Поведение родителей глазами детей

Наши поступки, ссоры и примирения дети трактуют по‑своему.

Поведение родителей глазами детей

Семья с ребенком «То, что не объясните ребенку вы, он додумает сам», — к такому выводу можно прийти, изучив азы детской психологии. О том, как именно это происходит, нашему автору Дарье Зеленцовой рассказала гештальт-терапевт Наталья Трушина.

Спорим, я лучше?

Что происходит: родители не сходятся в вопросах воспитания.

У Оли и Димы конфликты случаются часто. По поводу работы, отдыха, распределения бюджета и сына. И каждое второе Олино решительное «нет» оборачивается улыбчивым Диминым: «Пусть ребенок порадуется». К примеру, Оля пытается наложить лимит на поедание любимых Мишей шоколадных конфет, Миша плачет, папа сует ему шоколадку и Олю отчитывает: «Жалко сладкого для маленького?» И оба делают вид, что за этим стоят одни лишь конфеты, а не другие, более серьезные противоречия в семье.

Что видит ребенок: путаницу, нестабильность, а еще возможность управлять родителями.

Отсутствие в семье четких понятий того, что можно и чего нельзя, — первый шаг на пути к расстройству детской психики. Если родители оспаривают авторитет друг друга, используя ребенка как козырь в конфликтах, чадо чувствует тревогу, которая может привести к нарушениям сна, истерикам и болезням. Самые хитрые дети развивают еще и манипуляторские способности: «Папочка, ты такой добрый, не то что мама». Пожалуй, для начала лучше папе договориться с мамой.

Сложная штука

Что происходит: в семье намечаются трудности.

Два года назад папа пятилетнего Саши потерял работу. И вся его небольшая семья, включая старенькую бабушку и маленькую сестренку, узнала, что такое экономический кризис и как трудно перебиваться нестабильными мамиными заработками. Сашку в подробности не посвящали, но и он замечал угрюмое папино лицо за ужином и мамины вздохи, когда папа на вопрос «Ну что, опять не взяли?» угрюмо качал головой.

Что видит ребенок: только то, что до него доносят.

Если в семье неприятности (финансовые трудности, чья-то болезнь или другие печали), не стоит полностью изолировать от них ребенка. Ведь он чувствует накаленную атмосферу и, не найдя ответа у родителей, принимается фантазировать. Самые эмоциональные дети даже берут вину на себя: «Я что-то не так сделал, и теперь у мамы с папой плохое настроение». Стоит, учитывая возраст и характер ребенка, объяснить ему, что происходит. И обязательно убедить (заодно и себя), что все будет хорошо. А для этого нужно поддерживать и не обижать друг друга, и каждому в меру сил решать проблемы.

Отказ от шоколадного яйца, совместная поездка к тете в больницу могут стать предметом гордости: «Я, как взрослый, вместе со всеми решаю проблемы!» Главное — обойтись без крайностей и не загружать ребенка грустными подробностями и тем более критикой в адрес родственников, папиного босса или правительства. И уж точно даже косвенно не упоминать, как сложно дается его воспитание и дорого — содержание: это чревато глубоким чувством вины и комплексами.

И не забывайте: ребенок смотрит на мир глазами родителей и почти всегда копирует их позицию и их поведение. И если мама говорит, что сил ее больше нет, папа замечает, что «Беда не приходит одна», а бабушка вздыхает: «Несчастный крошка», маленький член семьи будет себя чувствовать обделенным и действительно самым несчастным. Кстати, если кризис миновал, а ребенок по‑прежнему встревожен и со страхом ждет его продолжения, необходимы ритуалы, демонстрирующие успешность семьи: совместные походы, поездки и т. д.


В мирных целях

Что происходит: родители скрывают свои чувства.

Папа и мама Вероники никогда не ссорились и даже голос не повышали. Нет, конечно, они делали это, как все люди, но шепотом, когда дочка спала. А при Нике — ни-ни. Зачем ребенку негативные эмоции и внутрисемейные разборки? В общем, сплошные «Да, милый» и «Как скажешь, дорогая».

Что видит ребенок: жесткий конфликт между реальностью и идеалом.

Помнишь историю принца Гаутамы? 29 лет он рос в любви и роскоши, которыми окружили его родители, не видя ни болезней, ни старости, ни смертей. А очутившись за стенами дворца (и увидав все сразу), получил стресс глобального масштаба, покинул дом, жену, сына и 6 лет провел в аскезе и лишениях. Да, взамен мир получил религиозное течение № 1 по популярности и Будду. Но того ли хотели родители?

Ребенок, растущий в подобной атмосфере, чаще других становится, нет, не основателем религиозного течения, а объектом для насмешек других детей. И любой конфликт будет переживаться им в триста раз хуже, чем детьми, которых «закаляли» доверием и установкой «Не беда, прорвемся!». А поиск идеала в личной жизни (чтоб как папа с мамой - двадцать лет без единой ссоры) и вовсе чреват крахом.

Не страшно, если ребенок видит, что его родители — обычные люди: у них могут не совпадать взгляды, случаться приступы мигрени и просто плохого настроения. Главное, чтобы он понял: в хорошей семье вслед за бурей всегда наступает штиль. И наглядный (возможно, чуть «инсценированный») пример более чем желателен. Ребенок тоже участвует в беседе и учится находить компромиссы: «Малыш, мы с папой поспорили и даже чуть не поругались, но это не страшно: мы все равно любим друг друга. Еще мы обсудили, что важнее — дрель или миксер, а потом решили сделать приятное всем и купили мороженицу. Ты какой пломбир больше хочешь — шоколадный или фруктовый?»

На страсть и риск

Что происходит: папа с мамой громко и темпераментно выясняют отношения.

Родители трехлетней Оксаны гордо считают себя по‑настоящему горячей парой: редкая ссора у них проходит без криков и метания друг в друга предметов интерьера. Холеричная парочка быстро отходит: сбросив пары и эмоции и получив очередной «заряд бодрости», они мирятся и живут в полном согласии до следующего конфликта.

Что видит ребенок: как минимум крушение мира.

Оксана часто плачет, капризничает, боится темноты и воображаемых, но очень страшных чудовищ, живущих в ее детском мире. Мир этот невелик: квартира, любимая комната, игрушки, кошка Дуся, а еще мама с папой. Они главные защитники от внешних проблем, по могуществу и силе влияния сравнимые разве что с богами. И вдруг «боги» ссорятся: кричат друг на друга, обвиняют, злятся. Ксюша в ужасе: все пропало, она хочет, но никак не может помирить папу и маму. А вдруг они поссорятся насовсем?

«Молчанка», колкости и шипение в этом смысле менее опасны: они провоцируют у ребенка лишь смутную тревогу. А шумные выяснения отношений между родителями чреваты нервозностью, капризами, истериками. Дети из «громких» семей часто вырастают забияками и провокаторами или же, наоборот, нелюдимыми и замкнутыми. Возможно даже нарушение механизма привязанности в будущих отношениях. Выход один: общаться так, чтобы это не травмировало других членов семьи.

Любовь по правилам

Что происходит: папа с мамой откровенно флиртуют и кокетничают друг с другом.

Родители Лизы весьма темпераментная пара, и мир должен об этом знать. Папа Сергей влюблен в маму Марину, так же, как и 8 лет назад, во время начала их бурного романа. Он часто целует ее на людях, обнимает, держит за руку. Марина в ответ кокетничает и смеется, поощрительно подмигивая.

Что видит ребенок: модель отношений, которую можно примерить прямо сейчас.

Лиза копирует поведение родителей, а воспитатели в саду возмущены: девочка постоянно обнимается со своими одногруппниками, а недавно даже учила одного из них целоваться «как взрослые». Чрезмерное проявление эмоций, имеющее ярко выраженную сексуальную подоплеку, в присутствии ребенка — это перебор, надо четко контролировать границы дозволенного. Но забота и нежность при детях просто необходимы. В возрасте трех-пяти лет у малышей начинает проявляться Эдипов комплекс (в случае с девочками — комплекс Электры). Сыновья прогоняют папу, дочери же, напротив, ревнуют и требуют повышенного папиного внимания. Задача родителей — правильно расставить акценты. Видя проявления ревности, отец не должен идти у дочери на поводу, надо объяснить: «Я очень тебя люблю, но ты моя любимая дочь, а мама — любимая женщина. Со временем у тебя появится свой мальчик, он будет тебя любить так же, как я твою маму, а ты будешь любить его».

Нужно понимать, что отношения родителей станут для ребенка моделью поведения в паре, которую он сможет применить соответственно возрасту. Девочка может быть нежной и кокетливой, прихорашиваться, как мама, мальчик — заботливым и сильным, как папа. И от вас зависит, каково сыну или дочке придется во взрослом мире.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить