания: все профессиональные службы под одной крышей, в одной организации — своего рода патронатная «социальная поликлиника», где есть все специалисты и можно найти любую помощь. Сейчас же такие площадки повсеместно в стране или приостановили работу, или были закрыты, или реорганизованы, сохранили лишь часть своей работы. Единый слаженный профессиональный процесс распался на отдельные части, разошелся по отдельным организациям или просто был забыт. В последние полтора года в 19-м доме было 18 проверок. Выявляют, насколько этот детдом соответствует статусу обычного детдома. А он не соответствует. Ни укладом, ни принципами существования, ни взглядами на то, что нужно человеку, большому и маленькому. Раньше это защищал московский закон. А что сейчас?

Семьи, которые сложились до принятия Закона «Об опеке и попечительстве», живут счастливо и продолжают общение со специалистами дома. Все эти семьи оформлены как долгосрочный патронат, до 18-летия детей. Хотя и у них уже возникают проблемы: например, изменилась отчетность, и семья теперь должна вести полный бухучет… Какой будет новый московский закон, позволит ли он сохранить специалистов в системе семейного устройства, можно ли будет вновь оформлять долгосрочный патронат — неизвестно.

Может быть, у этой истории и окажется хорошее продолжение. Все-таки мы говорим о детях, а в детстве чудеса случаются — и добрые герои побеждают, и мамы с папой находятся. Причем самые лучшие.

Подготовила Юлия Решетова

ФОТО ИЗ АРХИВОВ ГЕРОЕВ

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить