Разные самолеты

МЕЧТА. Раньше я мечтала о любимой работе, о квартире с видом на старый город в Иерусалиме и о счастливых детях.

Разные самолеты

Раньше я мечтала о любимой работе, о квартире с видом на старый город в Иерусалиме, о красивой машине и о счастливых детях.

Сегодня я мечтаю только об одном, что он позвонит, что вернет меня в то бесконечное счастье, что только рядом с ним, потому что все, о чем я мечтала раньше обязательно будет, но только когда рядом будет он, потому что когда он рядом я живу, творю и двигаюсь вперед, а когда его нет «ничего не происходит, тишина».
Нас свел Бог, он знал, что мы половинки. Мы знали, что мы половинки с первой минуты нашей встречи. Кто-то спросит «Почему же мы расстались?», оказывается иногда обстоятельства бывают сильнее нас, даже когда мы готовы бороться. Я никогда не думала, что мировой финансовый кризис разрушит мое личное счастье в пух и прах.
Я живу в Израиле с тринадцати лет, здесь я выросла и здесь все, что мне дорого и любимо. В прошлом году я училась на последнем курсе факультета политологии и журналистики, мечтала о карьере разоблачителя коррупции и социальной несправедливости. У меня был любимый молодой человек, он учился на врача в Европе, я часто летала к нему, мы много путешествовали и планировали пожениться. Моя будующая жизнь казалась мне прекрасной и беззаботной. Каждый день я засыпала вместе с мечтами, с теми мечтами о простых истинах, как у всех молодых девчонок.

Все изменилось прошлым летом, когда появился Максим. Моя подруга из студенческого коммитета предложила мне сопроводить группу туристов из Америки, которые приехали познакомится с Израилем на десять дней. Группа состояла из молодых ребят выходцев из бывшего СССР. Я охотно согласилась, что очень не понравилось моего тогдашнему бойфренду, мне даже не помешало то, что мы разругались в пух и прах. У меня было чувство, что я просто обязана поехать.

Мы встретили ребят в аэропорту и последующие десять дней прошли как в сказке. Нас возили по самым интересным и увлекательным местам, местам с многотысячелетней историей, и все и туристы, и мы, местные, были в восторге. С Максимом мы встретились взглядами в первые же минуты, через пару часов мы общались на «ты» и в первый же вечер пили шампанское в одном из моих любимых ресторанов. Каждый новый день приносил с собой бурю эмоций, красивые места, лучшие развлечения и удивительную атмосферу влюбленности между нами. Первые несколько дней я не относилась к этому серьезно, но очень скоро поняла, что пропала. Я поняла, что это ОН. В нем было все, что мне нужно — он заботливый, на редкость внимательный к мелочам, очень хорошо воспитанный, что большая редкость в наше время, он сильный, он успешный, он красивый, сексуальный, он просто идеальный и самое главное он был по уши в меня влюблен! Еще никто не сдувал с меня пылинки так, как это делал он, и я упивалась его вниманием и заботой. Стоя у Стены Плача в те дни, все, о чем я просила Бога это оставить все как есть, я никогда не была так счастлива, как в те дни. Мы не говорили о том, что будет дальше до последнего вечера. Мы катались на кораблике по Красному морю, и он спросил приеду ли я к нему, я сказала, что если приеду то останусь навсегда, потому что не хочу постоянных встреч и разлук.

Я прилетела в Нью Йорк через месяц, был жаркий август, который совсем не хотелось проводить в Израиле. Мы провели замечательный месяц вместе, я полюбила его жизнь, его друзей, у нас появились общие привычки, мы стали понимать друг друга без слов. Он уходил на несколько часов, а я скучала как будто мы не виделись неделю. Он возвращался домой, тихо подходил ко мне, обнимал, и мы стояли обнявшись долго долго, а потом он тихо шептал: «Как я соскучился», и это было настоящее счастье, потому что я чувствовала тоже самое. Мы решили, что я перееду к нему. У него был дом и бизнес, поэтому даже если у меня что-то не получилось бы с работой, первое время это не составило бы проблемы.

Я должна была вернуться домой, чтоб сдать последние экзамены. Он улетел в Белоруссию по делам, и тогда нагрянул Кризис. Я поняла что что-то не так по его голосу, он весь ушел в проблемы на работе, дело его жизни тихо задыхалось, и он со всей силой пытался его спасти. Ему было не до меня и это было больно. Прошло три месяца, мы почти перестали общаться, когда я поняла, что пора спасать ситуацию. Я позвонила и сказала, что прилечу на Новый Год и прилетела. Горнолыжный курорт в Колорадо, его замечательные друзья, праздники, покупки- все было великолепно, вот только мы были уже не т. е. Я уже не доверяла ему как раньше, я злилась на него в глубине души за то, что он от меня отказался, он не боролся за меня.

Я задержалась до начала февраля, у нас начались какие-то совсем другие отношения, мы были близко и далеко просто потому что знали, что должны будем расстаться и никто не знает увидимся ли снова. Как раз в этот период у нас капитально кончились деньги, в Белоруссии упал рубль и деньги ушедшие туда пропали бесследно. Максим должен был лететь в Минск, я должна была лететь домой, как мне тогда казалось строить карьеру, только я тогда не понимала, что кризис добрался и до израильских рынков труда.
2 февраля мы приехали в аэропорт Джона Кеннеди, сели одновременно в два разных самолета и полетели каждый устраивать свою жизнь. Только для меня эта жизнь стала совсем другой, и без него она перестала быть интересной для меня.
Есть одно очень правильное выражение — мы любим кого-то не за то, какой он, а за то, кто мы или какие мы рядом с ним. Рядом с Максимом я — королева, а он прекрасный рыцарь оберегающий мой покой, но королевой я могу стать только когда мой рыцарь рядом.
Сегодня я мечтаю снова стать королевой, и я как все девчонки мечтаю о рыцаре на белом коне, только в отличие от многих я знаю как его зовут и где его искать.

Yana Routshtein-Sklyar
Фото:
show.7ya.ru

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить