Почему мужчины возвращаются к первым женам?

Первая жена. Явление, имевшееся в жизни большинства мужчин. Если верить сериалам и ощущениям, эта дама остаётся первой леди, праматерью Евой или, чего уж там, незабываемым кошмаром. Но всё равно — первой. Она — королева-мать, точка отсчёта, тихая гавань или ночной ужас…

Почему мужчины возвращаются к первым женам? Fotobank / Getty Images

У женщин есть пословица, которая говорит, что мужчин менять — только время терять. Мужчины не придумали столь лаконичную мудрость, а надо бы. Недавно какие-то учёные посерьёзней британских выяснили: 80% мужчин хотели бы вернуться к первой жене. Неважно, сколько раз они надевали кольцо на нужный палец — первая остаётся священным тотемом. Если уж возвращаться из женского гарема, то к единственной — то есть первой.

Я придумал несколько объяснений, почему так.

«Молодость моя!..»

Первая жена — это самая яркая любовь. У некоторых даже первая. Это случается, когда юного мужчину бьют по голове гормоны — и иногда хулиганы. Если он втрескался в первую красавицу района, а район, точнее, его самые отпетые представители, против.

Юный мужчина сам не понимает, как ему всё удаётся: сдать сессию, когда он тотально не готов, или «завалить» её к чёртовой бабушке, когда тотально подготовлен.

Он пишет стихи и читает друзьям. Те слушают, пригорюнившись от рифм «моё да — навсегда». Мужчина слушает Курта Кобейна, Рамштайн и песни народов Крайнего Севера: любовь в каждой ноте.

Он знает, что покорит мир. Переплывёт океан. Задушит голыми руками медведя или хотя бы колючий кактус. Он сможет всё — лишь бы вот эта женщина была рядом. Она — альфа и омега, совершенство из веснушек, бестия с рыжими локонами.

Она соглашается. Свадьба. Жизнь… Развод.

Сначала обиды на ту, с которой не получилось. Которая из рыжих локонов и веснушек превратилась в змею подколодную и кровопийцу. Мужчину душит злоба и желание отомстить, если змея ушла к другому. Или терзает совесть, если ушёл он. Или накатывает оловянное оцепенение, если супруги взаимно выклевали друг другу мозг…

А потом память выкидывает подлейший фортель: отсортировывает плохие воспоминания — как били посуду, чуть не подрались в суде, что говорила её дура-мамаша — и удаляет эти файлы. Не напрочь, но почти. И кажется, что посуда билась с красивым звоном, в суде было смешно, а тёща — ну, что с неё взять. И оказывается, что «эпоха первой жены» была чудным временем. И фильмы были смешнее, и грозы громче грохотали, и соловьи заливались «голосистее». Потом, в других романах и даже браках, вроде тоже случались фильмы, грозы и соловьи — но какие-то блёклые, лайт-версия.

Потому что молодость не вернуть. А первая жена пришлась как раз на пору оглушительных эмоций и пограничных ощущений.

И кажется, если ты, траченный молью и битый жизнью, вернёшься к женщине в веснушках, ты окажешься там, где моря были по колено, а всё остальное — по плечу и так далее. Ведь эта женщина снова рядом…

Волшебство не срабатывает. Потому что обычно возвращаться некуда: это для тебя она бывшая. А для другого мужика действующая и настоящая.

Как в первый раз

Наверное, есть такие экземпляры, которые женятся в состоянии Евгения Онегина, когда уже устали от светской суеты. Эти утомлённые львы ездили в отпуск на острова, повидали изобилие женщин, баюкали внебрачных младенцев, воровали девушек из отцовского дома. То есть в загс не пришли, но приползли. Будучи осведомлёнными, что за миссия предстоит. Повторяю, таких немного.

У целой армии мужчин всё сложилось иначе. Только с женой впервые вырвался в медовый отпуск — и там, в Турции, понял несправедливость поговорки «хорошо там, где нас нет». С женой же изучил азы дамской психики: коварство и любовь, перепады настроения, бешеный авторитет её мамы. В первом же браке окунулся в отцовство: зелёнка на родной дочкин пупочек, животики и зубки, нежное «папа» и невыносимые бессонные ночи.

В общем, масса самых разных событий и противоречивых эмоций. Которые невозможно забыть, потому что они испытаны впервые. А для мужчин это бесценно. Помним же мы до седых волос первый поцелуй с вожатой в лагере, первое падение с велосипеда, первый автомобиль. А тут такое дело — жизнь с женщиной. Забыть не удастся. Оттого и накатывает желание вернуться — освежить восприятие.

Повторить или «не дай бог снова»

Теперь уже точно могу сказать: каждая последующая избранница в чём-то копирует первую жену, а то и полностью. Ничего не поделаешь, если мужику втемяшился в голову самый желанный типаж, его оттуда даже неудачным браком не выкорчуешь.

Психологи на этот счёт кивают, мол, есть такое, называется «импринтинг в сознание». Если впечаталось, то намертво, спасибо доминантному мышлению. Даже если разведенец уверен, что новая пассия — полная противоположность экс-жены, окружающие оторопевают: зачем разводился, брат? То же самое, только в профиль!

Разведенца, обретшего новое счастье, пытаются образумить, а он округляет глаза: «Не похожи ни капельки! У предыдущей нос был длиннее и волосы чёрные. А у этой — не так». И хоть ты разбейся, доказывая, что маэстро нашёл точную копию.

А вот ещё странное наблюдение, подтвержденное специально обученными людьми с профильным образованием: даже если первый брак обернулся настоящим кошмаром, мужчина всё равно пытается его воссоздать.

Потому что с годами понимает — идеальных людей не бывает. Женщины сменяют друг друга, и вместе с ними одно разочарование сменяется другим: эта — отличная хозяйка, но с прибабахами. Та — уравновешенный человек, однако что-то не то. Третья всем хороша, а вот душа не лежит… И все пути ведут к первой, которая напоминает о молодости. И с которой разошлись по той же причине — молодость, а значит, глупость и горячность. Сейчас бы не торопился с выводами и сбором чемоданов.

Без права на ошибку

Первая жена остаётся вехой, рубежом, мерилом и точкой отсчёта. Уйдя в никуда или к кому-то, мы, мужчины, стремимся доказать: дело не в нас, дело в ней. Она плохая/злая/ветреная — нужное подчеркнуть или вписать собственный вариант. Наконец, просто нелюбимая — а мы, мужики, без любви никак. И верим, что вот с этой, зеленоглазой и вообще не похожей на первую, точно получится. И знаете, иногда мантра срабатывает. Но ручаюсь, что в минуты семейных ссор страдалец чешет затылок: «Чего мне с N не жилось? Шило на мыло поменял…»

А когда не получается построить счастье второй, пятый и седьмой раз, безмолвный образ первой покинутой женщины встаёт во весь рост. Она всё та же, с веснушками и лукавыми бесенятами в глазах, смотрит с усмешкой: «Говоришь, во мне дело было?..»

В общем, я долго распинался, а умница и семикратный муж Максим Дунаевский сказал: «С годами понимаешь: не жён надо менять, а голову».

Текст: Макс Пожарский

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить