По традиции

Время колготок в сеточку, протеста против всего на свете и конфликта поколений безвозвратно прошло. Мы учимся носить романтические платья, дружить с мамами и переписываем рецепт «Наполеона».

По традиции

Время колготок в сеточку, протеста против всего на свете и конфликта поколений безвозвратно прошло. Мы учимся носить романтические платья, дружить с мамами и переписываем рецепт «Наполеона». Героиням этого материала не пришлось изобретать ничего нового — им рецепты «Наполеона» и семейного счастья достались в наследство от мам и бабушек. Очень действенные рецепты.



НЕВЕСТА АЛЯ (27):
Говорят, что дети сами выбирают себе родителей. Наверное, поэтому мне всегда было так хорошо с мамой, папой, братом и бабушкой. У нас в семье всегда были очень доверительные отношения. Никто ни на кого не давил, все советовались друг с другом. Мама прислушивалась к мнению бабушки: подходит ли брошка к платью, как лучше одеться, как себя вести в той или иной ситуации. И я всегда приходила за помощью к родителям. Они мне ничего не запрещали, все объясняли по‑хорошему.
Правда, я была очень удобным ребенком: ничего экстраординарного не выкидывала, назло ничего не делала, прислушивалась к аргументам. Например, когда мне в 15 лет очень захотелось проколоть пупок, мама убедила меня не делать этого, потому что потом я долго не смогу ходить в бассейн.
Хотя я точно знаю, что если бы я сделала что-то из ряда вон выходящее — ну, например, бросила бы институт и ушла заниматься черт знает чем, — родители все равно приняли бы меня, не бросили, помогали.
Это, кстати, большой плюс традиционных семей — в них дети вырастают более уверенными. Вокруг них мир крепче: такой ребенок знает, что родители всегда придут на помощь, подскажут правильный ответ. Ведь это приятно, когда ты куда-то уходишь, а они тебе звонят, интересуются, где ты, встречают, когда ты возвращаешься поздно.
Свободу это нисколько не ограничивает. Меня отпускали и на дискотеки, и в любые гости. Поэтому я никогда — ни в школе, ни в университете — не сталкивалась с непониманием традиций моей семьи.
Ну разве что иногда подруги спрашивали: «Почему ты так себя ведешь с мальчиками, неужели тебе ничего не хочется?» Да, у меня не было кучи романов. Мне хотелось серьезных отношений, чтобы все было по‑настоящему. Но как-то не складывалось. Первый раз я влюбилась, когда мне было 18 лет. На море. Но буквально через сутки я уже уезжала. Потом мне сильно нравился другой мальчик, но с его стороны не было такой же взаимности. Еще кто-то из ребят быстро отступал, понимая, что за пару дней со мной ничего не выгорит и легких отношений я не ищу.
Были у меня несколько раз и поцелуи. Больше из любопытства: хотелось понять — а как оно. Поняла, что мне чего-то в них не хватает, что не надо размениваться на все это, что надо ждать своего суженого.
Потом я познакомилась с мужем, мы вместе работали. Он начал провожать меня. Потом ходили в кино, в театры, гуляли, совершали безумные марш-броски — помню, как-то зимой «прогулялись» от Арбата до университета. Ему нравилось, что я — традиционная девушка. Он даже подчеркивал в разговорах, что девушка и должна быть такой. Например, в журнале попадалась статья про очередную выходку очередной звезды и он на это говорил: «Как она себя ведет? Я бы никогда не смог бы встречаться с такой девушкой».
Совет Cosmo № 74
Разговаривать с мужчинами о политике очень легко: нужно просто ритмично кивать, пытаясь не заснуть в самом интересном месте. (Август, 2005)
Через два года мы поженились. Наши родители восприняли это с радостью: «Наконец-то, мы давно уже ждем». И брачная ночь у нас была самая настоящая, и медовый месяц продолжается уже полгода. И я ни капли не жалею, что довольно долго его ждала. С ним все по‑особенному. Поцелуи фантастические, прямо как в романах. И эмоции особенные. И конечно, вдвоем с любимым открывать для себя что-то новое (в том же сексе) гораздо интереснее.
Живем мы вместе с родителями. О своем доме, конечно, мечтаем, и он у нас будет. Но сейчас мы живем очень дружно, и мне непонятно, почему так тяготятся жизнью с родителями некоторые подруги. Я думаю, у нас все так получается именно потому, что у меня и у мужа одинаковое традиционное воспитание. А традиции соединяют людей, делают их ближе и роднее.
Хотя свои недостатки есть и тут. Мои подруги раньше вышли из-под опеки родителей, у них больше опыта, они взрослее. Например, две мои одноклассницы ездили в США по обмену, жили там целый год в семьях. Мне тоже этого хотелось, но бабушка меня не отпустила. Может, если бы я не была таким «домашним» ребенком, я сейчас пошла бы на какую-то авантюру, рванула работать за рубеж, добилась бы большего. А может быть, и нет.
«С МУЖЕМ У НАС ВСЕ ПО‑ОСОБЕННОМУ. И ПОЦЕЛУИ ФАНТАСТИЧЕСКИЕ, КАК В РОМАНАХ».

ЖЕНА Сандра (28):
«Девушка должна быть честной и чистой», — часто повторяла мне бабушка. Так она воспитывала мою маму. Так мама воспитывала меня. Я росла в традиционной семье: глава семьи — папа, мама, работающая ради удовольствия и занимающаяся домом и детьми. Персиковое варенье с грецкими орехами. Мы с сестрой. Нас растили как образцовых барышень: музеи, музыкальная школа и языки.
Отношения с родителями у меня всегда были доверительными. Даже сейчас я каждый день звоню маме, мы подолгу разговариваем, я прошу у нее совета, например, в воспитании сына, потому что понимаю: родители гораздо опытнее и не прислушиваться к их мнению просто глупо.
В детстве было так же. Я со всем шла к маме. И с хорошим, и с плохим. Правда, слишком неправильного мне делать и в голову не приходило. Как можно? Ведь тогда родители начнут ко мне относиться по‑другому, а наши отношения из теплых и дружеских превратятся в холодные и сухие. А такого бы я не пережила.
Однажды я сняла с себя все дорогие старомодные украшения и заменила их на актуальную бижутерию. Очень хотелось «соответствовать». Маме это не понравилось. Она не стучала кулаками по столу, ничего не запрещала — она терпеливо объясняла, что не может приличная девушка носить такую дешевку, что камни несут особую энергетику, а это мертвая пластмасса и говорит она только об одном — об отсутствии вкуса. И в конце концов она меня убедила. Я убрала всю бижутерию и с тех пор ношу только настоящее.
Так же в отношениях с людьми. Если родителям кто-то из моих друзей не нравился, мне папа спокойно объяснял, что это не те люди, которые мне нужны. Я верила. Ведь родители всегда желают нам лучшего.
После окончания школы я поступила в институт, естественно, на иняз — чтобы получить образование, достойное приличной девушки.
Я продолжала жить с родителями и не понимала тех, кто стремился поскорее уйти из дома. Мне этого не хотелось. Мне нравилось, что я могу каждый вечер разговаривать с мамой, всегда спросить совета у папы. Все, что я тогда зарабатывала, я отдавала родителям, и мне даже в голову не приходило, что может быть иначе.
Жизнь с родителями не ограничивала мою свободу. Меня отпускали в поездки, на танцы, даже разрешали оставаться ночевать у подруг. Я училась в женском вузе, но знакомых мальчиков хватало: у нас устраивали совместные вечера с соседним военным училищем, бабушка меня знакомила с внуками своих подруг.
Совет Cosmo № 75
Дари себе подарки. (Сентябрь, 1998)

Ухаживать пытались. И конечно, многие сразу отваливались, понимая, что ничего быстрого им не светит. Максимум, что я могла позволить через несколько месяцев встреч, — легкий поцелуй в губы. Как можно целоваться с едва знакомым человеком?
Непонимание, конечно, возникало. Однажды я пришла в общежитие, чтобы поработать вместе над переводом, к молодому человеку, с которым мы, что называется, встречались, то есть ходили гулять, на танцы, в кино. И он мне очень нравился. Но он начал приставать ко мне. И у меня внутри все как-то перевернулось: какого же он мнения обо мне, если позволяет себе такое? С тех пор мы общались только как приятели, не больше.
Подруги тоже не понимали, некоторые даже прикалывались. Я иногда пресекала эти разговоры, иногда переводила в шутку. Но обычно не обижалась. Девушка должна быть честной и чистой. Они придут к этому позже. А я знаю это уже сейчас.
После института я вышла замуж. С мужем мы познакомились, когда я проходила летнюю практику. Первые три месяца мы просто общались по работе, а потом стали встречаться. У нас были такие старомодные отношения: мы ходили в театры, на выставки, в музеи, много разговаривали. Мне нравилось его бережное отношение ко мне. Он не пытался форсировать события. Он старше меня на 10 лет, тогда он уже был взрослым, состоявшимся человеком и прекрасно понимал, что такое настоящие отношения. Через восемь месяцев свиданий мы впервые поцеловались и он пошел просить моей руки у родителей. Еще через три месяца мы поженились. У нас тоже традиционная семья. Муж работает, я слежу за домом, создаю уют, воспитываю ребенка. Я чувствую себя как за каменной стеной.
Некоторые подруги меня спрашивают: «А ты не чувствуешь при таком положении вещей себя неуверенно — вдруг развод или что еще?» Какой развод? Вы что! Мне кажется, что развод пережить очень сложно. Семья — это вся наша жизнь, это те самые вечные ценности. А все остальное — это однодневка. Ну, как с бижутерией и настоящими украшениями.
«ЧЕРЕЗ ВОСЕМЬ МЕСЯЦЕВ СВИДАНИЙ МЫ ВПЕРВЫЕ ПОЦЕЛОВАЛИСЬ И ОН ПОШЕЛ ПРОСИТЬ МОЕЙ РУКИ».

ПРИНЦЕССА Александра (25):
У каждого свои представления о том, что есть традиционная семья. Для меня это семья большая и полная — и мама, и папа. Детей минимум двое-трое. Бабушки-дедушки. Вместе собираются за большим столом, все обсуждают, живут жизнью друг друга. Семейные праздники, обязательно уважение к старшим.
Моя семья именно такая. Папа к своей маме на «вы» обращается. И живем мы большим домом, все вместе, с маминой мамой, три поколения. В детстве я была шумным ребенком, хулиганкой, носилась с мальчишками. Но растили из меня барышню, принцессу. Бабушка считала, что девочка должна быть ухоженной, трудолюбивой, все уметь — и готовить, и шить, и вышивать. Я даже занималась на курсах кройки и шитья. Еще девочка должна обладать хорошими манерами и вкусом. Все это тоже закладывается в детстве. Малышку наряжают и ведут в церковь. Девушка из традиционной семьи не позволит себе ничего, что запятнает ее достоинство.
Помнится, у меня была неприятная ситуация. Мы сидели в кафе — я, молодой человек, с которым я тогда встречалась, и его друг. И тут в кафе входит знакомая этого молодого человека — эффектная, длинноногая — и направляется к соседнему столику. Мой спутник начинает оказывать этой девушке знаки внимания, а потом вообще берет свою чашку и пересаживается к ней. Кто-то в такой ситуации может устроить сцену, бесцеремонно подсесть к ним за столик или просто уйти, хлопнув дверью. Кто-то, но не воспитанная барышня. Она должна быть выше этого. Я тогда сидела и думала, что мне делать. И в результате не показала виду, что происходит что-то не то, что меня это как-то задевает, хотя выводы о нем, конечно, сделала.
Когда мне было девять лет, родители заметили, что у меня есть музыкальные способности. Я окончила музыкальную школу, получила высшее музыкальное образование. Потом было второе высшее — экономическое, работа в маркетинге. Но в итоге я поняла, что мое — именно музыка, а если точнее — преподавание музыки детям. Я хочу открыть школу искусств, обучать девочек хореографии, вышиванию, музыке — как в дореволюционных пансионах для благородных барышень.
Бабушка мне всегда говорила о том, что просто жить вместе — без венчания — недопустимо. Популярные ныне гражданские браки кажутся мне чем-то неправильным, я приемлю только традиционный брак, с обязательным венчанием в церкви.
Совет Cosmo № 76
Не подходи к телевизору, если мужчина смотрит футбол. (Июль, 2005)

При этом каких-то запретов, ограничений на общение с мальчиками у меня никогда не было. Конечно, если я соберусь замуж за какого-то совсем неподходящего парня, то родители постараются мне объяснить, что люди с разными ценностями вряд ли смогут построить счастливую семью. Но во всем остальном если меня что и ограничивает, то только собственные внутренние рамки, понимание, что это — не мое. Кто-то легко идет на близость с мужчиной, кто-то ждет любви.
Это не значит, что я веду замкнутый образ жизни. Наоборот, у меня много друзей, знакомых, приятелей. И поклонников тоже — со всеми полагающимися цветами, стихами, букетами. Кстати, мальчики, которым я нравилась достаточно продолжительное время, всегда с уважением относились к моей позиции, предлагали выйти за них замуж. Но надо все же дождаться того самого — единственного, который идеально подходит для тебя. Мы еще не встретились, но я чувствую, что осталось ждать совсем недолго…
Я слышала мнение, что нужен опыт, что без опыта ни одного мужчину не возьмешь. Но я думаю иначе: если ты четко знаешь, чего хочешь, не растрачиваешь себя по пустякам, то все будет. А опыт… Опытные делают не меньше ошибок.
Кого я жду? Конечно, принца на белом коне — доброго, умного, сильного. А как иначе? Каждой девушке хочется почувствовать себя принцессой. Это желание привело меня на балы дебютанток в Москве и в Вене. Незамужние девушки проходят специальные кастинги, чтобы оказаться на этих балах. Там такая непередаваемая атмосфера сказки, очень интересные люди, красивые танцы. И принцы, конечно, тоже.
PSТрадиционное воспитание предполагает особое видение мира. В этом мире девушке не приходится мучиться, выбирая между карьерой и семьей, белой фатой и гражданским браком.
Она может соглашаться, а может делать наоборот, назло. Но что из этого правильно, а что нет — она знает четко. Хорошо вырасти с этим знанием, плохо ли — каждая решает сама.
Татьяна Смирнова
«НЕЗАМУЖНИЕ ДЕВУШКИ ПРОХОДЯТ СПЕЦИАЛЬНЫЕ КАСТИНГИ, ЧТОБЫ ОКАЗАТЬСЯ НА ЭТИХ БАЛАХ».

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить