Полная самоотДАЧА

Дача… Не просто клубничное варенье, сваренное бабушкой в тазу, не просто банки с хрустящими огурцами, баня и вечерние посиделки на веранде. Это непереводимое на другие языки понятие, мощная инфраструктура, да что уж там — русская модель мира.

Полная самоотДАЧА

Дача… Не просто клубничное варенье, сваренное бабушкой в тазу, не просто банки с хрустящими огурцами, баня и вечерние посиделки на веранде. Это непереводимое на другие языки понятие, мощная инфраструктура, да что уж там — русская модель мира.

Царский вариант
Жаловать приближенных дачами начал еще Петр Первый. Недаром «дача» — отглагольное существительное от «давать». Участки дарились за особые заслуги, про себя цари и императрицы тоже не забывали, хотя летние резиденции в Петергофе, Стрельне, Царском Селе, Ораниенбауме, Павловске и Гатчине дачами называть как-то неловко. Кстати, в отличие от эпопеи «долгостроя», через которую прошли многие современные владельцы участков, царские резиденции возводились в смешные сроки: 1000 га в Петергофе обустраивались всего 9 лет, а Павловский дворец возвели за 4 года.
К концу XVIII века дачи стали must have для столичного дворянства. Петербуржцы строились вдоль дороги на Петергоф, а москвичи осваивали территории Петровского парка, Серебряного Бора и Лосиного острова. Конечно, огромные усадьбы-имения, где скучал всем известный Евгений и боролись с чувствами сильные духом тургеневские девушки, мало напоминали садоводческие товарищества, но начало дачному движению было положено. К концу XIX века вывоз маленьких детей и дочерей на выданье на свежий воздух стал обязательным для всех семей. «Дачи и дачники — это так пошло!» — презрительно заметила чеховская героиня на предложение сдать вишневый сад в аренду. Еще бы не пошло, ведь сдавали и снимали все и вся. Если не могли позволить себе отдых за границей и не владели имением, то снимали дом, мансарду, флигель, угол и перебирались туда со всем имуществом — от сковородки до гувернантки, предусмотрительно сдав на лето городскую квартиру. Весь сезон, с мая по сентябрь, дачники развлекались: дачный театр, дачные концерты, дачные романы, вечерние чтения, фейерверки, рыбалка и сбор ягод. А вот «поедем на дачу, лопату в руки и…» (далее по тексту песни) — это уже реалии XX века…

Писательский вариант
Запах сирени, сосны до небес, невесомые сумерки, «шепот, робкое дыханье, трели соловья…» Неудивительно, что все те, у кого «пальцы просились к перу», к холсту или к нотам, устремлялись на дачи. Самые известные писательские поселки — конечно, Переделкино и Комарово (Келломяки)-Репино (Куоккала). Построить переделкинские дачи и отдать их в безвозмездное и бессрочное пользование творческим людям в 1934 году посоветовал Горький. В числе первых обитателей двухэтажных деревянных домов были Эренбург, Бабель, Пастернак, Ильф и Петров. В разное время в Переделкино жили Брик, Фадеев, Каверин, Евтушенко, Ахмадулина, Вознесенский. Именно там Пастернак написал, по его мнению, свой лучший цикл стихов («Переделкино»): «А ночь войдет в мой мезонин/ И, высунувшись в сени,/ Меня наполнит, как кувшин/ Водою и сиренью…» Сейчас в этом историко-культурном заповеднике три дома-музея: Пастернака, Окуджавы и Чуковского.
С именем Чуковского связано и финское местечко Куоккала, ныне Репино. В начале ХХ века Куоккала была популярным дачным местом у творческой интеллигенции Петербурга: в гости к Чуковскому приезжал Маяковский и декламировал на террасе строки поэмы «Облако в штанах», а вдохновленный этим зрелищем Репин работал над знаменитым портретом «поэта-горлопана» в мастерской в усадьбе «Пенаты». В сосновом поселке по соседству, в Комарово, жили Матильда Кшесинская, Фаберже, Шостакович, Шварц, Лихачев, Смоктуновский, Товстоногов. Бродский приезжал к Ахматовой в выделенный ей Литфондом тесный, вечно сырой домик (она называла его «моя будка», но каждое лето возвращалась сюда)…

Дачные правила А.П.Чехова

• Воспрещается жить на даче сумасшедшим, безумным, страдающим заразными болезнями, престарелым, малолетним и находящимся в строю нижним чинам, ибо нигде нет столько опасности сочетаться законным браком, как на чистом воздухе.

• Если ты влюблен, то возьми: ½ фунта александрийского листа, штоф водки, ложку скипидару, ¼ фунта семибратней крови и ½ фунта жженых «Петербургских ведомостей», смешай все это и употреби
в один прием. Причиненная этим средством болезнь
заставит тебя выехать из дачи в город за врачебною помощью, и тебе будет не до любви.

• Дачевладельцам и участковым приставам рекомендуется внушать молодым людям, что выражения вроде «Я готов отдать за тебя весь мир! Ты для меня дороже жизни!» и проч. по меньшей мере неуместны, ибо они могут внушить дворникам и городовым превратные понятия о целях жизни и величии вселенной.

• Если ограбят тебя дачные мазурики, то поступай в городовые и мсти. Другого выхода нет.


Правительственный вариант
К началу XX века жители крупных городов — Москвы, Петербурга, Киева — уже не мыслили себя без дачи (неважно, собственной или съемной). Ни политические, ни экономические перемены не отменили дачного ритуала, и «домик в деревне», перестав быть модной тенденцией, стал нерушимой традицией. Советская власть не отставала от народа и с истинно царским размахом занялась решением «дачного вопроса». Участки получали космонавты, летчики, генералы, академики, все, кто у власти, и верхние чины их охраны. Госдачи множились, приобретая статусное значение, тем не менее оставаясь чем-то очень личным: даже «брали» на дачах редко. Сталин установил своеобразный дачный рекорд: ему принадлежали дачи под Москвой (в Липках, в Семеновском и любимая в Кунцево), под Сухуми, на Валдае, в Сочи, в Крыму, в Грузии. Когда дело касалось правительственной дачи, размер имел значение (в идеале она должна была казаться безразмерной). Для Хрущева, установившего народный лимит — 6 соток, дачу построили в Пицунде, славной на весь мир уникальной рощей древних сосен. Часть ее без колебаний оградили бетонным забором и возвели огромный дом с пристанью, о котором без устали писали впечатлительные западные корреспонденты. Горбачев, вступив в должность, получил дом на Ленгорах, новую подмосковную дачу, обновленную дачу в Пицунде и сверхмодерновую дачу под Форосом, на фоне которой фотографируются все, кому не лень. А Ельцин в своей книге описывал, как с непривычки заблудился в лабиринтах знаменитой дачи в Барвихе (66 гектаров!).
Если вернуться к дачам обыкновенным, то долгое время правительство подчеркивало рекреационную функцию дачных поселков. Например, в указе 1927 года говорилось, что «сельское хозяйство в них должно являться основным занятием не более чем для 25% взрослого населения». Времена были суровые, приходилось слушаться, вкладывая душу в маленькие полуподпольные огородики на задворках. Но когда Великая Отечественная негласно отменила все распоряжения, дача приобрела новую экономическую функцию, она спасла от голода тысячи семей. К моменту хрущевской оттепели про слово «отдых» на даче позабыли начисто, уже по привычке вкалывая до седьмого пота. Как результат: даже сейчас, в начале XXI века, мало кому удается ограничиться просто розарием. Обязательны теплицы, кусты и 100 аккуратно подписанных банок в погребе… Дачные гены? Дачная культура? Дачная философия?

Дачная география
Вопрос «А где у вас дача?» и его вариант «Где снимаете?» — не просто вежливость. Спрашивающий ждет, а отвечающий задумчиво начинает: «Ну-у-у… у нас дом в Барвихе (на Клязьме, в Переделкино, в Горках, между Царским Селом и Павловским парком)». При желании можно добить подробностями о сосновом воздухе, карасиках-окушках и лугах некошеных. Потому как русскому человеку до сих пор важнее, где находится дача, а не на скольких сотках.
Есть направления модные-престижные, есть исторически привлекательные, есть просто любимые — кто из москвичей не знает Загорянку, где летом за счет дачников население увеличивается с 7 до 50 тысяч? Престижное направление — бывшая «царская дорога», Рублево-Успенское шоссе: Николина гора, Ильинское, Барвиха, Жуковка (цены за аренду «домика» с бассейном в последней достигают $10 тыс. в месяц). Созвездие VIP-дачников Рублево-Успенского — клад для папарацци: Никита Михалков, Юрий Башмет, Сергей Степашин, Борис Моисеев, Дмитрий Маликов, главы, председатели, президенты, звезды…
А вот когда хочется дышать тем же воздухом, что дышали поэты, прозаики и прочие деятели культуры прошлых веков, двигаются в историческом направлении — в Абрамцево, Горки, Внуково, Ватутинки и поселки «Академический» и «Советский писатель». Везде свои «вечные ценности». Например, Ленинградскую область всегда разделяли просто: Карельский перешеек (Приозерский и Курортный районы) и все остальное. Сегодня петербуржцу не менее приятно иметь «домик в деревне» по направлению Стрельна, Петергоф, да такой, чтоб из окна проглядывался Дворец конгрессов и президент вкупе с «Большой восьмеркой». Таким точкам на карте девелоперы не нужны. А вообще хорошо, когда место грибное, ягодное и малолюдное, но за этим надо ехать далеко, в Новгородскую или Псковскую область как минимум. А лучше сразу «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов…»

Европейский вариант
В Европе домов много, хороших и разных, а вот дачной философии — полное отсутствие… Мы-то еще можем наступить на горло собственной песне и купить место в «коттеджном поселке европейского типа» (воткнув-таки меж хризантем грядку с укропом), но чтобы поколения итальянцев или голландцев с энтузиазмом таскали воду с соседней колонки на шесть наследственных соток — это уже из области фантастики.
Но где-то все-таки иностранные граждане отдыхают летом. Причем именно отдыхают. В финском лексиконе есть слово kesamokki — «летний домик». Сейчас этих домиков более 500 тысяч, что для пятимиллионной страны не так уж и мало. Финские семьи сдают их другим финским семьям, а финские компании — своим сотрудникам, ибо каждый финн имеет право провести на берегу одного из тысячи озер законные три недели летнего отпуска. Запах хвои, рыбалка, сауна и, ясно, никаких колодцев, грядок и даже (о ужас!) калиток. Где же вести беседы с соседями? Впрочем, соседей на сотни метров тоже нет.
Патриотичные французы летом устремляются если не на Лазурный Берег, то в сельскую местность. Во французском языке есть словосочетания maison de campagne — «загородный дом» и residence secondaire — «второе жилище». Почти три миллиона изящных загородных домов успешно спасают жителей Парижа, Лиона, Марселя и Бордо от стрессов и пробок. Немцев же от стрессов спасают маленькие садовые участки — они берут их в аренду у города. Городские власти обязуются обеспечить участок водой и электричеством, а немцы — использовать шребергартен, исключительно чтобы посадить куст, пожарить свиные колбаски, почувствовать себя за городом и к вечеру, убрав за собой мусор, уехать в город. Возводить строения и оставаться на ночь на участках запрещено. В Каталонии, как и во Франции, престижно иметь segunda residencia, причем одну в горах, а одну на море. А в последнее время в стране активно развивается turismo rural (сельский туризм), когда, заплатив, заселяешься на ферму, бродишь по лугам, учишься доить корову и (внимание!) собирать грибы и ягоды. Без комментариев… У богатых англичан есть загородные дома (представили усадьбу из «Дома, где разбиваются сердца»), у не очень богатых — крошечные домики на побережье (представили лодочный сарай), где умещается лишь пляжный инвентарь владельцев. А вот сочетание summer cottage англичане явно специально придумали для наших уроков английского в школе, дабы мы могли описать учительнице чудное место, куда нас вместе с бабушками ссылали на лето.
Дача в Европе:

ФРАНЦИЯ:
средняя стоимость аренды виллы на Лазурном Берегу — от 10000 евро в месяц до 30000 в неделю (холмы Канны, мыс Кап, ну и что попроще: Манделье, Грасс, Мужан), минимальный срок договора аренды — 2 недели.

КИПР: дом с тремя спальнями можно снять за 5000 евро в месяц, намного дешевле стоят апартаменты (вплоть до студио), но это уже совсем не похоже на дачу. Минимальный срок аренды — одна неделя.

ИСПАНИЯ: нна популярных каталонских побережьях Коста-Брава и Коста-Дорада апартаменты — 2000−5000 евро в месяц, прекрасный дом с тремя спальнями — 6000−15000 евро в месяц. Минимальный срок аренды — одна неделя.

ЧЕРНОГОРИЯ (Херцег-Нови, Сан-Стефан, Бечичи) и БОЛГАРИЯ (Созопол, Поморье, Святой Влас) по старинке промышляют в основном «койко-местами» — от 10 евро в сутки. Можно попробовать снять квартиру (через агентство) — до 2000 евро в месяц.

ФИНЛЯНДИЯ — покупка от 55000 евро (в этом случае электричество, водопровод и канализационное снабжение гарантированно отсутствуют). Аренда в сезон домика у озера или на острове — от 200 евро в неделю (цена возрастает в зависимости от количества проживающих); сауна, лодочный сарай и рыбалка входят в «пакет» (www.finfun.fi; www.lomarengas.fi).

Общий принцип одинаков: готовь сани летом, дачу бронируй зимой!

Фото:CAMERA PRESS/FOTOBANK.COM. PHOTOXPRESS

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить