Посмотри иначе

Зимние вечера хорошо коротать за чтением классики или просмотром экранизаций. Только учти: это могут оказаться совсем разные истории!

Посмотри иначе

Любовь

В общем-то понять кинодеятелей можно: «Гамлет» Шекспира и «Идиот» Достоевского один, а режиссеров много. И каждому хочется сказать свое, порой неожиданное слово.

Это не конец

На экране романы, особенно длинные, часто претерпевают изменения: появляются и исчезают второстепенные герои, убираются существенные и не очень эпизоды. Но некоторые режиссеры идут еще дальше, превращая трагическую концовку в хеппи-энд с песнями и плясками.

Так, например, существует несколько альтернативных развязок «Собора Парижской Богоматери» Гюго. Всем, кто рыдал на последних страницах от чувства тотальной несправедливости, осушит слезы экранизация 1939 года. В нем красавица цыганка остается живой и находит счастье с… Пьером Гренгуаром. Квазимодо тоже относительно здоров, хотя и безмерно страдает. В общем, ждем чудес пластической хирургии для горбатого звонаря и тренинга личностного роcта для Клода Фролло.

В 1928-м добрые сценаристы спасли и несчастного Гуинплена с его слепой возлюбленной Деей («Человек, который смеется»): черно-белые, усталые, но довольные, они уплыли на корабле под красивую музыку. Апогеем же вселенской доброты стала «Анна Каренина» 1927-го под названием «Любовь». У фильма существует два финала: один трагический, для проката в Европе и тех, кто любит классику, а второй — счастливый, для доверчивых американских зрителей. В нем законный муж Анны умирает, она же воссоединяется с Вронским и живет долго и счастливо. Название «Любовь» тоже появилась в угоду прокатчикам. Во время съемок у Карениной-Гарбо и Вронского-Гилберта разгорелся свой роман. Химия между актерами пошла на пользу кассовым сборам: рекламный слоган «Грета Гарбо и Джон Гилберт в «Любви» звучал немного двусмысленно и очень привлекательно.

Внешность не главное

Знаешь, для чего классики так подробно описывают наружность героев? А вот режиссеры, наверное, не знают. Иначе как понимать некоторые явные противоречия?

Вьющиеся русые с рыжеватым отливом волосы, расчесанные на прямой пробор, закрученные пышные усы — вот точный портрет Жоржа Дюруа из «Милого друга». Не узнаешь гладковыбритого темноволосого Паттинсона из экранизации прошлого года?

Брюнетом оказался и золотоволосый Дориан Грей в одноименной экранизации 2009 года. Портрет там тоже изменился, став еще противнее: в лучших традициях триллеров про восстание зомби.

Можно подумать, что брюнеты выигрышнее смотрятся на экране. Но ведь и обратных метаморфоз немало. Например, черноглазая, черноволосая худенькая Наташа Ростова согласно режиссерской воле в 2007 году обретает пышный бюст и пшеничные локоны (впрочем, это одна из самых несущественных вольностей). А в экранизации романа «Джейн Эйр» 1934 года «маленькую пташку» Джен вдруг сыграла яркая, высокая и статная блондинка Вирджиния Брюс. Возможно, создатели картины рассчитывали, что в черно-белом кино все кошки серы.

«Грозовой перевал», роман другой сестры Бронте, экранизировали больше десятка раз. Но выбрать на роль Хитклифа темнокожего актера догадались только в последней версии. В 2011 году роковой герой превратился в бег­лого чернокожего, что заставило его еще больше страдать от социальной несправедливости.

10 причин моей ненависти

Нашли время

Классические истории вечны, поэтому органично смотрятся на фоне любой эпохи, чем и пользуются режиссеры.

Например, сюжет романа в письмах Шодерло де Лакло «Опасные связи» был как минимум трижды перенесен на современную почву. В двух случаях маркиза де Мертей и виконт де Вальмон стали обычными французскими буржуа, а в третьих «Жестоких играх» — американскими тинейджерами. Правда, красота злобной де Мертей пострадала лишь однажды. Не от оспы, как в книге, но от ожогов. В остальных наказание было скорее морального свойства.
А диккенсовский сирота Оливер в 2004 году умудрился стать южноафриканским беспризорником по имени Твист, который ищет счастья на улицах Кейптауна («Мальчик по имени Твист»). В роли доброго покровителя — мусульманин Ибрахим (в книге добрый христианин — мистер Браунлоу.)

Но больше всего любят осовременивать шекспировские сюжеты. В фильме «10 причин моей ненависти» почти буквально пересказана пьеса «Укрощение строптивой». Особо внимательные зрители имеют шанс обнаружить в фильме дословные цитаты и топонимические отсылки: так, главные герои Патрик Верона и Катарина Стратфорд учатся в школе «Падуя».

Самая, пожалуй, нашумевшая шекспировская экранизация — «Ромео + Джульетта» База Лурмана. Бессмертный сюжет перенесен в XX век, но диалоги сохранены. Ромео и Джульетта все так же страдают, их семьи враждуют, и не важно, что Тибальт — латиноамериканец, Меркуцио — афроамериканец и все они с пистолетами наперевес.

А «Гамлет, принц датский» в 2000 году живет в Нью-Йорке и руководит компанией отца «Датская корпорация». Во сне он увидит призрак умершего папы и узнает много интересного. Офелия же утонет не в реке, а в фонтане рядом с отелем «Эльсинор».

Настоящая вишенка на торте — это «Шекспир на новый лад» 2005 года, состоящий из четырех частей. Действие пьес «Макбет», «Укрощение строптивой», «Много шума из ничего» и «Сон в летнюю ночь» перенесено в XXI век.


ПОЛное несоответствие

Прошли времена споров о том, достойна ли женщина быть врачом, учителем или политиком. Она и не на то способна: например, заменить героя-мужчину в почти любом классическом сюжете.

Волшебник Просперо из «Бури» Шекспира в 2010 году стал волшебницей. В остальном сюжет более или менее сохранен.

Хайд, мрачное альтер эго доброго Джекилла («Доктор Джекилл и мистер Хайд» Стивенсона), в 1995 году вдруг делается очаровательной Хелен. В нее, стервозную карьеристку, прокладывающую себе дорогу в буквальном смысле грудью, периодически и превращается адаптированный герой, молодой сотрудник парфюмерной компании («Доктор Джекилл и мисс Хайд»).

Стивенсон не раз страдал от креативности сценаристов. Скажем, Джим Хокинс в советской экранизации «Острова сокровищ» 1937 года неожиданно становится девушкой Дженни, влюбленной в доктора Лайвеси (Ливси). Но это еще мелочи по сравнению с трактовкой событий: приключенческую историю советские кинодеятели превратили в произведение о классовой борьбе и мировой революции.

Дориан Грей Дориану Грею рознь. Роль стареющего портрета играет кинолента с пробами, роль прекрасной Дориан — Белинда Бауэр, а фильм 1983 года носит название «Грехи Дориан Грей».

Еще одна «женственная» экранизация 2005 года превратила в даму влюбленного в Дориана художника Бэзила Холлуорда, убрав таким образом всю пикантность ситуации.

В сентябре 2012 года состоялась премьера американского телесериала «Элементарно» по произведениям Артура Конан Дойля о Шерлоке Холмсе. Мало того, что события происходят в наши дни, так еще и Джона Ватсона превратили в Джоан, а играет ее Люси Лью.

Странный вкус

Иногда кинематографисты пытаются сделать классику понятнее зрителю и переносят действие из страны-оригинала ближе к целевой аудитории. В 1956 году французские деятели решили адаптировать «Преступление и наказание». Наверное, имена Порфирий Петрович и Родион Раскольников оказались непроизносимы для французов, поэтому их поменяли на комиссара Галле (Жан Габен) и Рене Брюнеля (Робер Оссейн).

А история о любви Киндзи Камэда и Дэнкити Акама к роковой красавице по имени Таэко Насу — не что иное, как японский «Идиот» 1951 года по одноименному роману Достоевского. Впрочем, после «Даун Хауса» с бужениной из Настасьи Филипповны можно уже ничему не удивляться.

ТЕКСТ: Екатерина Мартынова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить