Почему она не сопротивлялась? Что на самом деле происходит с жертвой насилия

Наша статья о том, как общество осуждает жертву насилия, вызвала массу вопросов. Чаще всего встречался вопрос «А было ли вообще изнасилование?», поскольку многим показалось, что если жертва не сопротивляется, то это не насилие. Сегодня мы расскажем о том, почему же они не сопротивляются.

Почему она не сопротивлялась? Что на самом деле происходит с жертвой насилия Diomedia

Потому что ее учат не сопротивляться

С самого раннего детства девочек учат быть покорными. Учат не сопротивляться. Быть «гибкими», искать компромиссы, а если это невозможно — подчиняться. Любое насилие, которое над тобой совершают, — это социально одобряемое насилие. Ты не имеешь права себя защищать. Все начинается буквально в песочнице: «Не вздумай драться, ты же девочка!» Ты не можешь отобрать у мальчика свое ведерко и дать ему этим самым ведерком по голове. Ты же девочка, тебе нельзя.

Мама покупает тебе красивые платья и юбки, но требует, чтобы ты ходила и садилась определенным образом: ни в коем случае нельзя допустить, чтобы юбка случайно задралась, это стыдно! Ты взрослеешь, у тебя начинается менструация. Мама учит тебя, что об этом ни в коем случае нельзя говорить в обществе. Прокладку из сумки нужно доставать незаметно. Самый страшный кошмар — менструальная кровь, попавшая на одежду. Это ужасно стыдно! А потом ты стоишь в переполненном автобусе и чувствуешь, что кто-то тебя откровенно лапает. И ты молчишь. Ты не можешь закричать — в горле ком. Потому что зона ниже пояса и выше колен — это запретная зона. О ней стыдно говорить. Нельзя закричать: «Помогите, он трогает меня за…» За что? За «эти» места? Места, которые тебя приучили никак не называть, потому что это стыдно?

За тобой начинают ухаживать мальчики, и тебя учат принимать эти ухаживания. Да, даже если они тебе неприятны. Нельзя обижать мальчика, отказать можно, но как-нибудь помягче. Исключение — изгои и лузеры, этих можно пинать, над ними можно издеваться. Но если за тобой ухаживает «видный парень» — не смей его публично унизить жестоким отказом. Это нехорошо. Хорошие девочки так не делают. И вообще — цени это, а то одна останешься потом. Смиряй характер. Мальчик при этом может не понимать отказов, и это — социально одобряемое поведение: молодец, настойчивый, добьется своего! А ты должна соглашаться. Потому что путь от «прелесть какой недотроги» до «дуры психической» очень короток. Ты же не хочешь стать парией?

Ты выросла. Теперь тебя учат быть «мудрой». Не спорь с мужчиной — ему виднее, он мужчина. «Не доводи его». «Не высовывайся». «Скромность — лучшее украшение женщины». «Муж — глава семьи». Сеть полнится статьями на тему «Почему нельзя перечить мужу». Тебе кажется, что все это не имеет к тебе отношения? Задумайся, как часто тебя перебивают. Как часто твое мнение не принимают во внимание. Как часто тебе предлагают «потерпеть», ужаться, снизить запросы, потому что ты же женщина.

Тебя с раннего детства учат не сопротивляться. С какой стати в момент изнасилования ты вдруг начнешь это делать? Как? Ты же не умеешь! Но общество говорит, что тут «совсем другой случай». Честь — самое дорогое. А если не уберегла, то и нечего заявлять, что тебя изнасиловали. Сама хотела. Сама отдалась. Сама дура виновата. Не смей портить мальчику жизнь!

Потому что это естественная реакция организма

Это состояние можно назвать как угодно. Ступор. Паралич. Инстинкт замирания. Неважно. Важно то, что, согласно исследованиям, до 88% жертв изнасилования переживают это состояние. Временный паралич, фактическая неспособность на хоть сколько-нибудь осмысленную физическую активность. Дело в том, что в этот момент телом управляет не разум. Разум может кричать, что нужно что-то делать — драться, кусаться, визжать и звать на помощь, — но тело не слушается. Потому что включаются механизмы, которые контролируются не разумом, а инстинктами.

Проблема в том, что впоследствии жертва ругает себя. Ей кажется, что можно было что-то сделать, нужно было как-то сопротивляться. Общество подталкивает ее к этому: для того, чтобы доказать факт изнасилования, жертве нужно предоставить документы, подтверждающие, что она сопротивлялась. «Снять побои». Найти свидетелей, которые подтвердят, что она кричала и пыталась вырваться. Если на теле насильника нет хотя бы царапин — это значит, что женщина отдалась ему по доброй воле. Комментаторы в соцсетях пишут: «Смотрите на нее, она даже не протестует, какое же это изнасилование?!» Это — изнасилование.

Почему если тебя ограбят, тебе достаточно описать приметы грабителя? Почему ты не должна доказывать, что он силой отобрал у тебя честно заработанные деньги? Напротив, если тебя зажали в лифте и приставили к горлу нож, тебе посоветуют отдать деньги и ценные вещи, чтобы сохранить жизнь. Это — правильное, социально одобряемое поведение. Не связывайся с преступником. Не рискуй жизнью и здоровьем из-за каких-то денег. Просто замри, отдай ему все и радуйся, что уцелела. Почему, когда речь идет о сексуальном насилии, общество требует, чтобы жертва, вопреки инстинкту самосохранения, начала бороться?

Она не может сопротивляться. Это природа. Это нельзя побороть усилием воли, потому что воля выключается, когда в дело вступают инстинкты. Нужно это понять и принять. 88% жертв впадают в ступор. Абсолютное большинство. Это нормально. За это нельзя осуждать.

Потому что она хочет жить

Важно понимать следующее: ты — женщина, и это значит, что ты заведомо слабее мужчины. Физически слабее. Даже если тебя не поразил ступор — ты, скорее всего, не будешь сопротивляться. Ты постараешься отключиться от происходящего и будешь думать только о том, что рано или поздно это закончится. Это закончится, ты вернешься домой и будешь как-то дальше жить. А если ты начнешь сопротивляться — не факт.

Изнасилование — само по себе страшное преступление. Если человек на него решился, кто знает, на что он еще способен? Разумно ли злить насильника? Что, если от злости он тебя не только изнасилует, но еще и покалечит, а потом убьет?

Если ты сопротивляешься — значит, после ты отправишься в полицию. Зачем это насильнику? Ему проще тебя убить. Это первая мысль. Вторая: мысль о всех тех зверствах, о которых ты когда-либо читала. Сухая полицейская сводка: «разрывы внутренних органов» Как?! Чем он раздирал свою жертву на части, что она чувствовала в этот момент? Это фильм ужасов в реальности, об этом лучше не думать. Но в этот момент ты думаешь. Думаешь, а в самом ли деле тот насильник — сумасшедший маньяк? Или жертва его разозлила, и от ярости он полностью потерял над собой контроль?

И ты не сопротивляешься. Потому что если не сопротивляться — он, может быть, тебя отпустит целой и почти невредимой. Он просто сломает тебе жизнь, но об этом, в конце концов, можно никому не рассказывать. Зато выживешь.

Ты знаешь, что большинство жертв изнасилования никогда не заявляют об этом в полицию. Теперь ты знаешь, почему. Потому что им стыдно за то, что они не сопротивлялись. Им стыдно за то, что они не сделали того, чего никак не могли сделать. Им стыдно не потому, что это и в самом деле что-то неправильное. Им стыдно потому, что общество задорно комментирует: «Вы видео вообще смотрели? Какое изнасилование? Она даже не сопротивлялась!» Это мы заставили их стыдиться. Мы обвиняем жертв, а не насильников. И если ты требуешь от жертвы доказательств сопротивления, ты выступаешь на стороне насильника. Пора прекратить это делать.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить