Развод по‑взрослому

Я появилась на свет благодаря разводу: для обоих моих родителей их брак был вторым. Впрочем, и мой дед женат в четвертый раз.

Развод по‑взрослому

Я появилась на свет благодаря разводу: для обоих моих родителей их брак был вторым. Впрочем, и мой дед женат в четвертый раз. Я и сама развелась так же стремительно, как вышла замуж. И мне всегда казалось, что развод — «дело житейское», как говаривал Карлсон. Впрочем, когда идет разговор о разводе родителей, которые вместе целую вечность, все осложняется.

И прежде чем расспросить наших героинь о том, как они пережили расставание папы и мамы, я пошла к психологу Екатерине Владимировой и попросила объяснить, что такое развод с психологической точки зрения. «Это финальная стадия отношений, результат дисфункции семьи, — сказала она. — Для кого-то — болезненная процедура, для кого-то — семейная драма. Но все самое важное в семье происходит еще до развода. Уже чужие люди живут „ради детей“, воспитывают их в нездоровой атмосфере, и именно такой тип взаимоотношений мужчины и женщины дети будут считать нормальным. До развода можно пытаться сохранить семью или осознать, что смысла в этом немного. Поэтому в сложных ситуациях надо принимать превентивные меры и заранее обращаться к психологу или расстаться, обезопасив себя и своих детей, а их взрослым детям не делать это событие драмой всей жизни».

Екатерина Битова (21)

Мои родители развелись всего пару месяцев назад, и, честно говоря, для меня это стало шоком, хотя, наверное, все было логично и достаточно предсказуемо: у нас дома давно царило состояние холодной войны. Но ведь никто не ждет, что его семья распадется.

Родительские конфликты начали задевать и меня, я старалась разобраться в причинах их проблем, служила одновременно психологом и буфером. Дело в том, наверное, что мама и папа очень разные люди. Папа — консерватор, мама — реформатор, мама — экспрессивный человек, папа — вещь в себе. Я могу найти контакт с каждым из них, а вот чего-то, что объединяло бы всех троих, было мало. При этом я не могу пожаловаться на свое детство — оно было счастливым, я никогда не страдала от нехватки родительской любви.

А потом через социальные сети маму нашел мужчина, с которым она встречалась, когда заканчивала школу. Тогда у них был настоящий роман, они даже планировали пожениться, но общий знакомый их рассорил. Моя будущая мама ушла от своего жениха, встретила моего будущего папу, решила кардинально поменять жизнь и уехала с ним в Москву. Вскоре и я родилась. А этой весной мама и ее друг снова встретились, пообщались где-то месяц, и он сделал ей предложение. Мама сказала, что не может встречаться с одним мужчиной, а жить с другим, собрала вещи и ушла от отца. Навсегда. Она спрашивала меня, не обижаюсь ли я на нее, но, честное слово, я не могу ее осуждать, потому что никогда раньше не видела ее такой счастливой! Когда мои родители развелись, все наперебой стали мне сочувствовать. Я не понимаю, чему сочувствовать?

Папу сначала было жалко (после расставания родителей я жила с ним все лето, пока не переехала к своему молодому человеку), но сейчас и у него все наладилось, он встречается с женщиной, они даже планируют съехаться.

Я рада, что родители не расстались раньше, ведь тогда у меня не было бы такого детства. Я подумала: возможно, им вообще не стоило жениться? Но и это плохой расклад — я бы на свет не появилась. Сейчас все немного успокоились, есть только ощущение какой-то пустоты, ведь мы все разъехались в разные стороны.

Мирить родителей стоит только в том случае, если не все еще потеряно. Но если люди счастливы по отдельности, зачем пытаться их «склеивать»?

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА: Развод родителей — в любом возрасте фактор стрессовый. Еще хуже, когда родители не способны договориться между собой самостоятельно и привлекают ребенка в качестве стабилизатора отношений. И вместо того чтобы отделяться от родительской семьи, взрослый ребенок втянут в отношения своих родителей, принимает на себя ответственность, живет под ее грузом, привыкает к этому. Поэтому после развода родителей, когда нести ответственность за их отношения уже не нужно, какое-то время сохраняется ощущение пустоты, о котором говорит героиня. Через некоторое время все встанет на свои места, ведь отделение произошло.

Нина Короленко (30)

Мои родители поженились довольно рано. Им было чуть за 20, когда я родилась. И с самого начала мама отказалась переезжать к папе, решила остаться со своими родителями. И папа не смог стать главой семьи — хозяином в доме был мой дедушка. Так мы ездили туда-сюда, то у бабушки с дедушкой жили, то у папы. Через девять лет после моего рождения на свет появился мой младший брат, но и это не изменило ситуацию. То есть с самого начала у мамы не сложилась своя отдельная семья. А к моим 27 годам такие отношения, видимо, совсем себя исчерпали. Может быть, мама поняла, что мы с братом уже взрослые и, расставшись с отцом, она никому не навредит. Да и папа не слишком настаивал на сохранении отношений.

Первый год после развода папа был обижен на маму, отказывался с ней общаться, но сейчас у них замечательные отношения, они даже друг другу помогают.

Все свое детство я боялась, что родители разведутся и у каждого из них появится новая семья. По сути так оно сейчас и есть: и у мамы, и у отца наладилась личная жизнь. Причем мамины отношения я воспринимаю совершенно спокойно, я действительно рада, что у нее все хорошо. А вот с папиной подругой общаться не готова — не хочу пересекаться с ней на одной территории. Правда, возможно, это происходит потому, что я живу с отцом, а не с мамой. В системной психологии есть понятие замещения ролей при распаде семьи. Получается, что в наших с отцом отношениях я фактически взяла на себя роль своей мамы.

Возможно, он второй раз женится, это его право, но я вряд ли пойду на его свадьбу, если такое случится. Хотя не стоит загадывать наперед — я думаю, если мы с папой не будем жить вместе, когда у меня появится собственная семья, я не буду настолько вовлечена в отношения с родителями и наверняка ко многому буду относиться проще.

Когда родители только развелись, я упрекала их в том, что они не смогли сохранить нашу семью. И винила в этом больше маму: мне казалось, что она как женщина должна была быть более мудрой, более гибкой, ведь говорят, что именно женщина — шея, которая управляет головой, а значит, и семью беречь — это женское дело. Но ни я, ни брат не пытались отговорить родителей от развода. В моей жизни тоже были неудачные отношения, так что я знаю, что, если два человека дозрели до расставания, другие не могут ни помочь им в этом, ни помешать, даже их собственные дети.

Развод родителей рождает ощущение нестабильности. И еще ты понимаешь, что твоя ответственность за родителей возрастает. Ведь ты не можешь помогать и оберегать их так, как они способны заботиться друг о друге, прожив много лет вместе.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА: Для взрослых детей проблемой становится не только расставание родителей, но и вопрос выстраивания отношений с их новыми избранниками уже после развода. Конечно, это непросто. Ведь трудно строить отношения с людьми, которые в некотором смысле заняли место в семье, долгие годы принадлежавшее маме или папе. Но дело в том, что родители — взрослые люди. Они не собственность детей и имеют право строить свою жизнь так, как считают нужным сами, точно так же, как и их взрослые дети.

Полина Лисицына (23)

Мои родители развелись, когда я училась на первом курсе. У нас в семье очень долго были проблемы, я мечтала, чтобы они разошлись, и сама приложила к этому максимум усилий. Мне хотелось, чтобы в семье наконец царил покой, а у нас постоянно бушевали скандалы. Мы жили вчетвером (мама, папа, бабушка и я) в трехкомнатной квартире, но у меня не было своей комнаты, не было своего угла, где можно спрятаться. В итоге я поставила ультиматум: или вы, ребята, разъезжаетесь и избавляете меня от этих «разборок», или я, учась на первом курсе, иду работать и ухожу жить в другое место. Родители разошлись.

Я сразу для себя сделала выбор, что останусь с мамой. В тот момент я понимала, что беру на себя очень большой груз, потому что мама, живя с отцом, была ведомой. И я понимала, что теперь «вести» ее придется мне. При этом именно она всегда обеспечивала себя, меня и отца (он пенсионер), но почему-то была уверена, что без мужа она ничего не значит в этой жизни. На протяжении двух лет после их развода я почти каждый вечер твердила: «Мама, подумай о том, что сейчас ты живешь лучше, подумай, что мы сейчас настоящая семья, что не все потеряно».

Сейчас прошло уже шесть лет, мама наконец-то стала жить своей жизнью (все-таки Бог есть, и время действительно лечит!). Она счастлива и довольна. Где-то года два назад она мне сказала: «Да, Полина, у нас действительно другая жизнь, и она мне нравится больше, чем прежняя. По крайней мере, приходя домой, я уверена, что буду отдыхать». Маме сейчас 56, у нее есть мужчина, у нее интересная работа, она постоянно ездит в командировки, задумывается о повышении. Я была безумна рада, что добилась своего и оказалась права. Мы с ней стали очень близки, по сути мама — моя лучшая подруга, я могу ей рассказать все что угодно и знать, что она меня не осудит, не припомнит потом что-нибудь… Раньше так не было: я чаще делилась своими проблемами с бабушкой или даже с папой.

В общем-то развод может быть очень позитивным явлением. Мне кажется, расставаться надо, когда ты понимаешь, что это — не твой человек, что вы не можете сосуществовать, тогда остается возможность сохранить хотя бы дружеские отношения. В случае моей семьи, хоть это и произошло поздновато, три несчастных вместе человека стали счастливыми порознь.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА: Тенденция к построению дистантных отношений — одна из ведущих в современном обществе. Женщина уже не столь зависима от мужчины, как какие-нибудь 30−40 лет назад. Дети, в свою очередь, тоже быстрее отделяются от родителей и к 18 годам поступают в вузы, уезжают в другие города, пытаются самостоятельно зарабатывать. Дети в этом возрасте стараются не вмешиваться в жизнь родителей и тем более не принимают за них такие важные решения. Можно одобрять или не одобрять выбор отца и матери, сочувствовать, давать советы, но принятие внутренней позиции мамы и стремление навязать родителям решение о разводе скорее говорит о детском поведении и нежелании отделяться от родителей.

Странное дело, но многие события, связанные с родительским разводом, стерлись из памяти. Может, это психологическая защита? Официальный развод, правда, меня почти не пугал — до этого было два действительно страшных года, когда меня тянули на три стороны: мама, папа и бабушка, папина мама. Честно говоря, я очень не хотела (да и сейчас не хочу) разбираться в их отношениях, выяснять подробности родительского расставания. А меня, наоборот, втягивали в этот конфликт, я старалась закрыться. Я очень сильно ссорилась с мамой, обвиняла ее, кричала, ругалась, уходила из дома, полгода прожила у бабушки. Мне хотелось жить отдельно от родителей. Потом, правда, вернулась.

Нет, сейчас я понимаю, что по большей части, процентов на 85, в разводе виноват был папа: он занимался бизнесом, разорился, начал пить, обижал маму, меня… Мама старалась меня защитить. Но тогда я во всем обвиняла именно ее, наверное, потому что была больше привязана к отцу, такая папина дочка. При этом его поведение ранило меня настолько, что отец просто перестал для меня существовать на какое-то время, будто я стерла его с картины мира — это, наверное, самое страшное. Я до сих пор не понимаю, как мама меня из всего этого вытащила. Вспоминаю иногда и не понимаю, как только я могла такое вытворять.

Сейчас у меня замечательные отношения с мамой, я ей полностью доверяю, и очень хорошие — с папой. Он спустя какое-то время женился, и у него замечательная жена. Выяснилось, что мои родители — люди, которые объективно друг другу не подходили, а теперь рядом с моим папой, как мне кажется, именно та женщина, с которой ему стоит быть.

Даже в тот момент, когда родители разводились, хотя мне было очень больно, к тому же я переживала за младшую сестру (ей было 9 лет), я могла сказать, что развод для них — правильное решение. Мама и папа — совсем разные люди. Так что, наверное, все к лучшему…

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА: Семьи, в которых родители разводятся, когда дети вырастают, — явление довольно распространенное. Такие семьи до последнего держатся только на совместных детях. Когда ребенок отделяется от родителей, пропадает то общее, что долгие годы так или иначе связывало двух разных людей. Взрослая дочь заставляет систему «семья» сопротивляться изменениям, именно поэтому ее могут втягивать в конфликт. Но Александра совершенно права в своем желании дистанцироваться от этого.

Виктория Мартынова
Фото: FOTOLINK; из архивов героинь

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить