Случайный ребенок - радость!

Алина осталась в чужом городе — без жилья, без денег, без поддержки близких. Тогда же поняла, что беременна, и точно знала, что растить ребенка ей придется одной.

Случайный ребенок - радость!

От редакции

По просьбе героини мы не указываем ее настоящее имя, название родного города и не публикуем имя отца ребенка.

В Москве Алина три года. Она приехала сюда из Мордовии вместе с папой, чтобы поддержать его во время предстоящей операции на сердце. В столицу их пригласили однокурсники отца, медики, которые и с направлением в больницу помогли, и девушку приютили.

Средств на операцию потребовалось гораздо больше, чем предполагалось вначале, поэтому отец с дочерью приняли решение продать свою квартиру в Мордовии. Папа был уверен, что все сложится хорошо, и, когда он встанет на ноги, а случится это очень скоро, обязательно заработает на новый дом. Но расчеты не оправдались. Операция прошла неудачно. Не только сердце, но и весь организм получил серьезный удар. Восстановление предстояло долгое и мучительное — постоянные массажи, уколы, лекарства. Почти два года длилась борьба за жизнь отца Алины. Но битва была проиграна…

Мужское начало

«Когда я поняла, что папе предстоит долгий период реабилитации, тут же начала искать работу и жилье — уже неудобно было гостить у его друзей и во всем полагаться на их помощь. Ходила на все собеседования подряд. Но к тому моменту у меня за спиной было лишь три курса по специальности „бухучет и аудит“, для хорошей должности в столице этого было явно мало. Наконец устроилась продавщицей в продуктовый магазин. А незадолго до этого познакомилась с мужчиной. Он из Казахстана, но в Москве у него свой бизнес, поэтому бывает в столице часто. Узнав о моей ситуации, он искренне мне посочувствовал. Мы начали встречаться, а вскоре съехались: „Ну что ты маешься одна в незнакомом городе, я хочу тебе помочь“. Когда папу выписали из больницы, он переехал к нам. У отца были жуткие боли, отекали ноги, и их нужно было постоянно массировать… Даже не представляю, как бы я справилась со всем одна. Мой друг помогал чем мог: возил нас в больницу, покупал лекарства. Правда, он сразу предупредил: „Имей в виду, серьезных отношений у нас не будет. В Казахстане у меня семья, двое детей“. Я приняла его условия и просто была благодарна за поддержку», — рассказ Алины прерывает плач ребенка, проснувшегося в соседней комнате. Девушка убегает и через минуту возвращается с малышкой. У нее необычное имя — Рада, потому что она Алинина радость. Девочка перестает плакать, приветливо смотрит на гостей. Тянет ручки. Кажется, на Алину она не очень похожа. Может, на папу? Правда, со своим отцом она не знакома…

«Когда мой папа умер, мужчина сказал, что нам пора расстаться. Видимо, решил, что и так уже многое сделал для меня. На похороны в родной город я поехала одна. Мне, наверное, стоило там и остаться, но в глубине души я надеялась, что мужчина передумает. Да и оставаться в Мордовии, честно говоря, было особенно негде. Так получилось, что папа мало общался с родней. Я их даже толком и не знала. Не удивительно, что родственники встретили меня холодно. А мама… когда мне было три года, она ушла от нас. У нее появилась новая семья. Мы изредка общались, но рассчитывать на ее помощь не было смысла», — продолжает Алина.


Положение обязывает

Вернувшись в Москву, она поняла, что беременна. Причем срок уже больше трех месяцев. Отец ребенка Алине не поверил, решил, что это ее реакция на его решение расстаться, что она таким образом пытается его удержать. Как-то, придя домой с работы в их съемную квартиру, Алина обнаружила, что в шкафу висят только ее вещи. Мужчина ушел по‑английски, без объяснений, не захотев ничего обсудить, однако квартиру все же оплатил на несколько месяцев вперед. И эти месяцы пролетели стремительно.

Оставшись без жилья (в Мордовии-то квартиру продали), одна в чужом городе, Алина совсем растерялась. В отчаянии готова была уже сделать аборт, но срок был уже большой, и медицинское вмешательство невозможно.

«Было очень грустно и страшно. Казалось, что я нахожусь на самом дне глубокой ямы. Родственников, готовых поддержать, нет. Обращаться к знакомым неудобно. Новую работу найти не получается, а ведь еще чуть-чуть — и беременность станет заметна, а значит, шансов устроиться не будет совсем… В то время у меня в голове постоянно крутилась мысль: подобное просто так не происходит. Почему все это случилось именно со мной? За что мне такое наказание?! Но однажды я проснулась с осознанием того, что именно ребенок поможет мне пережить весь этот ужас. Не знаю, каким образом, но поможет. И как только я внутренне приняла незапланированного малыша и взяла на себя ответственность за него, еще не родившегося, все страхи начали таять. И стало немного легче. Я всегда была „тепличной“ девочкой, а тут впервые в жизни почувствовала себя собранной, решительной и сильной.

От одной из знакомых я услышала о существовании социальных гостиниц для людей, оставшихся без крыши над головой. По сути это самые настоящие ночлежки, в которых можно какое-то время жить бесплатно. Вооружившись справочником „Желтые страницы“, я начала методично их обзванивать. Но ни в одну такую гостиницу меня не взяли, я даже толком не поняла почему. Правда, в одном из телефонных разговоров я узнала о приюте сестер матери Терезы при католическом соборе. Адрес и телефон нашла в том же справочнике.
В приют меня взяли, даже несмотря на то, что у этого места была определенная „специализация“: там живут в основном люди, страдающие от алкогольной зависимости, бродяги, бомжи, бывшие заключенные. Причем меня не только приютили, но даже направили в больницу — сделать необходимые в моем положении анализы, а когда убедились, что все в порядке, посодействовали в устройстве на работу — сиделкой у пенсионерки, живущей неподалеку. Конечно, находиться в приюте было непросто, но я не привередничала. Главное — появилась крыша над головой».

Но после родов молодой маме предстояло покинуть приют. Таковы существующие правила: здесь живут исключительно взрослые люди. Для маленьких есть другое место, но туда принимают только детей. Согласись на этот вариант, Алина могла бы навещать дочку, но жить с ней — нет. «В течение всей беременности я постоянно думала о своем будущем. Работать с грудничком невозможно. Раз нет работы, значит, не на что будет снимать жилье. Может, отдать ребенка в дом малютки, а самой устроиться туда санитаркой, чтобы быть рядом? Но отговорили: вдруг девочку кто-то удочерит. А свою дальнейшую жизнь без моей малышки я уже не представляла. Была еще мысль поехать в Севастополь — в приют для одиноких матерей с детьми при протестантской церкви. Но не было гарантий, что меня примут. Севастополь ведь даже не другой город — другое государство…

Чем ближе подходил момент родов, тем сильнее было чувство безысходности, — вспоминает Алина. — На восьмом месяце я оставила работу. Позже приют нашел для меня особый роддом: у меня, как и у папы, порок сердца, и рожать было необходимо в специализированном месте. Помню, лежала в больнице и все ждала, ждала, ждала… а ребенок на свет не торопился. Всем девочкам звонили мужья, родные передавали гостинцы. Соседки по палате все спрашивали: „А где твой? Почему не приходит?“ Как им объяснить? Я никому не рассказывала свою историю. Думала, начнут осуждать. Было грустно, стыдно и одиноко… Рада родилась на 42-й неделе…».
Настал момент, когда снова нужно было решать, как жить дальше, и теперь от этого решения зависели уже две жизни.

Жить будем!

И вновь помогли монахини. Они узнали про «Приют детства», в который принимают мам с детьми, оставшихся без средств к существованию. Из роддома Алина поехала туда и на некоторое время обрела покой. Вокруг женщины с похожими судьбами, не надо никому ничего объяснять, обманывать, стесняться. Пусть тесно — в каждой комнате по три мамы и каждая с младенцем, зато Алина и малышка вместе.

Но скоро у приюта появились проблемы с финансированием, и чувство стабильности улетучилось. С каждым днем в душе девушки росла растерянность. Над ней снова нависла угроза оказаться на улице. Или, что еще ужаснее, лишиться ребенка.

Алина начала методично обзванивать благотворительные организации — больше ей не на кого было надеяться. В фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» позвонила скорее от отчаяния, ведь по названию ясно, что программа не для нее. Но оказалось, что фонд недавно запустил проект по профилактике отказов матерей от детей. Он рассчитан на женщин, которые от безысходности готовы отдать своего малыша в детдом. Главная цель фонда: помочь маме и убедить ее не оставлять ребенка. Уговаривать Алину оставить Раду нужды не было, а вот помочь ей встать на ноги требовалось.

Волонтеры взяли на себя заботу о маме и дочке: регистрация в столице, продукты, медицинская помощь. Некоторое время девушка еще жила в приюте, но скоро у фонда появилось свое помещение, удобный коттедж в Подмосковье, который так и назвали «Теплый дом». Алина стала в нем первой гостьей.

Только вперед

Спустя некоторое время Алина начала работать в «Теплом доме» администратором. Она следит за порядком, составляет график дежурств, помогает тем, кто только заселился. Она признается, что оказанную ей помощь воспринимает как жизненный аванс, который обязательно вернет в будущем, поддерживая других женщин. А еще Алина мечтает купить домик в Мордовии. Цены там не так высоки, как под Москвой. Пока же доучивается на бухгалтера и осваивает компьютер.

…Отец Рады иногда звонит. Спрашивает, как дела. Говорит, пока не может приехать в Москву. Алина не обижается на него. Но надеется, что когда-нибудь он познакомится с дочерью. Ведь она Рада, а значит, и радость должна быть общая.

Окружили теплом

Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» работает следующим образом: он заключает договор с роддомами, врачи которых информируют о женщинах, решивших оставить после родов ребенка. Волонтеры встречаются с такими мамами и предлагают им свою помощь. Подобные центры есть в Москве, Санкт-Петербурге и в других крупных российских городах. Но все они государственные, поэтому официально имеют право принимать только женщин, зарегистрированных в их городе. И только в «Приюте детства» и «Теплом доме» могут жить мамы хоть из Конго, хоть из Аргентины. В последнем, кстати, есть такая девушка — она приехала в Россию разыскивать своего мужа. Не нашла и не смогла вернуться обратно.

Основной смысл программы — дать возможность молодым мамам, оставшимся без поддержки, встать на ноги. В течение года (это максимальный срок проживания в «Теплом доме») женщинам содействуют в поисках работы, жилья, психологи фонда помогают восстановить общение с родственниками и знакомыми. «Теплый дом» существует только на пожертвования. Кто-то переводит деньги, кто-то привозит одежду, мебель, бытовую технику. Пока это место рассчитано на небольшое число мам с детьми. Но в будущем организаторы планируют расширяться. Женщин, оказавшихся в трудном положении, увы, немало.

Доброе дело

www.otkazniki.ru — сайт объединения волонтеров. Здесь есть информация о том, кому необходима помощь, и о вариантах ее оказания.
Помочь финансово «Теплому дому» можно через электронные платежные системы или банковские квитанции.

Записала Екатерина Бабкова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить