С выражением

Эффект налицо: от улыбки станет всем светлей — мы проверили!

С выражением

Эффект налицо: от улыбки станет всем светлей — мы проверили!

НАУКА:
Американские психологи пришли к выводу, что заданное выражение лица определяет внутреннее состояние человека. Психологи советовали пациентам с суицидальными наклонностями расслаблять мышцы лица во время приступа гнева или ярости. В результате больные восстанавливали способность контролировать свои эмоции. А если зажать карандаш в зубах, при этом раздвинув губы, как в улыбке, то обычный мультфильм кажется смешнее и интереснее. Не стоит строить гримасы боли и напряжения, даже если физическая нагрузка очень тяжела. Расслабленное, ничего не выражающее лицо помогает легче преодолеть боль, истощение и усталость.

ЖИЗНЬ:
Чтобы проверить это утверждение, мне не пришлось утруждаться. Эксперимент подоспел как раз вовремя. Я вдруг решила, что расставание с человеком, который полтора года ставил свои опыты надо мной а-ля «вытерпи, сколько сможешь, и при этом сохраняй жизнерадостность и невозмутимость», подобно катастрофе планетарного масштаба. И как героиня Алены Бабенко в фильме «Водитель для Веры» завороженно повторяла: «У меня беда, у меня жизнь под откос!", пока знакомые не стали по несколько раз в день звонить мне, дабы проверить, не наделала ли я сама каких-нибудь бед.
А лучшая подруга устроила любительский сеанс психотерапии: «Ты представь себе здоровые отношения! Ну как он выглядит, твой новый молодой человек? Какого цвета у него волосы? А зовут как?»
Не-е-ет! Не надо: «Я хочу Петю Федорова!" - «У тебя должен быть свой парень!" Надо отметить, что на время это подействовало. Я придумала новые удивительные подробности совместной жизни со своим новым ухажером и даже выбрала себе парочку подарков от него на день рождения и Новый год. Я смеялась и над подругой, и над тем, до чего я ее довела своими разговорами о никчемности жизни. Теперь, похоже, настал черед американских ученых веселить меня.

Проделки Пьеро
Для начала я спросила своих близких о том, какое наиболее частое выражение они видят на моем лице. — Наверное, сарказм? — с надеждой стала подсказывать я им. Ответ был: «Да нет, оно либо задумчивое, либо что-то близкое к грусти».
- Нет! Я же не такая! Вы не понимаете! Я очень веселый и смешливый человек!
- Ага! - парировали мои собеседники, — только, наверное, где-то глубоко внутри. За маской Пьеро или замученного жизнью суслика и не разглядеть.
Ну и отлично — без напряга проведу первую часть эксперимента. А для того чтобы и лучик радости не мелькнул на моем лице, я решила взять зеркало и с его помощью контролировать время от времени печать безысходности на своем «фейсе».
С выражением на лице глубочайшей скорби вышла я из дома и в одиночку отправилась в ближайшее кафе. К слову сказать, стараться мне особенно не пришлось — вот уже неделю как именно эта мина прочно заняла место на моей физиономии.
И я сразу про себя заметила, что с печалью во взоре и ноги двигаются тяжелее, да и что-то в боку закололо: «Наверное, печень решила передать мне привет!" - мелькнула у меня мысль. Я вошла в кафе — и вдруг меня нестерпимо потянуло на слезы, вспомнились сразу не только теперешние мои обиды, но тот мерзкий мальчик, что дергал в школе за косы. Мне стало казаться, что жизнь не удалась, и я едва удержалась, чтобы прямо тут, на этом ровном месте, не разрыдаться у всех на глазах (а это уже позор — как говорит моя подруга). К слову сказать, даже официант проникся моим настроением или он просто подумал, что у меня случилось горе? Как бы то ни было, он перешел на полушепот и предлагал мне еду и напитки как-то мягко, я бы даже сказала по‑отечески. Я все больше и больше сгущала брови и, наконец, дошла до мысли, что если я сижу тут одна в кафе, то уже, видимо, вообще никому не нужна на всем белом свете. Домой шла быстрым шагом — завтра мне предстояло самое сложное: стать улыбчивой и радостной, что казалось уж совсем невозможным.

И я поняла — эту вещь я в принципе уже знала и раньше — то, что человек о себе думает, и то, каким его видят окружающие, зачастую две большие разницы. И второе — я поняла, с каким лицом я хожу по улицам. Боже! Лучше бы я этого не знала! Хотя нет — теперь я стараюсь держать его в рамках приличий.
И, наконец, вывод по делу: когда я в столь привычной для себя и такой временами уютной роли Пьеро с выражением на лице всей мировой скорби занималась своими делами, мне было действительно очень плохо, морально. Я не могла ни есть, ни спать, ни смотреть телевизор, мне просто хотелось жалеть себя и плакать, а на сердце лежал камушек, гранитный. Поэтому я решила силой порвать с любимой ролью и учиться другой. Все-таки для жизни лучше быть Арлекино, чем Пьеро.

ВО ВРЕМЯ ЭКСПЕРИМЕНТА Я ПОНЯЛА, С КАКИМ ВЫРАЖЕНИЕМ ЛИЦА
ОБЫЧНО ХОЖУ ПО УЛИЦАМ.
БОЖЕ! ЛУЧШЕ БЫ Я ЭТОГО НЕ ЗНАЛА!

От улыбки
Однажды я ходила на очень хороший тренинг. Посвящен он был построению отношений между мужчиной и женщиной. И было там одно упражнение, при выполнении которого нас заставляли насильно улыбаться всем своим плохим воспоминаниям. Мы сидели с закрытыми глазами, думая о тех, кто нас обидел, а тренер Даша плавно и мягко говорила нам полушепотом: «Вы смотрите на расстроившего вас человека, смотрите на ситуацию и… улыбаетесь. Когда уголки губ начнут опускаться вниз, вы насильно вновь начинаете растягивать улыбку, даже если эта улыбка вначале будет больше походить на гримасу».

Утром я решила улыбаться всем и вся: прохожим, дворовым собакам, машинам, деревьям. Я подошла к зеркалу и попробовала улыбнуться — ну видок, прямо скажем, тот еще: всклокоченные волосы, красные от слез глаза и натянутая улыбка под названием «радость маньяка» — просто дурдом на выезде или человек-летучая мышь, просидевший в темном чулане не одну сотню лет. Ну ничего — прическу мы сделаем, глаза замалюем — и улыбка станет более естественной.
Я вышла на улицу и, изо всех сил растянув губы, пошла походкой от бедра. Внутри меня торжествовал сарказм: «Смотрите, идет и лыбится как болванчик. Для чего, ради чего? Вот прямо сейчас возьмет — и похорошеет мне, ага, того и гляди». Форма дуги губ изменилась на диаметрально противоположную. Ну уж нет! Я так просто не сдамся! Каждый борется за свое счастье так, как может, — и опять создала на лице подобие улыбки.

На этот раз место сарказма заняли ирония и стеснение — я уже зашла в метро. А улыбающиеся люди-одиночки в московском метрополитене у нас часто, как правило, принимаются за полоумных или, по крайней мере, за тех, с кем рядом находиться не совсем безопасно. «Вот, теперь осталось еще заговорить с самой собой, и тогда от меня точно начнут отсаживаться», — пробурчала я себе под нос и улыбнулась. Мой взгляд столкнулся с заинтересованным взглядом мужчины, прямо скажем, совсем даже не в моем вкусе. «Ой, молодой человек, это я не вам! То есть вам, но не так… То есть не так, как вы бы хотели!" И настроение у меня улучшилось! Все-таки мир не так уж и плох, если ты не разучился хотя бы иронизировать над собой. Нет, правы все-таки американцы: улыбка творит чудеса, пусть даже потом и болят губные мышцы. И хотя «душа у меня не пела» пока еще, сердце не плакало тоже.
И я поняла, что: даже если вначале у тебя совсем нет никакого настроения смеяться, а брови делать домиком, попробовать улыбнуться миру и себе самой все-таки стоит. Пусть даже вначале губы будут дрожать, а строгий разум говорить, что это глупо, — эффект действительно налицо. Вначале улыбаться трудно, но через неделю выходить с улыбкой из дома у меня стало хорошей традицией.
И еще — когда улыбаешься, пусть даже самой себе, почему-то — не знаю откуда она берется — появляется уверенность в себе, а это уже дорогого стоит.

«ТЫ СМОТРИШЬ НА РАССТРОИВШЕГО ТЕБЯ ЧЕЛОВЕКА,
НА СИТУАЦИЮ, КОТОРАЯ ТЕБЯ РАЗОЗЛИЛА И… УЛЫБАЕШЬСЯ!" - ЭТОТ ПУНКТ ПРОГРАММЫ ДАЛСЯ МНЕ НЕЛЕГКО


Полет нормальный
После того как я вдоволь наулыбалась, решила себя наконец-то приобщить к спорту. Тем более, что, по утверждению все тех же психологов, если на лице у меня будет выражение полной безмятежности, то и позанимаюсь я намного больше — а значит, и эффективнее. «Ты и спорт — две вещи несовместные! Вернее не так: ты, смотрящая на то, как другие занимаются спортом, — явление обычное, и ты, смотрящая с тоской на тренажерный станок, — тоже, но ты, использующая его по назначению, а не в качестве вешалки для одежды, — нет, решительно невозможно!" - заметила приятельница, когда я ей высказала свою мечту об открытом мной простом способе подтянуть свою фигуру. «Лучше уж шкафы подвигай с выражением полной безмятежности, хоть пользу какую-то принесешь обществу, вон у нас ремонт — приходи и двигай!" - добавила она, подумав.

«Тоже мне, нашли дешевую рабсилу», — зло заметила про себя я. И на следующий день уже яростно крутила педали в соседнем спортклубе, в который приобрела разовый абонемент по сумасшедшим для себя деньгам. Когда я доставала купюры из кошелька, я, конечно, пыталась расправить вертикальную морщинку на своей переносице, но удавалось мне это с трудом. Ненавистная бороздка заменялась в этом случае удивленно поднятыми бровями. Так что при гладком лбе выражение смятения на лице все-таки присутствовало. Этим я и объяснила себе то, что мне так тяжело было расставаться с деньгами, и я почти даже расстроилась.
Устроившись поудобнее на велотренажере, я поймала себя на том, что мне не просто не хочется тут находиться, а не хочется вообще. — Девушка! Не спите, все будет хорошо! - улыбнувшись, вывел меня из спячки проходящий мимо молодой человек. «Та-а-а-к, опять за старое? Вернулись в исходное лицеположение!"
- А у меня и так все хорошо! - крикнула я его спине и с невозмутимым видом, но весьма энергично принялась за дело. Сердце быстро застучало, я потела и делала перерывы, стремясь при этом контролировать свои лицевые мышцы, и, когда я не злилась на судьбу и на себя за свою слабохарактерность, тело спокойно выполняло свои простые движения. Потом я перешла к силовым упражнениям на самые мои нелюбимые станки и сделала еще одно чудесное открытие: если ты во время физической нагрузки улыбаешься, то эти занятия становятся для тебя неким элементом игры с самим собой: сможешь ты что-то сделать или нет. А если еще рядом с тобой находятся довольные симпатичные люди, то и лицо твое просто само принимает благостное выражение. Но это уже не открытие, это давно всем известно.

И я поняла, что: непроницаемое выражение лица сохранять при физической нагрузке на самом деле гораздо легче, чем это может показаться на первый взгляд. Если ты делаешь упражнения без эмоций, да что там упражнения, даже если ты несешься с тяжелыми авоськами из магазина без эмоций, не изображая на своем лице ненависть к тому, кто тебе не помог, или просто к этим же пузатым сумкам, то и контролировать дыхание тебе проще, и, видимо, в этот момент мозг дает сигнал организму: «Все в норме, все системы работают нормально, без перегрузок», и задумываешься о плохом ты реже.
Сначала я думала, что это потому, что все свои силы ты тратишь на то, чтобы не сморщить лоб, на остальное уже эмоциональных ресурсов не хватает. Но оказалось, что дело не только в этом. Потом я уже поняла, что спокойное выражение лица каким-то чудом успокаивающе влияет на весь организм. А в спокойном теле — спокойный дух!

ЕСЛИ ТЫ НЕСЕШЬСЯ С ТЯЖЕЛЫМИ АВОСЬКАМИ
ИЗ МАГАЗИНА, БЕЗ ЭМОЦИЙ, НЕ ИЗОБРАЖАЯ НА ЛИЦЕ
НЕНАВИСТЬ К ТОМУ, КТО ТЕБЕ НЕ ПОМОГ,
НОША ПОКАЖЕТСЯ ЛЕГЧЕ


 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить