Слова и музыка

Нет, ну умеют же наши люди общаться! Он ей: «Я тебя хочу!» А она: «Спасибо за комплимент!» Ну хорошо, что хотя бы не «вы мне льстите»! Все-таки даже в произнесении и приеме всей этой музыки для ушей мы отличаемся от других.

Слова и музыка

Нет, ну умеют же наши люди общаться! Он ей: «Я тебя хочу!» А она: «Спасибо за комплимент!» Ну хорошо, что хотя бы не «вы мне льстите»! Все-таки даже в произнесении и приеме всей этой музыки для ушей мы отличаемся от других.

Слава Ансельму Великолепному!

Пожалуй, все мировые культуры относятся к комплиментам легко и непринужденно. Мимоходом говорить друг другу приятные вещи — такая же обыкновенная вежливость, как здороваться при встрече или уступать места пассажирам с детьми и инвалидам. Ах, вы так милы сегодня! Как вам к лицу эти новые брюки! Носите уже четыре года? Не верю!

Кто-то из психологов называет это «теорией поглаживаний». Мол, европейский стиль общения строится на сериях взаимных поглаживаний, которые существуют, чтобы бесплатно доставлять человеку удовольствие. Дескать, собрались двое и ну друг друга поглаживать:

- Слушай, ну ты и выглядишь, блеск! Ты после этих восходящих клизм просто на десять лет помолодел!

- Эх, брат, хороший ты человек, вечно столько приятного наговоришь!

Европейская традиция говорить друг другу комплименты восходит корнями еще в те времена, когда собирались во дворе какого-нибудь захудалого ландграфа или эрцгерцога трубадуры да миннезингеры, доставали гусли и заводили гундосыми голосами:

- А сейчас мы воспоем славные подвиги Ансельма Великолепного! Расскажем всему свету, как этот храбрейший муж зарубил Черного Барона и одолел Лысую Ведьму…

А герой всех этих хвалебных песнопений, плюгавенький желтушный коротышка, страдающий всеми типичными хворями Средневековья (от чесотки и рахита до цинги и вшей), выковыривая из редких зубов остатки гусиной косточки, величественно обращался к главному трубадуру:

- Подойди ко мне, о достойнейший из поэтов!

И оба довольны. Нормальное проявление здоровой куртуазности.

Это я еще не говорю о традициях Востока, где комплименты были приняты столь витиеватые, трехэтажные и загогулистые, что «придворный льстец» было не обидной кличкой, а легальной должностью!

- О ты, прекраснейшая из прекрасных, чья красота светит, как солнце путнику, и согревает, как очаг моей сакли мою старую бабушку, ты, чьи глаза похожи на розы после дождя, а губы на сияющие звезды, тьфу, наоборот, губы — на розы, а глаза — на звезды, чьи груди напоминают самые спелые груши, выросшие в царском саду под присмотром сотни сотен евнухов, а лоно сладко, как нектар, который собирают райские птицы в царском саду под присмотром сотни сотен евнухов…

Привычка говорить комплименты доходит у европейцев и восточных людей до такого автоматизма, что иной раз задаешь ты на важной встрече вопрос какому-нибудь решающему вопросы господину Кейну:

- А скажите, господин Кейн, как поживают инвестиции и на что может рассчитывать экономика данной отрасли в текущем году?

А он ни с того ни с сего делает заговорщическое лицо и кажет тебе большой палец:

- Оу, найс дресс!

И такая тебя досада охватывает: «Вот скотина, далось ему мое платье!» Потому что мы, русские люди, к комплиментам не приучены! Относимся мы к ним весьма и весьма подозрительно, а в особенности — женщины, прекраснейшие, чья красота воссияла… и так далее.

Каждое слово может быть использовано против вас

Как известно, в нашей стране все, по одной из версий, началось с того как Рюрик и Синеус с домами и дружинами были званы на царство. С той поры случилось много хорошего, но с народом особенно никогда не церемонились — называли все больше Федька Косой да Гришка Самозванец… Даже установленные законом звания «ваше благородие» и «ваше высокородие» русичи произносили без всякой охоты, так что получалось какое-то «ваш бродь» и «ваш высокородь». Все попытки привить на нашей почве европейскую учтивость увенчались малым успехом, так что комплимент по‑русски по‑прежнему продолжал звучать примерно так:

- А что это вас, матушка, так раздуло?

После революции искусство приятного общения и вовсе заклеймили позором. Настоящий советский герой комплиментов дамам не говорил и ручек не целовал. Целовали же ручки, вились, точили мед и вообще всячески усердствовали на почве коммуникаций, наоборот, шпионы, диверсанты и антисоветчики, вшивые интеллигентишки, буржуазные прожигатели жизни и прочие мелкотравчатые недобитки.

Как говорят комплименты герои-любовники в советских фильмах?

- Ах, вы говорите, я жесткая?

- Мягкая!

- Бесчеловечная?

- Человечная, человечная…

- Сухая?

- Мокрая!

Это Мягков в «Служебном романе». А знаменитый Гога из «Москва слезам не верит»:

- У вас взгляд оценивающий. Замужние женщины так не смотрят…

Тоже мне, комплимент отмочил!

Зато подлый киношник Рудик, соблазнивший и бросивший Катю, комплиментами так и сыпал, и мерзкий Абдулов, который довел Нину из «Карнавала» до «Позвони мне, позвони» был галантен, как француз.

Все это к тому, что не избалованы комплиментами наши женщины. Только русские женщины:

= в ответ на слова «прекрасно выглядишь» говорят не «спасибо», а «Да что ты, я болею!». Или: «Да ладно, я сегодня даже не накрасилась!»;

= в ответ на слова «прекрасно выглядишь» говорят «а что?!»;

= воспринимают похвалу в адрес своего спутника — «Очень симпатичный у тебя парень» — как территориальное притязание;

= считают, что вопль «эй, пэрсик, пошли в парадняк», сопровождающийся причмокиванием и, чего доброго, щипком — это комплимент;

= не имеют видового названия мадам, мадемуазель, мэм или синьора, поэтому до пятидесяти лет остаются просто девушками;

= не просто умеют виртуозно говорить комплименты друг другу («Ты так похудела, даже грудь исчезла!», «Цветущий вид, ты что, беременна?»), но и сами на них не обижаются.

Крутые парни не танцуют

- Для меня в жизни есть две сложные вещи, — сказал мой добрый друг Женя, — это извиняться и говорить комплименты. Извиняться — потому что сложно признать, что ты не прав. А комплименты… Зачем это? Особенно комплименты девушке. Она же понимает, что если я с ней общаюсь, то это уже означает, что она мне интересна. А все эти лишние слова — как будто манипуляция сознанием!

Крутые парни не танцуют и, разумеется, не говорят дамам комплиментов. Но какие блистательные перлы они выдают, когда минутная нежность и стечение обстоятельств так или иначе принуждают их самовыразиться!

- Эх, хорошая ты у меня баба, Дашка! — от полноты чувств нежно шепчет он в ухо своей засыпающей принцессе, только что порадовавшей его неким доступным способом.

- Да, жэ ты наела! — восхищенно присвистывает он, глядя на ее прелести, обтянутые белыми брюками.

И она, понимающая, что к чему, преисполняется ласковой благодарности и, потупив глазки, лепечет:

- Спасибо, любимый!

Лучший в мире Карлсон

Если с дамами в комплиментах надо быть осторожным, то в приятностях, говоримым мужчинам, переборщить невозможно. Ни тонкие комплименты, по изяществу достойные Сирано де Бержерака, ни самая низкопробная лесть, грубая, как драчовый напильник, не будут слишком. Все дело в том, что сами мужчины говорить комплименты не приучены, поэтому даже не думают, что кому-то это может прийти в голову!

Я даже провела небольшой соцэксперимент, говоря знакомым и незнакомым мужчинам нелепейшие, просто возмутительно дикие комплименты. И что бы вы думали?

- Какое интересное сочетание! Тебе так идут эти пуловер и шляпочка! — радостно восклицаю я, с идиотическим восторгом глядя на коллегу, который заявился на работу в зеленой кофте, как будто снятой с гигантской инфузории-туфельки, и в колом стоящей на голове оранжевой рекламной кепочке с надписью «Тосностройинвентарь».

- Ну! — живо, с энтузиазмом отзывается он. — Я же говорил жене, что у нее нет вкуса!

Жертва любовной неудачи, шевеля жабрами, лежит на берегу кровати, как потерпевший крушение дредноут. Ежу… нет, даже не ежу — страдающему минимальной мозговой дисфункцией дятлу (!) было бы понятно, что все было отвратительно и неинтересно, как школьный обед.

- Ты знаешь, — набравшись смелости, говорю я, — мне было так хорошо! Я чуть не взлетела.

Он косится:

- Что, правда?

Неужели понял?!

- А с чего мне врать? — как можно более невинно говорю я.

Он глубоко вздыхает, переворачивается и вдруг изрекает:

- А знаешь, мне одна говорила, что у нее вообще не было оргазма до тех пор, пока она не встретила меня!
И это за все, что я сделала для его самооценки?!

…Тощенький мальчик лет пятнадцати, густо покрытый угревой сыпью, в маршрутке с усилием отваливает своими бледными ручонками ржавую дверь передо мной. Беру грех на душу (бедное дитя):

- Мальчик, ты такой сильный! Мне эту дверь самой ни за что бы не открыть! Качаешься, наверное…

Мальчик вдруг самодовольно хмыкает и детское прыщеватое лицо его принимает выражение точь-в-точь как у здоровенного усатого дядьки, и он небрежно кидает мне сипящим, как свисток от чайника, ломким, но преисполненным снисходительности голосом:

- Обращайся, подруга!

Только в одном я переборщила. Подойдя к прилавку мясного отдела в нашем продуктовом, я, как обычно, увидела молодого парня, мясника, с большой бородавкой на носу.

- Какая симпатичная родинка!

Наверное, это было уже чересчур, потому что он только дико и обиженно посмотрел на меня, махнул рукой и, сопя, исчез в подсобке. Зря я так. Хороший парень — никогда никого не обвешивает.

Лесть как моющее средство

Говорят, что искусно вплетенными в ткань общения комплиментами, а также направленной прямо в лоб лестью от мужчин можно добиться всего, чего угодно. Оно и понятно — куда приятнее сто раз услышать «ах, как ты прекрасно делаешь это (не важно, что имеется в виду под словом „это“: поправление забора или на самом деле это), сделай же это поскорее», чем один раз увидеть летящую в тебя сковородку. Мужчины тоже кое-что понимают, знаете ли.

Впрочем, что бы они ни были готовы сделать за комплименты (может быть — забрать ребенка из школы, почти наверняка — снять коробку с самой верхушки антресолей, еще охотнее — съездить на машине в магазин через дорогу за хлебом), но на мытье посуды, уборку, а тем более стирку это точно не распространяется! Здесь начинают действовать правила мужской диалектики (противоположность, кстати, женской логике), которые работают как в знаменитом анекдоте про двух мужиков, собравшихся в баню.

Значит, встретились два мужика, один чистый, другой грязный. Вопрос: кто из них идет в баню?

- Ну, наверное, грязный, — отвечаешь ты.

Правильно! Это логика. Но теперь подумай: собрались два мужика, один из них чистый, другой грязный. Тот, который чистый, он, наверное, потому чистый, что в баню ходит. А грязный в баню не ходит. Какой вывод? Что в баню идет тот, который чистый… Вот это как раз диалектика.

Следуя подобной же диалектической доктрине, мужчина, которому только что сказали: «Ты у нас такой чистюля, ты такой аккуратный, пропылесось, пожалуйста, комнату!», ни за что не схватится мгновенно за пылесос. Скорее всего, он, подумав (о пыли под диваном), веско и обоснованно ответит:

- Слушай, в другой раз. Ведь ты же сама говоришь, что я аккуратен, а значит, комната еще не запачкалась. Зачем же ее лишний раз пылесосить? Лучшее, поверь мне, враг хорошего.

И не дай бог тебе неосмотрительно брякнуть:

- Ты замечательно моешь посуду!

Он ответит:

- Ну, значит, будет справедливо, если в этот раз ее для разнообразия помоешь ты!

И у него ни на минуту, ну ни на секундочку не шелохнется мысль о том, что первый и последний раз он мыл посуду, когда пытался собственноручно сварить в ней проявитель!

Комментарий ГАРИКА ХАРЛАМОВА:
«Не могу сказать, что я бог комплиментов и дарю их женщине на каждом шагу. Скорее, я их говорю на ушко любимой девушке. Самый банальный комплимент, который можно от меня услышать, — „рыба моя“. Причем я это говорю с таким придыханием, что девушка сразу понимает, что она мне чудовищно дорога. А вообще комплименты — это то, чем всегда можно порадовать девушку, если ты сильно опоздал на свидание, забыл про день рождения ее мамы или просто забыл ее имя. Достаточно сделать один комплимент — и вам тут же все простят. По‑моему, очень удобно».



Поговори с ней

Иной раз очень хочется, чтобы мужчины чуть менее внимательно относились к комплиментам в свой адрес и чуть более внимательно — к комплиментам в твой. Бывает в минуты слабости, например когда ты полдня простояла у плиты, стряпая какое-нибудь вдохновенное блюдо типа левозакрученных котлет по‑киевски с гарниром «но пассаран», так хочется услышать что-нибудь более возвышенное, чем «А чо, съедобно. Соли дай!». Хотя бы: «Великолепный вкус, превосходящий все ожидания!» Хотя бы:

«Бесподобно!» Хотя бы: «Ай да женщина, ай да молодец!»

Но, увы, подобные комплименты в адрес хозяек от мужчин звучат обычно только в рекламе посреди любимого фильма и достаются пельменям «Малышок», быстрорастворимому пюре «Роллтон», горячей кружке «Магги» и лапше «Доширак»!

Иногда хочется, выйдя из парикмахерского салона, где ты только что оставила 1 парикмахерский МРОТ, равный приблизительно этак ста долларам, заполучив взамен модную химическую завивку, услышать что-нибудь другое, чем «О, ты похожа на овечку Долли!». Или: «О, ты похожа на Пьера Ришара!»

Иногда хочется, провернув на работе какую-нибудь блистательную интеллектуальную операцию, потребовавшую максимального напряжения всех зачатков умственных способностей и почти непрерывной трехдневной трудовой вахты, вернуться домой с победой, на щите, встречаемой фанфарами и радостным кличем: «Слава победителям, слава ветеранам труда, слава инвалидам легкой промышленности! Гип-гип ура-ура-ура!»

А не растерять весь свой пыл и задор под исполненным скептицизма мужским взглядом: «И сколько-сколько, ты говоришь, тебе за это заплатят? Да я б за такие деньги лучше квартиру убрал!»

Хочется. Как ни крути, а хочется. Но, с другой стороны, как подумаешь, а встретишь ты вдруг человека, который в ответ на слова «Ой, да вы такой сильный, ой, да вы такой умный!» вдруг как скажет: «Ой, да я такой слабый, я такой глупый, я же знаю!» А потом как разольется: «О, мадемуазель, вы само совершенство! Ваши глаза похожи на море, так они глубоки! В них тонут корабли моих нечаянных надежд… А ваша улыбка! Она светит, как лукавая луна тем морякам, которым все-таки удалось спастись! А ваш голос! Его хочется слушать вечно, всегда, до тех пор, пока не кончится время, до тех пор, пока не придет маразм, а вместе с ним глухота!.. А ваши чудесные волосы с этой химической завивкой! О, они напоминают лепестки гиацинта, источающего свое благоухание на зеленом лугу ранней весной!..»

А если еще он будет такой всегда…

Да кому он после этого нужен?!


 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить