Права женщины

Такие авторы, как этот, на дороге не валяются. Они по ней ездят, и еще как! На свадьбе нашего героя, помнится, мы пили за его гениальные водительские способности (кто-то высказал предположение, что папа фигуранта посадил его за руль прямо по пути из роддома). И вот этому человечищу предстояло превратиться на день в женщину за рулем и почувствовать, каково это. Раньше единственной женщиной с именем «Миша» была красавица Бартон. Теперь красавиц две.

Права женщины

Такие авторы, как этот, на дороге не валяются. Они по ней ездят, и еще как! На свадьбе нашего героя, помнится, мы пили за его гениальные водительские способности (кто-то высказал предположение, что папа фигуранта посадил его за руль прямо по пути из роддома). И вот этому человечищу предстояло превратиться на день в женщину за рулем и почувствовать, каково это. Раньше единственной женщиной с именем «Миша» была красавица Бартон. Теперь красавиц две.

Пальцы веером

Моя женская история началась с визита в маникюрный салон, где мои пальцы стали длиннее на добрых двадцать процентов за счет ярко-красных ногтей. Именно в таком состоянии я отправился мыть машину, где, как мог, прятал руки в карманы и старался не смотреть в глаза сотрудникам автомойки, явно видевшим такого клиента в первый раз. Еле-еле открыв дверь автомобиля и попытавшись завести двигатель, я понял, чем женский автомобиль должен отличаться от мужского: все тумблеры, ручки и кнопки дамского авто просто обязаны быть больше. Минимум в два раза. Я не мог ни повернуть ключ, ни включить вентилятор и только с третьей попытки сумел застегнуть ремень безопасности! Так что настоящий женский автомобиль — это скорее какой-нибудь «Гелентваген» или «Хаммер». А у меня синенький маленький «Матиз».
Собирая меня, новоявленную женщину, в путь, мы всем Cosmo долго думали, какая масть больше подойдет начинающей автолюбительнице. Рыжая из меня получалась уж больно ненатуральной, блондинка — чересчур развратной, так что мне оставалось стать брюнеткой, и я ею незамедлительно стал. На месте груди у меня оказалось шестнадцать бумажных салфеток. Надо ли говорить, что второй размер меня никак не устраивал, но фоторедактор пресекла буйство моей фантазии. И мне пришлось довольствоваться тем, что, с позволения сказать, досталось от стилиста. Итак, четыре стандартные бумажные салфетки равны одной единице измерения груди, это закон! После того как был наложен последний слой туши на мои не знавшие такого с собой обращения, а оттого топорщившиеся в разные стороны ресницы, а вся редакция, вдоволь насмеявшись и нафотографировав меня на телефоны, выбрала мне имя Лиля, я отправился в путь.

Вполне себе Михаил

В самом деле, стоило поторопиться, пока щетина не дала о себе знать. Фотограф Миша Богачев смог-таки (у него ногтей не было) приклеить на заднее стекло туфельку в красном треугольнике, заботливо нарисованную и вырезанную арт-директором Катей Нижарадзе. Рядом с аптечкой на задней полке мы расположили целый плюшевый зверинец во главе с пучеглазой овцой (в нашей истории она еще сыграет немаловажную роль). А Лена Васильева подготовила письмо, которое облегчило бы мне общение с дорожным инспектором: в нем разъяснялось, что я вовсе никакая не Лиля, а вполне себе Михаил и весь день выполняю задание редакции. Кстати, перед дорогой нужно было непременно заглянуть в туалетную комнату — попудрить носик (слава богу, что в мужской туалет в крыле здания, где расположена редакция Cosmo, заглядывают только уборщицы). Теперь я понимаю, почему на банальную, с мужской точки зрения, процедуру девушки тратят столько времени! Расстегнуть пуговицу фалангами пальцев — это вам не статую Свободы на глазах у тысячи человек заставить исчезнуть! Но и с этой задачей удалось справиться.
Толком научиться ходить на каблуках я так и не смог, так что фраза «он начал ездить раньше, чем ходить» была как нельзя кстати. Вообще вождение на каблуках чем-то напомнило езду без седла: как ни сядь, все равно неудобно. Я честно пытался приноровиться к тому, что ноги постоянно находятся в напряжении, то нажимая на педаль каблуком, то кончиком сапога (пардон, сапожка), но в итоге малодушно переобулся в плоские ботинки.

Кавалерийская удаль

Первой остановкой на моем маршруте была автозаправочная станция. Чтобы не выдать себя раньше времени, я на пальцах объяснял заправщику, какого сорта бензин мы с «Матизом» предпочитаем. А вот как без слов объяснить кассиру, что мне нужен полный бак, я так и не придумал, поэтому просто фальцетом пропищал: «Пятого до полной». Это я уже потом подумал, что ни одна девушка так фразу бы не построила, и я был близок к провалу, но в тот момент мне хотелось провалиться под землю и было не до того.
Надо сказать, что вдобавок ко всей стрессовости ситуации я забыл с утра позавтракать, а когда мне накрасили губы, то уже не смог и пить. Так что на заправке я купил пакетик мармеладных мишек, которые, как оказалось, очень удобно отправлять в рот кончиками ногтей. И еще я заметил, что ногтями очень удобно чесаться. Непривыкший к тональному крему, я делал это достаточно часто, но это совсем ничего не значит! Ногти — это ужасно неудобно! А почесаться можно и ключом, и зубочисткой, и визитной карточкой на худой конец, если уж совсем невмоготу терпеть.
По правилам настоящей народной сказки красавица должна непременно попасть в беду. Это и стало моим следующим приключением. «Матиз» беспомощно замигал аварийкой и широко раскрыл рот. Я полез за знаком аварийной остановки и понял, что, если бы действительно был девушкой, то никогда не смог бы его собрать. Мне едва хватило сил, чтобы растянуть его железные скобы, похожие на составные части медвежьего капкана.
О ужас! Мне никто не захотел помочь! Никто не остановился! Ни пляска вокруг «сломавшегося» автомобильчика, ни усиленное дыхание на замерзающие руки, ни даже попытки самостоятельно заменить колесо не привлекли внимания московских кавалеров. В тот день у меня создалось впечатление, что это вовсе не кавалеры, а кавалеристы. Хотя, справедливости ради, ничего плохого настоящие кавалеристы мне никогда не делали… Я готов был заплакать. Хотя в моем случае плакать было категорически нельзя, да и вообще мужчины не плачут, поэтому я не плачу, а потею! Непослушный треугольник разобрать не удалось, он был отправлен в багажник прямо так.

Надрать за…

Пришло время возмездия. Все, чего мне теперь хотелось, это, конечно, почесаться и надрать за… замерзшими руками бессовестные мужские уши. Кстати, при объеме двигателя в восемьсот кубических сантиметров мощность моей самобеглой коляски в пересчете на один литр больше, чем у монструозного «Доджа Вайпер» с его 8-литровым мотором. При весе и габаритах «Матиза» этого вполне хватает, чтобы на дороге чувствовать себя уверенно. Мы влезали во все щели, ехали там, где, кроме нас, могла проехать только половина «Гелентвагена», но они половинами не ездят. Стоило видеть удивленные лица едущих рядом, чтобы понять, что настоящий городской вездеход — это как раз маленькая, юркая букашка, а не полноприводное чудовище, на парковочном месте которого можно разместить двух таких, как я.
Меж тем я подъехал к перекрестку. Как это часто бывает, машины, движущиеся поперек моего потока, не успели проехать на свой сигнал светофора и перегородили дорогу. Левый ряд в моем потоке еще как-то мог объехать образовавшийся затор, но мой путь перегораживала «Волга» какого-то грубого цвета. Я по привычке включил задний ход и довольно резко тронулся, чтобы стоящая позади меня «Ауди» не начала двигаться, лишив меня возможности маневра. Но то ли водителя этого автомобиля смутила туфелька на заднем стекле, то ли чересчур быстро приближающаяся пучеглазая овца, то ли он не был уверен, что я смогу затормозить без посторонней помощи не о его автомобиль… В общем, он начал отчаянно сигналить. Этот мой маневр в прошлой, мужской, жизни никогда не вызывал такого истеричного возмущения — и я удивился! Я быстро включил «первую» и, мигнув пару раз аварийкой в качестве извинения за беспокойство, ловко выскользнул в свободный ряд.
Тут надо заметить, что во время эксперимента я вообще гораздо чаще обычного слышал недовольные гудки в свой адрес. Так как стиль вождения я особенно не менял, то такое повышенное внимание к себе готов связать с этой несчастной туфлей. Так что, если вдруг тебе, настоящей и постоянно действующей женщине, уже надоело слышать нервные звуки клаксонов, попробуй на время отклеить этот злополучный треугольник. Возможно, ездить тебе будет гораздо спокойнее. Мужская вежливость очень капризна и чаще достается равным, чем тем, кто слабее их. Кстати, когда я пропустил фургон телевизионщиков в том месте, где имел абсолютное преимущество, пожилой водитель так мило отблагодарил меня жестом и улыбкой, что заряда хорошего настроения хватило еще на три безответные выходки московских грубиянов.

Ковырялочка

Все остальное время, которое я проездил в качестве девушки, я посвятил разглядыванию водителей в соседних машинах. Будучи мальчиком, я редко обращаю внимание на людей, вместе со мной двигающихся в пробке. Признаюсь, пару раз флиртовал с девочками, но из-за разных скоростей потока дольше тридцати секунд игра не затягивалась. Целенаправленно наблюдая за водителями автомобилей, я заметил, что многие из них совсем не смотрят по сторонам. Некоторые подпевают и танцуют в машинах, кто-то болтает по телефону, но что меня больше всего поразило, так это то, что очень многие ковыряют в носу: семеро шахтеров за один день! Даже не знаю, что хуже: разговаривать по телефону за рулем или все же, не нарушая правил движения, нарушать правила этики? Грустнее всего было ехать рядом с автомобилями с тонированными стеклами. Одна моя знакомая, долго размышляя, тонировать ли свой новый автомобиль или остаться законопослушной, решила выбрать последнее, разумно предположив, что в случае непроглядных стекол ее никто не сможет увидеть в ее красивой машине, а значит, она не сможет флиртовать! Возможно, это единственно действенный аргумент в защиту прозрачных стекол, так что прими к сведению.
Итак, я поправляю прическу и начинаю заигрывать со всеми мужчинами подряд. Да… я очень понимаю девушек, говорящих, что мужчины — жуткие тормоза. Конечно, я не красавица (хотя косметика творит чудеса), но настолько откровенное покусывание губ, теребление пряди волос и стреляние глазами, которыми я щедро одарял водителей, не могло остаться незамеченным. Безусловно, мне надо было потренироваться на воображаемом мужчине заранее, но, пока я был мальчиком, мне казалось это бессмысленным, а когда стал девочкой, было уже некогда. В итоге пусть и не скоро, но все же прекрасный рыцарь на салатовом седанчике (фу, я это вслух сказал?!) заулыбался мне в ответ. Он мне напомнил знакомого архитектора, так что именно так потом я его и называл, когда рассказывал об этой истории своим друзьям.
И вот наши машины поравнялись, мы смотрели друг-другу в глаза… Обстановка накалялась, я готов был открыть окно и пропищать в него что-нибудь важное, но он послал мне воздушный поцелуй и первым открыл окно… К сожалению, на этом история заканчивается, потому что я взорвался от смеха и сполз вниз на пассажирское сиденье. Так как у меня было письмо только для защиты от гаишников и совсем не было письма для защиты от «архитекторов», то я решил не рисковать и ретироваться, пока он не сделал чего-нибудь еще.

Приехали

Единственное, чего я за рулем не делал, — так это не поправлял макияж и не ездил с подружкой. Вовсе не оттого, что я не умею подводить глаза или губы. Для того чтобы решиться на это, должны быть все-таки гораздо более веские причины… А езду с подружкой (именно с подружкой, а не попутчицей) психологи уже давно отнесли к социально опасному поведению, потому что желание разделить ответственность на двоих (вдвоем-то не так страшно) очень иллюзорно, отвечать все равно придется одной. Зато я с великим удовольствием парковался перед автомобилями, в которых сидели водители. Увы, женщине гораздо сложнее быстро научиться чувствовать габариты машины, поэтому маневры в ограниченном пространстве и вызывают такие проблемы. Но у меня-то был семилетний опыт парковки автомобиля в узких центральных улочках Москвы! Жаль, что у меня не было с собой камеры. Удивление зрителей было настолько сильным, что я бы с удовольствием снова и снова пересматривал моменты, когда они бросали свои дела и резко тянулись к кнопке сигнала, чтобы предупредить меня, что до их бампера осталось не больше трех сантиметров.
Когда вечер закончился, с меня сняли ногти и я снова мог сжать кулаки, я почувствовал огромное, нечеловеческое облегчение. Поставив машину во дворе, я зашел домой, где ждала моя половина. У нее, кстати, уже целых полтора года есть собственные права, но она ими ни разу еще не воспользовалась, ссылаясь на страх перед другими водителями. После этого вечера я стал понимать любимую гораздо больше. Все-таки лучше я буду возить ее по городу и носить ее на руках, а за ней пусть останется прерогатива носить на руках ногти. Так будет и красивее, и безопаснее.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить