С новым ходом!

Что было бы, если бы мы каждый день вели машину как впервые? Или чистили зубы с радостью первооткрывателя?

С новым ходом!

Мы слишком многое делаем просто так, по привычке. На автомате. Это, казалось, очень даже неплохо: что было бы, если бы мы каждый день вели машину как в первый раз? Или неумело чистили зубы с радостью первооткрывателя?

Я живу около большого (огромного!) торгового центра, знаю его вдоль и поперек, умею ловко парковаться в узких щелках между машинами, и у меня есть уже выверенный и надежный путь по магазинам, в которых продают хорошо сидящую на мне одежду. И по деньгам. В первый день эксперимента я не стала парковаться у самого близкого к моему дому входа, а поехала вокруг. И нигде не было свободных мест — выходные же! А потом я увидела задний, неприметный вход в торговый центр. Некрасивый, непарадный, но вполне рабочий. И главное — там практически не было машин! О-ля-ля! Но это, конечно, не достижение. Достижение вот что: я зашла в магазин, увидела первую же витрину и задохнулась от возмущения. Дело в том, что коллега недавно пришла на работу в восхитительных джинсах. Они были так симпатично расклешены и так благородно потерты… А главное — идеально сидели на невысокой девушке с широкими бедрами и тонкой талией. Кто знает, поймет, как сложно найти джинсы на такую фигуру. Когда я ахнула и спросила у коллеги, где она взяла такие прекрасные брюки, она махнула рукой: «Купила три года назад в Лондоне в дизайнерском магазине». И тут, представляете?! В витрине магазина стоит манекен в этих самых джинсах, и стоят они недорого! Вот врушка. И идут они мне больше, чем ей. Также я узнала, что в торговом центре есть ателье, в котором при тебе подгоняют одежду по фигуре, ремонт сумок и банкомат того самого банка, на карточку которого мне перечисляют зарплату… Казалось, что я знаю в торговом центре все, а выяснилось, что у меня под носом есть масса необходимого мне, и, чтобы узнать об этом, было достаточно поменять место парковки.

Ресторан

Вы мне не поверите, я знаю. Но я все равно расскажу. Недалеко от редакции есть ресторанчик. Это по пути с работы домой, и я назначаю там интервью и свидания. Обычно я сразу прохожу в маленький дальний зал для некурящих и стараюсь занять свой любимый диван у окна. А тут потащила подружку в зал для курящих. Она фыркала, но не устояла перед аргументом прокладывания новых маршрутов. Мы не успели ничего заказать, как меня окликнули. Я ее узнала сразу: Таня, самая красивая девочка в лагере, где я отдыхала с 13 до 16, и это, если честно, были не самые лучшие воспоминания. У меня была дурацкая прическа, дурацкая одежда, дурацкие, не знающие пинцета брови, я страшно смущалась, краснела, заикалась и большую часть времени проводила сидя на подоконниках, уткнувшись лицом в коленки и наблюдая за чужим весельем. Оказалось, та лагерная компания продолжает дружить — больше десяти лет! - и почти каждую неделю встречается в этом ресторане. Как мы могли не пересечься — не понимаю. А потом началось неожиданное: оказывается, меня искали, но никто не знал моей фамилии. Оказывается, я была красавицей и «ничуть не изменилась» (Эй! Я выщипала брови, неужели не заметно?!), кто-то цитировал наизусть лимерики, которые я сочиняла в лагере. Если честно, я забыла, что что-то сочиняла. Я помню: сижу в углу одна и мучительно всех боюсь. Они, мои бывшие однолагерники, помнят обо мне такие штуки, о которых я или никогда не знала, или прочно забыла: «А помнишь Мишу, который был в тебя влюблен? Ну не вожатый (он все время носил тебе шоколадки), а другой, кудрявый? Он сейчас на ТВ, вы почти коллеги». Господи! Я не знала, что в меня там кто-то мог влюбиться… По воспоминаниям ребят я выходила очень веселой, яркой, творческой и безмерно популярной девочкой. Сначала, конечно, я подозревала, что они мне льстят из вежливости. Но если я смогла вспомнить только двоих из компании, то меня помнили все: что я носила, что говорила, с кем жила в палате, с кем сидела в автобусе по дороге домой. С ума сойти! Обменялась телефонами и «аськой», сейчас дружим. В тот вечер я долго не спала и думала, что я зря тратила столько денег на разговоры с психологом. И что наше самовосприятие может сильно отличаться от того, какими нас видят окружающие… Очень жаль, что я не зашла в тот зал хотя бы на год раньше.

Вечером я очень долго не засыпала, все думала, что зря столько денег потратила на психолога…

Специи

Я хорошо готовлю. Я очень хорошо готовлю. Так хорошо, что мне даже не пришло бы в голову что-то менять в этой области. Сбила меня с пути подруга, которая устроила кулинарную вечеринку (к тебе приходят гости, ты выдаешь им продукты, и они сами готовят, соревнуясь в мастерстве и обмениваясь хитростями).

Так вот. Я заправляла салат: оливковое масло, лимонный сок, базилик, соль, перец, орегано. Налить все в баночку с крышкой, взболтать добела и вылить соус в овощи. Сверху посыпать стружкой пармезана. И тут подруга сказала: «Сколько можно? У всех салатов одинаковый вкус! У всей еды одинаковый вкус! Я больше не могу!" И я поняла, что действительно, если я готовлю салат — обязательно с оливковым маслом и лимоном. Если суп — с кусочками помидоров и чесноком. Если торт — на бисквитном тесте.

Мне казалось, что знаю о любимом деле почти все, а выяснилось, что предстоит узнать еще много интересного!

И, поняв это, я вдруг открыла, что дрожжевые пироги делать легче легкого, что помимо черного и душистого перца есть розовый, белый и зеленый. И у каждого — свой вкус. Что кроме оливкового и подсолнечного масла есть тыквенное, горчичное, из виноградных косточек, кунжутное, трюфельное и льняное (редкая гадость!). А еще щи из савойской капусты нежнее и вкуснее, чем из обычной. Это не изменило мою жизнь… Просто я думала, что знаю о любимом деле почти все, а оказалось, что предстоит узнать еще много интересного. Мне это нравится.

Гаишник

Обычно я езжу аккуратно, поэтому останавливают меня редко. Когда это случается, я кокетничаю, строю глазки, предлагаю ограничиться устным предупреждением. Даже если я права, стараюсь максимально смягчить ситуацию и никогда не иду на конфликт: меня учили не ссориться с властью.

И тут меня остановили за поворот через две сплошные. Я знаю это место — там всегда была прерывистая. Но разметку изменили. Милиционер показал мне на знак и на линии: и то и другое густо облеплено грязью, а знак стоит под углом, и его не видно с дороги.

И тут я начинаю действовать вопреки всему тому, что мне подсказывает мой восьмилетний водительский стаж. Я срываюсь и кричу: «Посмотрите на знак и на дорогу! Они не читаемы! Вы специально встали на этом месте!" Меня несет, и я делаю то, что мне всегда хотелось сделать.

— Пройдемте, пожалуйста, — говорит милиционер не без ехидства, — мне кажется, что это полгода лишения прав.

Я холодею от ужаса, но уже не могу отступить. Достаю телефон и фотографирую и грязный знак, и разметку, и положение машины, и нагрудный знак моего сержанта. Подходит второй милиционер, и я набрасываюсь на него. Читаю лекцию о вреде коррупции, говорю, что приду в суд и докажу свою правоту. Что ради правды я готова поездить несколько месяцев на метро. Но я против нечитаемых знаков! Это опасно и может привести к аварии!

И вот в этот момент я чувствую, что ситуация переламывается, гаишники переглядываются, отходят в сторонку, о чем-то шепчутся, и сержант возвращается с моими документами: «Заберите права и впредь будьте внимательнее». Я не верю, что все закончилось так быстро. Медленно сажусь в машину, прячу права в сумочку, паркуюсь у тротуара, достаю из багажника щетку для снега и демонстративно чищу знак. Чувствую себя — хо-ро-шо! Не жалкой девочкой, вымолившей прощение у строгих дядей, а борцом за права людей. И мне очень нравится это чувство.

Даже если я права, никогда не иду на конфликт с гаишниками — меня учили не ссориться с властью.

Рассказы

Я отбираю рассказы для публикации в Cosmo в рубрике «Проба пера». Когда я начинала, то была полна предвкушения, как я найду новых Буниных, как открою неограненные бриллианты пера! Реальность оказалось иной. Совершенно! Я не думала, что люди способны писать такое… В девяноста процентах случаев в рассказах фигурировали Молодой и Холостой Олигарх или Гендиректор Нефтяной Компании и Двадцатилетняя Красотка. В оставшихся десяти процентах рассказов действовали Он и Она — с большой буквы. И много, очень много осени, листьев, тоски, многоточий и горячих чашек чая, о которые Она в ожидании Его грела озябшие пальчики. Иногда я перечитывала две-три сотни рассказов и не находила ни-че-го!

Я решила действовать целенаправленно. Составила список знакомых девушек, умных, взрослых, образованных, начитанных, ироничных, и каждой из них отправила письмо: «Попробуй написать историю — такую, какую тебе интересно самой прочитать, — писала я, — я знаю, ты не писательница, но я уже целую неделю действую не по стандартному сценарию — и результаты меня поражают! Попробуй и ты!"

Девушкам понравилась эта идея. Они задумались. Стали придумывать сюжеты и писать тексты, и через пару недель у меня в почте было тридцать рассказов… про Него, Нее, осень… И иногда про Красотку Гендиректора.

Эксперимент провалился. Точнее, доказал, что бриллианты — они на то и бриллианты, что встречаются редко, а найти их очень сложно. И что даже у самой умной, образованной и ироничной девушки может не быть таланта к сочинительству. В общем, не сработало, буду действовать по старинке.

В результате

Знаете, главный результат этого эксперимента даже не в том, что я нашла джинсы своей мечты или избавилась от подростковых комплексов. А в том, что в жизни появился драйв. Ушла скука. Начались эксперименты, пусть и не всегда удачные (вот, например, оказалось, что сидеть на надувном мяче вместо офисного кресла удобно только первые десять минут, а после начинается кошмар). Я так увлеклась внесением изменений в свою жизнь, что не заметила тоски, которая, кажется, охватывает всю страну с наступлением холодов и темноты… А может, тому причиной богатая витаминами пшенная каша с тыквенным маслом, которую я теперь ем на завтрак. Ну кто бы мог подумать, что это так вкусно?

Алина Фаркаш

Фото: FOTOLINK

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить