Седьмой день

— Кто придумал утро? Ну кто придумал утро?! — вопрошает Маша в пустоту каждый раз, когда поет будильник, одновременно включаются и работают почти на полную мощность телевизор и радио. По натуре она — стопроцентная сова от хвостика на макушке до аккуратного педикюра, и каждое утро для нее — божья кара.

Седьмой день

— Кто придумал утро? Ну кто придумал утро?! — вопрошает Маша в пустоту каждый раз, когда поет будильник, одновременно включаются и работают почти на полную мощность телевизор и радио. По натуре она — стопроцентная сова от хвостика на макушке до аккуратного педикюра, и каждое утро для нее — божья кара.

Завтра 8 Марта. Значит, сегодня последний день напряженной работы, потом праздник-цветы-шампанское, а там и выходные. Жить можно! Маша свесила с кровати ноги, усилием воли оторвав мыслящую часть тела от мягкой подушки.

«Разбежавшись, прыгну со скалы…» — ревело радио. По телевизору передавали гороскоп на день. Повернулась ухом в ту сторону.

«Дева. Седьмое марта — явно не ваш день. Мелкие и крупные неприятности будут преследовать вас, начальство будет недовольно вами».

— Спасибо на добром слове, благодарю за предпраздничное настроение. Прыгну-у-у со скалы. Вот я был, и вот меня не стало-о-о, — Маша присоединилась к радиоприемнику. — А в гороскопы я не верю-ю-ю. Ерунда все это-о!

Начался новый день.

***
Маша торопилась — пара минут, и можно записывать в свой послужной список еще одно опоздание. Говорят, пунктуальность — чуть ли не главная черта характера Дев. Это явно не про Машу. На ходу застегиваясь, она выскочила из квартиры. Захлопнула дверь.

Оп-с!

Маша стояла за дверью, из рукава шубы тянулась резинка, одна варежка осталась по ту сторону двери, в квартире. Варежки на резинке, как инфантильный детсадовец, она носила по чисто производственной необходимости. Поскольку за день Мария, корреспондент городской газеты, много передвигалась, ездила на интервью, репортажи, то варежек и перчаток она потеряла несметное количество. Так бы и продолжалось, пока мама не догадалась сделать рукавички на резинке. Теперь Маша была всегда с варежками, но теряла другие вещи. Как-то раз даже оставила пакет с книгами в приемной важного министра. Возвращаться постеснялась…

— Спокойствие, только спокойствие, — повторяла она слова любимого мультяшного персонажа. Надо достать из сумки ключ, открыть дверь, освободить варежку и себя с привязи.

— Оп-с…
Ключа в сумке не было. Видимо, так спешила, что забыла положить. Вспомнились предсказания гороскопа. Да, не задалось мартовское утро.

— Спокойствие, только спокойствие, Маша. Вечером съезжу к маме, у нее есть запасные ключи.

Расстегнув шубу, она выдернула вторую варежку, обмотала вокруг дверной ручки и, засунув руки поглубже в рукава, побежала на трамвай.

***
На цыпочках, прижимая к груди сумку, как трусливая мышь с ворованным куском сыра, Маша кралась мимо кабинета редактора. Уф, почти проскочила. До комнаты, где обитают корреспонденты, оставалась какая-то пара шажков… Неожиданно (Маша даже вздрогнула) дверь распахнулась и, как черт из табакерки, на пороге возникла редактор Ирина Ивановна (в народе Мадам).

— Маша, зайди ко мне.

«Пропади пропадом эта наука астрология!»

Мадам Маню не ругала, она медленно, без лишних эмоций размазывала ее тонким-тонким слоем по паркету. Вежливо и интеллигентно, даже местами сочувственно Ирина Ивановна сообщила, что редакции без особой разницы, есть Маша или нет. Сенсационных материалов она никогда не писала и, видимо, уже никогда не напишет, а ее мелодраматичные статьи «за жизнь» не подходят под формат газеты. «И надо что-то с этим делать!» — резюмировала Мадам таким тоном, как, наверное, сказал бы хирург больному гангреной о том, что резать надо.

Стоя перед редактором, как партизан на допросе у фашиста, Маша кусала губу, чтобы не побежали предательские слезы: «Спокойствие, только спокойствие».

***
Вытирая растекшуюся по щекам тушь и делая вид, мол, в глаз что-то попало, Марья быстро юркнула в кабинет в надежде, что все коллеги разбежались по заданиям и ее позорному реву не будет свидетелей. Ага, жди и надейся! Когда надо, никого днем с огнем не найдешь, а тут все собратья по перу в полном сборе! Маша прошла на место и села, прячась за монитор.

В комнате было шумно, накурено. Жужжали принтеры. И пахло чем-то слабоалкогольным. «Уже праздник отмечают. Без меня».

Васька (ведущий криминальной рубрики) бегал по комнате, размахивая кружкой и, как всегда, митинговал.

— О, как ты тут оказалась? Я тебя не заметил, тебя Мадам искала. М-да, видимо, нашла… Чего ревешь, прилетело? Да не реви. Начальство надо воспринимать, как стихийное бедствие — землетрясение, наводнение, торнадо. Если уж все равно не избежать, то хоть постараться выйти с наименьшими потерями.

Заботу коллеги Маша оценила. Васька (вообще-то ему уже далеко за тридцать) был циником, каких поискать, видимо, работа наложила отпечаток. Мог глотку перегрызть за сенсацию. На месте преступления он всегда оказывался чуть ли не раньше милиции. Заголовки его статей — классика жанра, леденящая кровь: «Из земли торчали ноги», «Старушку били ее же костылем». Васька не уважал начальство и не терпел коллег. Единственная, к кому он относился более-менее по‑человечески, это Маша. Никакой романтической подоплеки здесь не было. Просто в ней он не видел конкурента.

— На, я тебе припас, — Васька протянул девушке кружку с шампанским и конфетку. — Кстати, это вообще тебе все было. Дядька какой-то принес, очень жалел, что не застал тебя, хотел с Восьмым мартом поздравить, благодарил: после твоей публикации у них дело с мертвой точки сдвинулось.

***
«Дядька», догадалась Маша, это очень уважаемый человек, руководитель студии судомоделирования. Cтудия существовала много лет как дворовый клуб и располагалась в подвале. Ребятишки из окрестных дворов приходили по вечерам и строили кораблики. На этом увлечении выросло не одно поколение мальчишек, среди них есть даже настоящий капитан подводной лодки и два морских офицера. Теперь студия судомоделирования таким спросом не пользуется, детей ходит мало. И кто-то присмотрел подвальчик не то под компьютерный клуб, не то под бар. Детей собираются выгнать, студию прикрыть. Родители написали письмо в газету. Маша ездила разбираться. Нашла того самого капитана подводной лодки, обивала пороги чиновников, написала статью в надежде, что кто-то из сильных мира сего обратит внимание и поможет студии остаться в своем подвале.

Выпив выдохшееся шампанское, закусив подтаявшей конфеткой, а главное, успокоившись от Васькиных слов о том, что статья помогла студии, Маша начала разбирать бумаги. Вдруг Васька опомнился:

— Я же главное забыл! Это тоже он передал тебе.

И достал из стола кораблик.

Маша его приметила еще там, в клубе, среди выставленных работ. Кораблик с алыми парусами. Подпись: «Миша Савельев, 6 класс, 1990 год». Маша завороженно смотрела на кораблик. Васька, на удивление, тоже. Маша спрятала парусник, пока Васька, чего доброго, не опомнился и не начал ерничать на всю редакцию, обзывая ее Ассолью.

***
В кабинет зашел дизайнер Женя. Маша в наушниках расшифровывала запись с диктофона. Васька трещал по телефону.

— Але, Маня, очнись, — дизайнер похлопал девушку по плечу. — Корректор заболела, Мадам велела срочно прочитать эти полосы.

Женя протянул готовые полосы с гороскопом, сканвордами, анекдотами. Маша отложила свою работу, вздохнула, начала читать гороскоп на следующую неделю, выправлять ошибки, опечатки. Дошла до своего знака. «Деве везти не будет. Рабочие и личные проблемы полностью поглотят ее». Маша остановилась.

— Женя, вы гороскоп где берете? (Понятно, что в штате рядовой газеты своего астролога нет.) У меня все время такие ерундовские прогнозы.

— А ты что хотела?

— Чего хотят девушки?! Любви, большой и чистой! Март как-никак начался! А мне по прогнозам все работа, работа и проблемы.

— Ну ты даешь, веришь в гороскопы! Знал, что ты ненормальная, но что до такой степени, даже не догадывался, — встрял Васька.

— Мне обещали неприятности. Я забыла ключ, прижала варежку, опоздала на работу. Обещали, что начальство будет недовольно, я и получила. Все исполнилось в точности. Ну как тут не верить?!

— Ну и дурочка.

— Сам такой. Тебе вот, Васька, ты ведь Козерог, обещали, что день будет травмоопасный. Ты потише бегай и езди — гололед такой.

— Да не верю я в эту фигню.

***
Слава богу, день подходил к концу.
В редакции начали готовиться к празднику: мужчины с таинственным видом и большими коробками сновали туда-сюда. Васька уехал по делам.

Машин мобильный громко запел «Гоп-стоп». Это Васька, на его вызовы поставлен такой звонок.

— Алло!

— Слушай сюда внимательно… — Маша ничего не понимала, коллега говорил, как из подземелья.

— Что?! Вася, я ничего не понимаю.

— Глухая тетеря, я ездил на репортаж, торопился, упал, сломал ногу, я в больнице, мне гипс накладывают. Сейчас я должен был с отделом по борьбе с экономическими преступлениями ехать на дело, брать взяточника. Доверить никому, кроме тебя, свой хлеб я не могу и не хочу. Едешь сейчас в отделение милиции, кабинет № 23, цифры 2 и 3, поняла? Запомни! Операция суперсекретная. Скажешь, от меня. Тебя возьмут с собой. Все посмотришь, запишешь, снимки я у них оперативные возьму. Напишу сам, главное, присутствовать и все своими глазами увидеть. Давай, я на тебя надеюсь.

— А как же праздник? — робко спросила Маша.

— Какой еще праздник?! Поминки по Кларе Цеткин?!

На Машу навалилась грусть-тоска: еще не хватало в предпраздничный день криминалом заниматься! А Васька ногу сломал, предупреждал же гороскоп, что у Козерогов травмоопасный день.

***
9 марта. В комнате корреспондентов снова было шумно и накурено. Маша сидела, опустив голову, а Васька с загипсованной ногой ковылял по кабинету и орал во всю глотку:

— Правильно тебя ругают! Тебе только в «Мурзилке» работать! Кабинет № 23, русским языком тебе говорил! Такое дело прошляпила (тут он выразился более резко). Я, конечно, информацию получу, но ведь это живой материал был бы на первую полосу, сенсация!

Маша молчала. Виновата, конечно. Она приехала, нашла кабинет
№ 32. Как перепутала, сама не знает. Постучалась, вошла, там сидит молодой мужчина.

— Я от Васи из газеты.

Молчание. Удивленный взгляд.

— Я от Васи. — Маша повторила пароль. — Я взяточника брать.

У мужчины округлились глаза.

— Капитан Савельев, — выдавил он из себя. — Вы, наверное, ошиблись?

…Васька продолжал орать и бегать по кабинету.

Телефон заиграл мелодию из фильма про Шерлока Холмса. Маша заулыбалась, взяла трубку. Это звонил капитан Савельев, следователь по особо важным делам.

***
Поздним вечером 7 марта Маша, с позором удалившись из милиции, стояла на трамвайной остановке — надо было ехать к маме за ключом.
К остановке на машине подъехал капитан Савельев, притормозил около Маши, открыл дверцу.

— Вы у меня в кабинете оставили, — капитан протянул Машин пакет. — Давайте подвезу.

Уставшая за день от неприятностей, Маша не стала отказываться и села в машину. Они тронулись с места. Девушка взяла свой пакет, машинально открыла и достала кораблик с алыми парусами. Савельев уставился на игрушку и неожиданно нажал на педаль тормоза. Маша, чуть не ударившись головой о лобовое стекло, уставилась на Савельева, тут же вспомнив фамилию создателя кораблика.

— А вас как зовут? — пробормотала она.

— Миша, Михаил, — ответил капитан. — А вас?

— Маша. А кто вы по гороскопу? (Ничего умнее в голову не пришло.)

— Скорпион, но я не верю в гороскопы.

— Я тоже с утра не очень-то верила. А Скорпионам на сегодня астрологи обещали встречу не то с прошлым, не то с будущим, не помню точно.

— Наверное, с прошлым, — Савельев кивнул на кораблик. Потом задумался, помолчал, глянул на Машу и добавил:

— И с будущим, — и надавил на газ. — Кстати, с праздником вас!

***
Васька наконец успокоился, сел за свой компьютер, выставив в проход сломанную ногу. Зашел дизайнер Женя.

— Где «спасибо», Маш?

— За что?

— Ты не видела полосу с гороскопом? Я же переделал!

— Нет, не видела.

— А зря! Ради тебя старался. Все, как ты хотела.

Маша побежала искать страницу, нашла нужную. Вместо прежнего астропрогноза был другой, который начинался словами: «Деву ждет новый захватывающий роман». А Козерогу Ваське гороскоп рекомендовал пересмотреть систему жизненных ценностей!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить