Почему мы спорим?

Часто мы отстаиваем свою точку зрения, не обращая внимания на здравый смысл. Попробуем разобраться: что, кому (а главное — зачем) мы хотим доказать.

Почему мы спорим?

ВЫИГРАЛ — ЗНАЧИТ, СУЩЕСТВУЮ

Некоторые спорят так беспощадно и самозабвенно, что кажется, будто в этом — высший смысл их бытия. На самом же деле, как утверждают психологи, словесная перепалка редко доставляет удовольствие — просто посредством победы в споре крикун может почувствовать себя в безопасности. По мнению американского психолога Карен Хорни, внутренние проблемы некоторых людей заставляют их постоянно защищаться, причем еще до того, как на них кто-то напал. Внешний мир такой человек заранее считает враждебным, и стратегия нападения — это превентивная защита. «У меня есть подруга, которая постоянно со всеми спорит — с продавцами, коллегами, друзьями. Но я давно перестала на нее обижаться, потому что замечаю: ей действительно непросто живется, — рассказывает Света (27). — Например, когда в магазине подходим к кассе одновременно с кем-то, Насте просто необходимо доказать, что мы были первые. И она искренне переживает, если вдруг проигрывает в этом мини-сражении».

Что движет такими людьми? Карен Хорни полагает, желание побеждать, одерживать верх, чувствовать себя в норме. Если спорщик уступает, оказывается вторым, то с ним, по его представлениям, что-то не так. Желание нанести поражение в споре или каком-то другом соревновании — необходимый для этих людей инструмент самозащиты. Они все время готовы к борьбе, почти не способны расслабиться. И пока не научатся доверять миру и окружающим, у них нет выбора: будут спорить, чтобы чувствовать себя «в порядке» и регулярно получать этому подтверждение.

МОЙ ЛИЧНЫЙ ВРАГ

Диалог необходим человеку для развития. Мы постоянно конфликтуем — и с окружающими, и с собой. Когда внутренние противоречия невелики — свободно прибегаем к самоиронии. «Доходит до смешного: например, вчера моя совесть выступала на тему „не надо идти перед экзаменом на вечеринку“, а другая часть меня утверждала, что все равно я уже ничего не выучу и нет смысла сидеть дома», — делится опытом Полина (23).

Но когда внутри тебя разгораются не просто споры, а целые битвы, и это мешает жить, становится не до шуток. «За несколько дней до свадьбы я вдруг решила, что совершила ошибку — не люблю Никиту и не должна выходить за него, — вспоминает Саша (25). — Одна часть меня упрекала, другая жалела, третья презирала.

Чуть с ума не сошла, слушая этот хор». Так или иначе периодически все мы оказываемся перед выбором: от такого ерундового, как поход на вечеринку, до судьбоносного — например, решения о переезде, замужестве или рождении детей. И почти всегда внутри разгорается спор разных сторон нашей личности.

Зигмунд Фрейд первым описал психику как поле боя между инстинктами и правилами, непрекращающийся спор различных противоречащих друг другу желаний. Следом за ним Карл Густав Юнг укрепил «противников», добавив пункт о существовании мужской составляющей в каждой женщине и женской — в каждом мужчине. Многие современные психотерапевтические подходы также рассматривают человека состоящим из различных субличностей, которые вынуждены договариваться, так как проживают в одном теле. И суть психотерапии зачастую сводится к тому, чтобы познакомиться со всеми сторонами своего Я, научиться уважительно относиться к голосу каждой.

«Из-за низкой самооценки я всегда выбирала не тех мужчин, которые мне нравились, а тех, кто попроще, — рассказывает Оля (27). — Мне казалось, что „простые“ безопаснее, что быть отвергнутой ими не так страшно. Конечно, я их не уважала. Одна часть меня говорила: „Дура, он же чудовище“, а другая возражала: „Кто, кроме чудовища, тебя полюбит?“ Во время курса психотерапии я перестала спорить сама с собой и услышала ту несчастную неуверенную девочку, которая запрещала себе влюбляться в достойных».
Как только человек перестает постоянно спорить с собой, едва у него проходит желание или необходимость душить какую-то часть своей личности, отношения с окружающими налаживаются. Однако мы не способны самостоятельно осознать главные «действующие лица» своих внутренних конфликтов. Психотерапия выводит причины споров с самим собой из области бессознательного, помогает понять их. Осознание истоков внутренних конфликтов позволяет быть смелее в выборе и поступках. И тогда все силы мы бросаем не на споры, а на изменение не устраивающей нас ситуации.

ПО НАСЛЕДСТВУ

Отчасти вина за привычку спорить лежит на наших древних предках. Спор — не что иное, как оформленный в безопасную форму способ борьбы за различные блага. Раньше люди боролись прежде всего за средства выживания, соперничали из-за пропитания, территории или партнеров противоположного пола. Сейчас, когда у большинства физические потребности более или менее удовлетворены, мы чаще спорим из-за более высокого места в иерархии своей группы, и эта борьба приобрела вполне цивилизованные формы. Спорт, интеллектуальные игры, политические выборы, конкурсы красоты, а также кухонные баталии — все это одобряемые обществом способы доказать свое превосходство над другими.

Мужчины острее ощущают потребность в борьбе, чем женщины, поэтому среди них больше не только спортсменов и политиков, но и неутомимых бытовых спорщиков. Зная это, в следующий раз, когда любимый вступит с тобой в ожесточенную дискуссию по поводу, например, женского стиля вождения автомобиля, посоветуй ему отправиться в спортзал. Там стремление к соперничеству будет удовлетворено с меньшими потерями для ваших отношений и большей пользой для здоровья.

В БУРЯХ ЕСТЬ ПОКОЙ

Однако тех, кого словесные перепалки не привлекают, гораздо больше, чем людей, любящих споры или вынужденных постоянно что-то доказывать (в силу внутренних проблем). Некоторые даже боятся активных дискуссий. «Почему ты все время споришь?» — злилась моя коллега Наташа каждый раз, когда я задавала ей уточняющий вопрос по поводу ее проекта, — рассказывает Елена (29). — А я не спорила и не сомневалась в гениальности идеи, просто хотела уточнить. Когда мы стали общаться теснее, я спросила Наташу, почему она так странно реагировала на мои слова. И коллега призналась: в детстве ее родители часто ругались, и если она что-то переспрашивала, говорили «не спорь со старшими». С тех пор любые вопросы она расценивает как начало ссоры".
Многим сложно поверить, что спор с коллегой или мужем может быть конструктивным. Часто мы избегаем словесных перепалок, опасаясь боли или обострения отношений. А между тем современная конфликтология призывает людей не только спорить, если им этого хочется, но и ссориться, поскольку у открытого противостояния полно положительных функций. Специалисты в этой сфере считают: разногласия и ссоры — естественная характеристика социальных отношений.

Американский социолог Льюис Козер уверен: конфликт по‑своему объединяет людей, дает возможность в процессе взаимодействия узнать друг друга лучше. Перестав воспринимать противодействие как угрозу и начав относиться к нему как к сигналу, говорящему «надо что-то изменить», можно занять более конструктивную позицию. Ценность споров, по мнению Козера, в том, что они предотвращают окостенение системы, стимулируют изменения, становятся вызовом, который требует творческой реакции. Совместная жизнь людей (личная или профессиональная) наполнена ситуациями, в которых нужно идти на уступки и искать компромиссы. Как ни парадоксально, чем ближе отношения, тем они потенциально более конфликтны. Но без близости сложно представить себе удовлетворенность и счастье. Поэтому просто нужно постоянно помнить, за что воюешь.

«Мне казалось, цивилизованные люди всегда могут договориться, не повышая голос, — рассказывает Ирина (27). — Но однажды после громкой ссоры с Вовой (из-за какой-то ерунды — выбирали обои для детской) почувствовала: мы стали очень близки. Я рада, что смогла тогда перебороть свое воспитание и немного поорать. А муж сказал, что любит меня не только улыбающейся и спокойной, но и разгневанной».

ТРЕТИЙ НЕ ЛИШНИЙ

Цивилизация и современная психология не только легализовали право человека спорить и ссориться, но и предлагают специально обученных людей, которые помогают делать это с минимальными потерями и максимальной пользой. В середине XX века в США появилась новая профессия — медиатор, посредник при разрешении споров, задача которого — восстановить способность каждой стороны слышать и понимать, делать видение ситуации, свое и чужое, более четким. Медиаторство используют при разрешении международных, имущественных, экологических конфликтов и даже во время бракоразводных процессов. «Наша цель — вернуть ответственность за конфликт и его разрешение тем, кто является его „собственником“ — конфликтующим сторонам, — говорит Андрей Пентин, медиатор, ведущий примирительных программ восстановительного правосудия. — Люди спорят потому, что по‑разному видят одну и ту же ситуацию, а ссорятся, так как не могут быть конструктивными, часто переходят от обсуждения проблемы к личности, отождествляя ее с проблемой». Последствия конфликта почти всегда не устраивают обоих (ухудшились отношения, здоровье, уменьшился доход из-за плохого настроения) — это и есть ключ к мотивации друг друга. И если обратиться к конкретной ситуации, а не ко всем отношениям, то быть конструктивным проще. Суметь признать ошибку и предложить варианты ее исправления — вот что важно.
Считать, что лучше всех спорит тот, за кем последнее слово, — детская позиция. Взрослый, потрудившийся кое-что узнать о себе и вообще о людях, понимает: лучше всех спорит тот, кто лучше себя после этого чувствует.

Бесспорно полезные книги о спорах

А. Хертель «Р-Р-Р-Р! Почему мы спорим друг с другом» Специалист по улаживанию споров учит, как извлекать пользу из конфликтов.
Н. Гришина «Психология конфликта» Для тех, кто хочет всерьез разобраться в теории конфликтов — от личных до международных.
А. Якушев «Притчи. Искусство не спорить» Мудрые истории о том, как договариваться с очень разными людьми.

ТЕКСТ: Алена Легостаева


 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить