Проявила характер

МИНИ-ЭКСПЕРИМЕНТ: как Нина Гечевари боролась со своим дурным характером.

Проявила характер

МИНИ-ЭКСПЕРИМЕНТ: как Нина Гечевари боролась со своим дурным характером.

Не каждому посчастливилось иметь бабушку с самым дурным характером на свете. Нет, честное слово, на всемирном конкурсе плохих характеров моя бабушка Нина Александровна Гечевари заняла бы безоговорочное первое место. Зловредность ее характера помогла бы ей выжить даже в ядерном реакторе.

— Ничего подобного! — возмутилась бы в этом месте Нина Александровна (если бы кто-нибудь показал ей эту статью). — У меня чудесный характер! Чудесный! Просто я всегда говорю так, как есть на самом деле!

Я горжусь и восхищаюсь своей бабушкой. Почти 80 лет она живет на свете со сверхдурным нравом и ни разу ни на секунду не усомнилась в своей правоте.

— Я самый хороший человек из вас всех, — любит иной раз заметить бабуля в застольной беседе, — просто вам, как и всем людям, не хочется слышать правду о себе!

Горжусь и восхищаюсь я еще и потому, что у меня так никогда не получается. Ведь я — что греха таить! — внучка своей бабушки. Меня и назвали в честь нее. Поэтому неудивительно, что у меня тоже плохой характер. Только в отличие от бабушки я испытываю за это чувство вины. Я терзаюсь, казню себя, я страдаю и рефлексирую. Я посыпаю голову пеплом и обещаю себе, что это никогда, никогда, никогда больше не повторится. Вот это-то и есть самое ужасное.

Жить с плохим характером и при этом не волноваться — это прекрасно и даже почти конструктивно. Жить с плохим характером, осознавать это и постоянно мучиться — хуже не придумаешь.

И вот я в очередной раз говорю себе: надо что-то делать. Ведь должен же существовать способ избавиться от дурного характера! Или нет? Ведь есть же научные способы, психологические техники, религиозные практики, в конце концов. Ведь человек — это же звучит гордо! Он способен победить многое, в том числе и себя! Неправду, что ли, писал Максим Горький?! Надо собраться с силами, засучить свои внутренние рукава и сделать это. Хотя бы попробовать. Может быть, мой опыт как-то поможет миллионам (ну это я, конечно, загнула — если бы нас были миллионы, эту планету пришлось бы закрыть), сотням других страдалиц, имеющих достаточно самокритики, чтобы понять свои недостатки, и мечтающих от них избавиться. А может быть, я погибну в неравной борьбе со своим характером и меня принесут домой, рыдая, на щите верные дружинники… Все равно отступать — это не по-нашему! Да. Вперед, на борьбу с собой! Ура!

Немного о себе
(в чем, собственно, заключается мой дурной характер)

И ничего смешного. Жить с таким характером зачастую трудно и почти всегда стыдно.

Как вы, наверное, уже поняли из предыдущего абзаца, характер у меня довольно воинственный. В том-то и беда. Как понесусь во весь опор, как пойду махать шашкой — только щепки летят! Ну и разные прочие головы. Впрочем, и то была бы не беда, если бы для своих баталий я избирала достойные пролитой крови поводы. Увы. Со мной всегда как в известном анекдоте — про то, как мужчина идет знакомиться с девушкой. И по дороге себя накручивает: вот влюблюсь я в нее, а она меня отвергнет… а не отвергнет — будет изменять… а не будет изменять — будет деньги тянуть… контролировать… жениться заставит… И в результате, увидев девушку, швыряет букет ей в лицо и орет: «Да пошла ты!!!»

Вот это про меня. И ничего смешного. Жить с таким характером зачастую трудно и почти всегда — стыдно. Ибо я:

отправила мужу sms: «Ты вонючий предатель, я тебя не уважаю и трижды плевала на твои цветы» и еще штук двести других sms похожего содержания;

раз двадцать пять (громко) угрожала ему разводом и один раз даже кинулась с трубой от пылесоса;

написала своему любимому редактору в Москву письмо со словами: «Если вы думаете, что в Петербурге живут убогие провинциалы, которые так счастливы, что их опубликовали во всероссийском журнале, что позволят, чтобы о них вытирали ноги, то вы сильно ошибаетесь!» (Поводом для такого письма было всего лишь то, что она сильно сократила мой текст.);

и много, много раз орала благим (и не благим) матом на своих кошку, ноутбук и младшую сестру, а также пешеходов и водителей на дороге…

А главное, что, навоевавшись, наломав всех, каких можно, копий и дров, поостыв и разобравшись в ситуации, я всегда — всегда! — понимаю, что совершенно не права. А даже если и была права, это уже не имеет ровно никакого значения. И мне становится невыносимо стыдно. И я чувствую себя (и веду себя) так, как, наверное, чувствует себя принадлежащая нашим ближайшим родственникам большая лабрадористая собака Рафик, когда сидит у стола в ожидании бутерброда или хотя бы чего-нибудь и всем своим существом демонстрирует, что она самая заблудшая, самая несовершенная, самая одинокая в мире собака.

Кстати, вам, может быть, интересно, что ответил муж на сообщение «Ты вонючий предатель, etc…» Он ответил: «Еду домой. Весь твой. Вонючий».

Ну, а в остальном у меня чудесный характер, чудесный.

Цели и задачи эксперимента

Попытаться стать спокойным и уравновешенным человеком, используя различные приемы по борьбе с собой. Вести дневник: подобно тому как на производстве отмечают количество дней без аварий, я буду отмечать количество дней без скандалов. Вырабатывать выдержку и самоконтроль, попутно обращая внимание и на другие, более мелкие свои недостатки, как-то: лень, малодушие, несобранность, любовь к сливочному полену после двенадцати и излишняя самоуверенность.

Примечание: единственное, что я, с вашего позволения, не буду описывать подробно, — это мои внушающие жалость попытки постичь технику обретения равновесия дзен. Во‑первых, оранжевая книга «Мировые религии: практика дзен-буддизма», купленная мной в книжном магазине за 195 рублей, ничуть мне не помогла. Напротив, я долго, как баран на новые ворота, смотрела со всех сторон на коан о Чжао-Чжоу и маленьком котенке, чувствуя себя как на третьем курсе перед экзаменом по философии, когда читаешь под партой одним глазом конспект и думаешь: «Ну что ж я такая тупая…» Во‑вторых же, мои старания обрести гармонию в медитации обернулись еще более позорищным провалом. Стоило мне начать сосредоточиваться на дыхании, чтобы отрешиться от действительности, в голове всплывала какая-нибудь ерунда вроде колготок, увиденных накануне в «Аксессуарах», — и вот я уже ловлю себя на том, что вовсю думаю о колготках, лосинах, легинсах и тому подобной суете… или о тетеньке и метро, которая везла в авоське собачку, или о собачках… Если же я пыталась, как предписывают руководства по медитации, представить себе что-нибудь равнодушное и величественное, например огонь или большую, насквозь просвеченную солнцем волну, то вместе с волной я представляла симпатичного серфингиста, а вместе с огнем — дрова и кочергу для камина. И вместо достижения гармонии я начинала злиться — на серфингиста, на себя и на Лао Цзы, который то ли был бабочкой, то ли не был, и ну его совсем! Короче говоря, так мне и не удалось помедитировать — даже не знаю, верить ли теперь людям, которые направо и налево рассказывают, как они медитируют и как им от этого хорошо. Остается констатировать: с буддистским созерцательным покоем у меня ничего не вышло. Поэтому я просто не буду об этом судить, о’кей?

Считаем до десяти
Техника № 1

Многочисленные источники рекомендуют, прежде чем сорваться, сосчитать в уме до десяти или сказать себе определенную кодовую фразу, например: «Не думать о зеленых обезьянах!» Дескать, это поможет тебе отвлечься, остыть и предотвратить скандал. Не работает. Вообще ни разу. Ровно так же не помогает совет представить своего противника голым, мокрым, смешным, жалким, в дурацком колпаке… Я думаю, что если бы перед скандалом мне удалось хотя бы раз подумать: «А вот теперь надо сосчитать до десяти», или «Кажется, я собираюсь сорваться, не представить ли мне его в дурацком колпаке?», или вообще хотя бы о чем-нибудь подумать, — то никакого скандала бы не было. И даже если можно было бы сообразить: «Начинается скандал», — и то все было бы гораздо проще. Потому что обычно ты вообще ни о чем не думаешь, кроме того, что вот сейчас я гордым и трагическим голосом скажу одну обреченную фразу, повернусь спиной и замолчу… а он, вместо того чтобы осознать свою неправоту, как скажет что-нибудь в ответ… а ты, возмущенная, ему… и вот вы уже орете друг на друга и, как говорит моя бабушка, «пошел черт по бочкам». В процессе всех семейных сцен за изучаемый период времени (около четырех месяцев) я ни разу не вспомнила о том, что надо бы сосчитать до десяти. А когда вспоминала, уже было поздно. Так что…

Оценка техники: жирная двойка.
Минусы: ее полная неприменимость в реальной жизни.
Количество предотвращенных скандалов: 0.

Стеклянная стена
Техника № 2

Эту методику, которую мне посоветовал папа (мой), я активно применила в общении со своей бабушкой, той самой Ниной Александровной Гечевари, которую я описала в самом начале. Надо сказать, что ругаться с бабушкой бесполезно. Она все равно победит. В лучшем случае уложит тебя на обе лопатки. В худшем — ты стукнешь кулаком по столу, шваркнешь дверью, грохнешь тарелкой об стол и выбежишь с криком вон — а потом будешь себя за это очень не любить. Поэтому лучший способ пережить сеанс общения с бабушкой (и похожими на нее людьми) — это представить себе, что между тобой и ними стеклянная стена, за которой кричит и бессильно беснуется любопытный аквариумный житель, а ты с интересом наблюдаешь за этим со стороны. К счастью, когда бабушка выходит на тропу войны, ей совершенно все равно, слушают ее или нет. Поэтому пару раз я просто заставила себя не слушать ее громометательные филиппики, а на третий пошла еще дальше — незаметно сунула в уши плеер и врубила на полную громкость:

You’re beautiful!
You’re beautiful!
You’re beautiful, it’s true!

Получилось что-то даже вроде клипа — очень мило. С тех пор я не раз пользовалась этой методикой — я насчитала шесть успешно проведенных эпизодов (потом считать перестала). И только один-единственный раз я применила этот метод к своему мужу. Ругаемся мы с ним не то чтобы постоянно, но довольно часто. В основном задираюсь я. Но бывает и так, что он решает (каков негодяй!) начать меня отчитывать — за то, например, что я убрала его важные бумажки или что положила в стирку любимую грязную рубашку, которую он собирался проносить еще лет пять-шесть… А я этого очень не люблю. Ну и конечно, получает он за это по полной.

Правду говорят, что игнорирование — один из старейших видов эмоционального насилия.

— Не нравится, что я убираю бумажки, так убирай сам! Захламил весь дом! (И т.д.)

— Скажи спасибо, что я вообще стираю твои вещи! Будь твоя воля, у тебя майка истлела бы на спине! Вот посмотри на Леню! (И т.д.)

А потом, конечно, виноватой себя чувствую опять же я. Потому что не стоили эти бумажки и рубашки испорченного настроения, это точно. Дражайший мой супруг на эти мои боевые выезды реагирует по‑разному. Иногда может выйти и сердито хлопнуть дверью (я торжествую), иногда вздыхает и грустнеет (мне стыдно), изредка принимает полноценное участие в сцене (я бросаюсь на амбразуру), а иногда подходит и ласково обнимает: «Нинка, ну ты что, а?» (Тогда мне очень, очень, очень стыдно.) Но только один раз он схватил меня за плечи, сильно встряхнул и бешено проорал прямо в лицо: «Ты будешь со мной разговаривать или нет?!» — когда я в разгар довольно напряженного обсуждения проблемы «Кто опять выбросил автомобильный атлас и кто вообще все выбрасывает» сунула в уши плеер и демонстративно замолчала. Правду говорят, что игнорирование — один из страшнейших видов эмоционального насилия.

Оценка техники: три с плюсом.
Минусы: подходит только для борьбы с патологическими личностями. Нормального человека обижает гораздо сильнее, чем брошенная в голову сковородка.
Количество предотвращенных скандалов: 6.
Количество спровоцированных скандалов: 1.

Страшная клятва
Техника № 3

Суть техники более чем проста. Только очень вспыльчивый человек позволит себе устроить скандал в присутствии своего босса, и практически никто — под дулом пистолета. Значит, дело только в том, что в определенных случаях ты просто разрешаешь себе сорваться. А надо — запретить. И вот я поклялась себе страшной клятвой, что если еще раз сорвусь, то умру от страшной неизлечимой болезни. Поначалу я почувствовала огромное облегчение: уж эту клятву я ни за что не нарушу, а значит, дело в шляпе. Я продержалась три недели. За это время я четыре раза успешно избегала осечки, не давая себе вскипеть и перейти на крик. У меня поднялись самооценка и настроение, я гордилась собой. Я стала лучше и в некоторых других отношениях: начала заставлять себя приниматься за дело сразу, а не собираясь два часа, даже перестала (почти) есть на ночь. Вот как положительно влияет на человека доказательство власти над самим собой. Четыре раза я гордилась собой, а на пятый я забыла. То есть совершенно. И про свою клятву, и про свое перевоспитание. Расслабилась — и поэтому забыла. Потом я утешала себя тем, что к этому моменту страшная клятва уже доказала свою состоятельность и была отменена, что все это, конечно, условность и вообще несерьезно… ну ведь не умру же я, в самом деле?!

Оценка техники: четыре. Действует тогда, когда ты о ней помнишь.
Минусы: если ты о ней в какой-то момент забудешь, то потом будет очень не по себе. И это при том, что я вообще несуеверная.
Количество предотвращенных скандалов: 4.

Последний день моей жизни
Техника № 4

И наконец, методика, которая должна была всесторонне решить проблемы всей моей жизни — ну и характера тоже. И с дисциплиной, и с руганью, и с едой, и с получаемым от жизни удовольствием, и со временем, растрачиваемым впустую… И ведь почти решила, честное слово! Этот совет мне дала приятельница-психолог. Кандидат наук. Хотя открыла его, разумеется, не она — это сделали задолго до нее. За несколько тысяч лет, я думаю. Каждый день, поднимаясь утром, помни о том, что этот день может стать последним в твоей жизни, и проживи его соответственно. Вот и весь секрет. Мне было как-то грустно думать, что этот день станет последним, потому что назавтра я… ну, того… Поэтому я решила, что это последний день здесь, в этих краях, и завтра я уезжаю надолго, а может быть, навсегда. Последний день моей жизни выдался солнечным и ветреным. По осеннему небу бежали прыткие облака. В этот день я написала наконец письма, которые давно собиралась послать и все откладывала, не забыла включить за ужином красивую музыку, с удовольствием прошлась с мусорным пакетом, посмотрела на звезды…

Последний день моей жизни выдался холодным и мокрым, как жаба… И это последний день моей жизни!

Последний день моей жизни выдался теплым, сырым и тихим. С утра молчаливо стоял туман. Раскрыв окно, я сделала утреннюю зарядку, затем сварила кофе, но не простой, а с корицей и лимонной цедрой по португальскому рецепту (муж сказал: бээээ!), мы очень хорошо поговорили о жизненной текучке (при этом я сделала много философских, проникающих в самую глубь замечаний). После работы (где я была как никогда собранна и конструктивна) мы встретились с девчонками и катались на кораблике. Они отметили, что я сегодня вся какая-то одухотворенная — любовника, что ли, завела? По дороге домой я купила сыра и вина, в постели читала не Сидни Шелдона, а Достоевского, «Бесы»…

Последний день моей жизни выдался холодным и мокрым, как жаба. С утра все не задалось: сначала я проспала, потом сломался фен, потом не хватило места в маршрутке и пришлось ловить такси, чтобы не стоять еще двадцать минут под хлещущим со всех сторон колючим мелким дождем… И это все в последний день моей жизни! И я поняла, что «последний день» — это уже слабое утешение. Мне надоело ощущение тонкой щекочущей грусти, надоело думать о главном, надоело ловить момент и ценить минуты… Хочется завалиться на диван с куском медового торта, смотреть мелодрамы с Мэг Райан и не думать вообще ни о чем, а кто тронет, тот получит в лоб! Я привыкла, и жизнь снова стала рутиной. Точнее — то рутиной, то не рутиной. Как всегда. Итого я продержалась около двадцати пяти дней. Недурной результат для начинающего. И за это время у меня ни разу не возникало ни желания, ни повода поскандалить! Теперь я понимаю, как живут люди, которые никогда не ругаются. У них просто другой подход к жизни.

Оценка техники: пять с минусом.
Минусы: и все-таки любой самоконтроль — это напряжение воли. И от него устаешь. И он может давать сбои. Уверена, что, если бы я продолжала эксперимент, уже «через силу», я бы в конце концов вернулась к тому же — к срывам, перемежающимся с острым недовольством собой. А кстати, к чему я вернусь, не продолжая эксперимент? Вот это вопрос! Посмотрим. Но это уже после финальных титров.
Количество предотвращенных скандалов: 0 (поскольку не было прецедента).

Далеко идущие выводы

Победить себя, в принципе, можно. Но сложно. Этим надо заниматься постоянно, всю жизнь. Недаром Агата Кристи писала, что лучший подарок, который может дать фея новорожденному, — это хороший характер. Битва с собой никогда не будет выиграна окончательно, поэтому особенно ценны люди, готовые принимать и любить нас такими, какие мы есть. Хотя им, конечно, всегда достается больше всех… Мужья тех девушек, у которых нормальный, небоевой, спокойный характер! Обнимите своих жен и поймите, как вам повезло! Ведь на их месте могла бы быть я.

P. S. Кстати, только что прочитала в психологическом журнале, что скандальный, истеричный характер зачастую скрывает чувство вины, избавившись от которого можно избавиться и от срывов. Попробуем двигаться в этом направлении…

От редактора: Дорогая Нина! Зачем же так волноваться? Текст про политкорректность в майском номере мы сократили всего на полосу!


CAMERA PRESS/FOTOBANK.COM



 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить