Почему мы выдаем свои секреты?

Почему мы сами себя выдаем? В сути вопроса разбиралась Алена Пономаренко.

Почему мы выдаем свои секреты?

Три подруги
Когда я училась на юрфаке, нам объясняли значение термина casus improvisus (в переводе с латыни — «непредвиденный случай»). Им обозначают не масштабные катастрофы (или, как принято писать в контрактах, стихийные бедствия, эпидемии, эпизоотии, вооруженные конфликты), а маленькие, но неприятные эпизоды. Выражаясь предельно просто, это мелочь, которая неожиданно подпортила жизнь «участникам правоотношений».

Должно быть, у каждого человека таких казусов в жизни был воз и маленькая тележка. Но в отличие от обстоятельств непреодолимой силы их наверняка можно предотвратить.


Это не секрет

Все тайное имеет неприятное свойство становиться явным. Причем в самый неподходящий момент. Непонятно, то ли таким образом прорывается глас совести, то ли это силы небесные настигают, чтоб впредь неповадно было. Но если рыльце у тебя в пушку, будь готова к разоблачению. За примером далеко не пойду.

Начну с себя:

Офисное утро, по всем фронтам полный аврал. И вдруг сообщение по и-мейлу: «Ювелирная выставка. SALE». Моя персональная пирамида потребностей по Маслоу сужается в кольцо (белое золото, бриллианты, размер 17). А дальше я ничего не помню. Потому что смыться с работы на выставку в разгар трудового дня можно, только пребывая в бессознательном состоянии.

Перемерив все кольца, диадемы и даже серьги для пирсинга, возвращаюсь в офис, где меня срочно вызывают к директору. Внутренний голос вопит: «Уволят!» Захожу в кабинет начальника и, не дав ему опомниться, быстро говорю: «У меня уважительная причина — скоро день рождения! И мне уже пора выглядеть солидно. Я же постоянно на переговорах, руки на виду. А тут выставка. Всего один день. Скидки». И зачем-то добавляю: «Мне правда очень хотелось кольцо. А не какую-нибудь… йогуртницу».

Босс выслушивает меня, потирает лоб и говорит: «Да-да, Алена, я все учту. Но у меня иной вопрос. У нас переговоры в Берлине. Ваша виза в порядке?»

Да уж, та прыть, с которой я:
а) решила разжиться кольцом;
б) убежала на выставку;
в) испугалась, что меня уволят;
г) устроила публичный сеанс самобичевания, явно сослужила мне плохую службу.

Но, к сожалению или к счастью, не одна я умею так искусно сдавать себя со всеми потрохами. Далеко не одна.

Рассказывает Татьяна:

Я работаю в крупном банке и по долгу службы часто езжу в Швейцарию. Давно мечтаю поехать с мужем, однако не надо быть великим финансистом, чтобы прокалькулировать стоимость такого турне. Поэтому Лешино путешествие каждый раз заканчивается у стойки регистрации пассажиров — он грустно машет мне ручкой вслед. Но я все же придумала гениальный план. Обменяла свои мили еще на один билет, договорилась о переоформлении номера single на double — и мы рванули с любимым! Разумеется, втайне от коллег.

Возвращаюсь счастливая, а они мне так ехидно: «Ну что, ничем с нами поделиться не хочешь?» Решив, что меня разоблачили, как заору: «Я пашу как проклятая! На мне 400 сделок! Да, поехала с мужем. Что, считаете, не заслужила?!»

Повисла неловкая пауза, которую решилась нарушить моя ассистентка: «Мы так и не поняли… Нам партнеры обещанный сыр-то передали? Ну тот, как его…» И пока я глотала ртом воздух, помощницу осеняет: «Тэдэ и Хуан!» — «Tête de Moine», — машинально поправляю я и падаю на стул.

Разбор полетов

При взаимодействии чувства вины и повышенной эмоциональности штатная ситуация моментально превращается в epic fail. Поэтому надо всегда помнить о своем праве хранить молчание. Тогда и каждое слово не будет истолковано против нас.

Бес изъяна

В наше время решительно невозможно обзавестись каким-нибудь комплексом и тихонько его лелеять. Только начнешь трепетно страдать, как тут же найдутся те, кто готов сплясать канкан прямо на твоем самолюбии.

Рассказывает Оксана:

Я качаю грудные мышцы, не сутулюсь и знаю ассортимент бюстгальтеров push-up лучше, чем их производители. Да, у меня маленькая грудь. Не то чтобы я комплексовала, но…

Как-то я поехала в командировку перед Новым годом и попала на грандиозную распродажу. Купила 7 роскошных комплектов push-up, а в подарок мне зачем-то дали бенгальские огни. Я затолкала все в сумку и поехала в аэропорт. Багаж — на ленту, сама — через металлоискатель. Тот пищит. Чтобы не задерживать очередь, шепчу служащему, досматривающему мою сумку: «Там ничего запрещенного. Это, наверное, косточки от белья пищат». Он ухмыляется и говорит так укоризненно: «Девушка, ну что вы как первоклассница!» Это я-то первоклассница?! Ну, думаю, сейчас я тебе устрою. «Знаете, то, что у меня грудь меньше, чем у Памелы Андерсон, не делает меня первоклассницей». Смотрю — толпа замерла, хам занервничал, а я, уже играя на публику, гордо изрекаю философскую мысль: «Маленькую грудь можно восполнить пуш-апом. А недостаток ума не восполнишь ничем!»

Тут я, конечно, дала маху. Потому что этот «невоспитанный» выудил из рюшей и кружавчиков мою «пиротехнику» и ткнул ею в объявление, а там черным по белому: «Запрещаются к перевозке: яды, химикаты, бенгальские огни…»

Рассказывает Ирина:

Мы с сестрой похожи: обе брюнетки, длинноногие, коротко стриженные. И невезучие: в личной жизни — одни беды. Недавно Аня родила ребенка. Одна, без мужа. И все допытываются: «А папа где?» Прямо хоть рассказывай про гибель этого «героя» во льдах или при покорении космоса.
Недавно приехала навестить сестру и племянника. Еду в лифте, заходит бабушка — божий одуванчик. Беззубая, шамкает: «Ждрашьте». И сразу вопрос в лоб: «А у тебя сожитель есть?» Я, конечно, поняла, что она меня с сестрой спутала. Но я не Аня, отчитываться перед каждым встречным не буду. «Бабушка, — говорю, — милая. А какое ваше собачье дело?! Не было, нет и не надо!» Бабка притихла. Что, не ожидала? Зато не будешь больше донимать сестру расспросами, с чувством выполненного долга думала я.

Вечером звонит мама: «Ир, поговори с Аней. Она на людей бросается. Старая Терентьевна ее в лифте встретила, спросила, есть ли у нее освежитель. А та говорит: „Какое ваше собачье дело?“ Представляешь?»

Представляю, что уж.

Разбор полетов

Умение держать удар — это прекрасно. Но вовсе не обязательно при этом отправлять в нокаут собеседника. Беспроигрышная тактика — мудрая таинственная улыбка. Чем Джоконда, например, и берет.

Красота, да не только

Когда ты полностью сконцентрирована на том, чего говорить категорически нельзя, непременно проболтаешься. Будто какой-то кукловод дергает за невидимые нити и вкладывает в твои уста такое, что потом от одних воспоминаний краснеешь.

Рассказывает Евгения:

Моя знакомая Лена — в прошлом модель. Уколы красоты делает со школьного возраста, но тщательно ото всех, включая меня, это скрывает, то есть скрывала. Однажды я пожаловалась ей на свои морщины, а Лена вдруг возьми и сдай все пароли и явки своего косметолога. Попав на прием, я получила вожделенный укол и информацию о том, что «Ленка недавно опять качнула губы». Шок! Красавица Лена?! Качнула?!

Надо ли говорить, что, когда спустя какое-то время мы встретились в ресторане, я просто не могла думать ни о чем, кроме как о ее новых губах. «У тебя роскошный блеск!» — брякнула я, не в силах больше молчать. В ответ Лена улыбнулась как-то «не так», а я вдруг пустилась в объяснения: «Ой, я тоже с удовольствием сделала бы пластику, в этом же нет ничего зазорного, только в нашей стране люди стесняются исправлять свою неудачную внешность». И контрольный в голову: «А тебе, Лен, очень хорошо с такими губами. Намного лучше, чем раньше!»

Рассказывает Ника:


У меня одна проблема… гормонального свойства. В общем, лохматость повышена. Однажды неудачно сделала фотоэпиляцию на руке, остался шрам. Обычно я прикрываю его длинными рукавами, а тут жара — и я не придумала ничего умнее, как замаскировать его желтыми электронными часами, которые сто лет назад бесплатно прилагались к какому-то журналу. Еду на работу и думаю: «Позорище! Бесплатные желтые часы!»

Захожу в офис, а навстречу секретарша нашего зампреда. И эта холеная выдра мне так многозначительно: «Ммм, какие часики!» И я вместо «Спасибо» говорю: «Да у меня просто тут шрам от эпиляции». Та аж глазами захлопала, растерялась, но разговор поддержала: «Это больно, наверное?» А я так небрежно: «Да ну! По сравнению с эпиляцией верхней губы — пустяки!»

Разбор полетов

Пускаясь в пространные объяснения, ты многократно увеличиваешь свой шанс попасть впросак. Ведь и часики, какими бы желтыми и бесплатными они ни были, не нуждались в комментариях. А в ситуации с губами, того хуже, лишнего сболтнула каждая: Лена, сдавшая контакты косметолога, косметолог, сдавшая Ленины губы, и, наконец, Женя, сдавшая и косметолога, и себя. Цепь замкнулась.

Что же это за феномен?

Торжество подсознательного над разумом или женская черта — болтать больше, чем надо? Ведь ни один мужчина не признает, что лыс, мало зарабатывает и питает страсть к «Радио Шансон».

Научные выкладки здесь бесполезны. В отличие от старой истины: лишняя информация людям ни к чему. Каждый раз, когда возникает импульс что-то сболтнуть, покаяться, поделиться тайной (нужное подчеркнуть), спроси себя: «А стоит ли?» В половине случаев ответ будет: «Нет». В остальных: «Не-е-ет! Ни в коем случае!»

Героиня одной из книг Кинселлы, испугавшись турбулентности в самолете, с ходу признается соседу по салону, что носит стринги на два размера больше, чем думает ее бойфренд, не знает, где ее точка G, и поливает соком цветок своей противной начальницы. Но у нее было железное оправдание — экстремальная ситуация. Здесь за возможной катастрофой последовал казус. Это я, собственно, к чему. Пусть лучше так, чем наоборот — когда после казуса наступает катастрофа.

ТЕКСТ: Алена Пономаренко

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить