Плагиат - это нормально?

Все мы немного плагиатчики. Хотя бы потому, что каждый из нас в детстве произносил безобидное «дай списать».

Плагиат - это нормально?

В офисе мы видим девушек в дешевых копиях дизайнерских платьев. По радио слышим песни отечественных исполнителей, заимствованные у иностранных коллег. О том, почему плагиат так популярен, рассуждает психолог Екатерина Игнатова.


Все мы немного плагиатчики. Хотя бы потому, что каждый из нас в детстве произносил безобидное «дай списать» или косился на тетрадку соседа по парте во время контрольной работы. Тогда в школе эти поступки бывали более чем оправданными. Не все предметы одинаково полезны, да и вообще — в старших классах особенно — самые интересные дела начинаются, когда заканчиваются уроки. Повзрослев, многие из нас продолжают «списывать». Нет, мы, конечно, не косимся в экран компьютера коллеги и не сдаем совершенно одинаковые отчеты. Форма поменялась, суть осталась. Например, тридцатитрехлетняя Светлана, маркетолог с впечатляющим резюме, постоянно со всеми советуется. Каждый раз, когда начальство ставит перед ней новую задачу, она обзванивает своих бывших однокурсников, чтобы поинтересоваться их мнением по данному вопросу. Света прикидывается дурочкой-блондинкой и в итоге получает несколько очень ценных советов. Почему она так поступает? Потому что искренне не верит в собственную возможность генерировать идеи и творить. В детстве мама всегда ставила ей в пример разных хороших девочек: «Машеньку из соседнего подъезда» или «Леночку, дочку тети Любы». В результате Света сделала вывод — быть самой собой, иметь собственное мнение не имеет смысла. Лучше быть как Леночка и Машенька, говорить и думать, как они. Невероятно, но факт: эта неосознанная стратегия часто дает свои плоды. Умение подстраиваться пригождается в школе, где человек-зеркало запросто находит общий язык с одноклассниками и не входит в конфликт с учителями.

Здравствуй, школа

Наша система образования в первую очередь учит копировать, не думать, а делать так, как сказал учитель. Основной формой подачи информации становится монолог: преподаватель объясняет материал, а потом, на следующем уроке, кто-то из учеников перессказывает то, что услышал и понял. Нас просят «сделать точно так же, как показано в примере», «срисовать», «переписать», в старших классах обязывают в сочинениях и рефератах излагать чужие мысли чужим кондовым языком, на котором никто из тинейджеров не говорит. Естественно, в ход идет команда copy paste.

С развитием интернета проблема плагиата в школах и вузах приняла такой размах, что западные специалисты разработали несколько программ, с помощью которых преподаватели могли бы определять, воспользовался ли ученик или студент «помощью зала» и командой copy paste. Самый известный подобный сервис — Turnitin (www.turnitin.com). За несколько минут он сканирует сданную работу и отмечает все абзацы и фразы, которые уже встречались в курсовых прошлых лет, а также на интернет-сайтах, в газетах, журналах и учебных пособиях. Turnitin является платным. Как правило, расходы берет на себя учебное заведение, чья администрация обеспокоена проблемой незаконного заимствования. Надо сказать, что подобные сервисы используются не только учителями, но и учениками — система упрощает оформление цитат и сносок. Таким образом западные школы и вузы учат с уважением относиться к цитируемому чужому мнению и к своему собственному.

МЫ ВОРУЕМ ЧУЖИЕ ИДЕИ, ПОТОМУ ЧТО НЕ ВЕРИМ, ЧТО ИМЕЕМ СОБСТВЕННЫЕ

По-взрослому

Детям есть с кого брать пример. Преподаватели и профессора часто используют курсовые и дипломные работы своих аспирантов и студентов для написания собственных статей и диссертаций. Четыре года назад в Германии на этой почве разразился скандал. Профессор права Мюнхенского университета Фолькер Рибле издал книгу «Научный плагиат. О провале системы», в которой назвал поименно не чистых на руку коллег. Естественно, подобное происходит и в других странах, однако этот вид воровства интеллектуальной собственности — табуированная тема. Студентам не выгодно жаловаться на своих преподавателей, да и потом — какая им разница, как сложится судьба их дипломной работы после того, как они получат заветную «корочку». В России некоторые преподаватели не только используют рабский труд, они и сами не прочь потрудиться «неграми». В интернете существуют тысячи сайтов, предлагающих сделать для вас дипломную или кандидатскую на заказ. Причем на этих сайтах можно увидеть фотографию исполнителя заказа, почитать о его научной деятельности и ознакомиться со всеми его регалиями. Приблизительная цена там тоже указана: диплом стоит около 10−50 тысяч рублей, а кандидатская диссертация — 130−200 тысяч.

Плагиат по‑взрослому принимает совершенно разные формы, присвоение труда научных и литературных негров — лишь одна из них. Можно вспомнить создателя Facebook Марка Цукерберга, который был обвинен в воровстве чужой идеи. Данные проведенного по этому поводу судебного расследования до сих пор держатся в секрете, что наводит на определенные мысли: хорошие новости ведь редко хранят в тайне. Известно, что Марк выплатил компенсацию братьям близнецам Кэмерону и Тайлеру Винклвоссам, у которых он «позаимствовал» идею сайта connectu для общения между студентами Гарварда.

А еще можно вспомнить истории с промышленным шпионажем, увлекательные, как кино про Джеймса Бонда. Или, например, тренинги в крупных компаниях на тему «элегантного воровства», на которых менеджеров учат заимствовать у конкурентов идеи. В результате у каждой из нас в гардеробе или косметичке найдется хотя бы одна улика по делу о плагиате. Маркетологи, которые изучают рынок, разводят руками и говорят о том, что таков тренд: твое конкурентное преимущество моментально перенимает — читай ворует — соперник. Если ты придумал что-то новое, через полгода этот товар будут производить все кому не лень.

Игра в прятки

Воровать идеи просто, а главное — безопасно. Когда мы с ловкостью фокусников жонглируем тем, что придумано не нами, мы будто бы прячемся за спину реального автора. Если предложенная нами чужая идея подвергается критике, у нас всегда сохраняется возможность сказать: «Да это на самом деле Иванов посоветовал, мне тоже казалось, что нужно придумать что-то другое». Таким образом плагиат используется в качестве щита: высказанная нами вслух чужая мысль может оказаться плохой, а мы — никогда.

Мы порой прячемся за чужими идеями на работе, однако многие из нас продолжают это делать и в кругу друзей. Например, как двадцатипятилетняя Алена, которая представляла собой ходячий сборник цитат. По любому поводу она вспоминала слова из песен, реплики из фильмов, интернет-мемы или анекдоты.

А еще она читала какое-то невообразимое количество блогов и знала, что думают представители интернет-сообществ по самым разным поводам. Надо отдать ей должное, чаще всего Алена ссылалась на источники, то есть не была злостным плагиатчиком, присваивающим себе чужие мысли. Она просто шила из цитат большое лоскутное одеяло, в которое закутывала себя с головой так, что ее саму было не разглядеть. Алена таким образом пряталась от самой себя и от ответственности.

Однако проблема заключается в том, что выиграть у ответственности в прятки невозможно. Американский психолог Ирвин Ялом писал об этом так: «Мы полностью ответственны как за свои действия, так и за свою неспособность действовать».

В КРУПНЫХ КОМПАНИЯХ УЧАТ ЗАИМСТВОВАТЬ ИДЕИ У КОНКУРЕНТОВ

Халтура

Иногда мы говорим: «Зачем напрягаться, если на самом деле все придумано до нас?» Таким образом подписываемся под своей неспособностью думать и формулировать. Отказываемся от большего, от того, чтобы жить своей уникальной, увлекательной жизнью И соглашаемся на меньшее — начинаем донашивать чьи-то старые, потертые, выцветшие идеи, которые не красят нас и не делают счастливее. Мы пускаем в ход русскую народную отговорку — нам просто лень — и выделяем, копируем, вставляем.

Кристина была убежденной халтурщицей, единственное дело, которое она сделала не спустя рукава за свою двадцатисемилетнюю жизнь, заключалось в том, что на заре туманной юности поступила в пединститут на филфак. В принципе ей очень нравилась литература, особенно американская, и было интересно учиться. Но почему-то она чаще всего сдавала чужие рефераты, а зачеты получала благодаря чужим шпаргалкам.

Худо бедно Кристина получила диплом и устроилась на работу по специальности, но к урокам толком не готовилась, пролистывала пару-тройку методичек и шпарила по написанному. Ей хотелось писать самой, и у нее это неплохо получалось. Но как только некое издательство детской учебной литературы предложило ей написать пару статей в энциклопедию для школьников, она залезла в интернет и отправила им несколько слегка отредактированных абзацев из Wikipedia.

Как можно догадаться, ее карьера шла в гору медленно и тяжело дыша. Себе и друзьям она говорила, что просто слишком ленива для того, чтобы серьезно чем-то заниматься, и что по большому счету ни преподавание, ни писательство ее как виды деятельности не интересуют. Хотя Кристина, подобно многим из нас, ошибочно называла ленью свой страх неудачи, во избежании столкновения с которым обесценивала задачу. Как писал сэр Кен Робинсон, писатель, ученый, специалист в области систем образования: «Тот, кто боится ошибиться, не умеет творить».

Букет нарциссов

Психологи по всему миру в последние годы пишут статьи о том, что человеческая цивилизация уподобилась герою древнегреческого мифа Нарциссу. Вопреки расхожему мнению, нарциссические личности не столько любят себя, сколько ненавидят. Точнее, они за пять минут могут совершить «увлекательное» путешествие из точки А, в которой они прекрасны, в точку Б, где они ужасны, и обратно. Нарциссы не знают себя, ощущают внутреннюю пустоту и всегда хотят быть кем-то другим. Преследуя это желание, они пускаются во все тяжкие, и плагиат не самое большое их преступлением против самих себя.

Двадцатитрехлетняя Маша, бухгалтер, обожала разглядывать страницы светской хроники в глянцевых журналах. Она, конечно, не была знакома со светскими львами и львицами лично, но знала о них все. В машином гардеробе были туфли, как у Ксении Собчак, платье, почти как у Скарлет Йохансен, и так далее и тому подобное. Маша никогда не покупала ничего, что бы нравилось ей самой потому, что она не знала, какая она. Где-то в глубине души была уверена, что представляет собой маленького серого худого и мокрого мышонка. Чаще всего Маша гнала этот образ прочь, бежала от себя и превращалась в подобие кого-то другого.

В каждом из нас есть луковичка Нарцисса, из которой при определенных обстоятельствах может вырасти нежный и капризный цветок. Мы можем одеваться, как Анжелина Джоли, в работе придерживаться принципов основателя Google Сергея Брина и вести себя на тусовках, как Пэрис Хилтон. Каждый раз, когда пытаемся быть похожими на кого-то, кроме самих себя, мы становимся плагиатчиками. Остановить нас может лишь четкое понимание, что по‑настоящему успешные люди никогда не ведут себя, как кто бы то ни было. Лидеры не повторяют шаблоны, они сами являются примерами для подражания. Им это легко дается, потому что знают, кто они и чего хотят.

Профилактические работы

Самое неприятное в истории с плагиатом заключается в том, что он — социально приемлемая форма поведения. Никто не видит ничего страшного, что мы превращаемся даже не в людей, работающих на заводе и закручивающих гайки, а в сами гайки — одинаковые и обыкновенные. Психолог и психотерапевт гуманистического направления Джеймс Бюдженталь был уверен, что мы можем сделать намного больше, чем обычно делаем, если осознаем проблему.

И надо сказать, делать чуть больше для того, чтобы плагиата в нашей жизни было чуть меньше, совсем не сложно. Для начала можно принять решение отказаться от copy paste — всегда и везде самостоятельно формулировать идеи, концепции, предложения.

Когда мы собираемся в блоге дать ссылку, лучше написать пару-тройку предложений, что сами об этом думаем. Иначе не победить привычку прятаться за чужие спины, формировать собственное «я», используя чужие мысли и чувства. Еще можно проанализировать то, насколько часто и уместно мы используем в речи цитаты из популярных и не очень фильмов и телепередач. И признаться наконец себе в том, что никто лучше нас самих не сможет сформулировать и передать словами наши чувства и ощущения. Построение своего «я» и своей жизни является творческим процессом. Ни одно великое произведение искусства не было создано при помощи литературного негра.

Фото: Russian Look (1)

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить