Папами не рождаются

Он сказал ей, что хочет ребенка…" - строчка из женского романа. Персонаж, ее произносящий, как правило, обладает стройной системой ценностей, небольшой лысинкой или сединой в висках и приличными деньгами на банковском счете.

Папами не рождаются

Он сказал ей, что хочет ребенка…" - строчка из женского романа. Персонаж, ее произносящий, как правило, обладает стройной системой ценностей, небольшой лысинкой или сединой в висках и приличными деньгами на банковском счете. Только такой дядя, взвесив все за и против, может позволить себе столь осмысленное и ответственное заявление. Для молодых мужчин это характерно гораздо в меньшей степени, они чаще бывают «не готовы». Огромная часть их становятся отцами как бы на автопилоте. То есть их ставят перед фактом. Максимум эмоций, которые можно ожидать от мужчины, когда его ушей коснется это известие, — глуповатая улыбка и беспредметная радость. Однако, если при этом перед его глазами имеется пример «тяжелого» отцовства (скажем, друг родил тройню), то на перспективу обзаведения собственным ребенком он может отреагировать кислой миной и изрядной порцией скепсиса, если не сказать пессимизма.

Легенды об отцовстве Дело в том, что традиционно в мужском народном фольклоре, байках и легендах рождение ребенка и превращение в папу знаменует темную по¬лосу жизни. Еще бы, теперь прощай беззаботное существование с пирушками, посиделками за пивом с при¬ятелями, шашлычками, с чем-нибудь покрепче и прочие, так сказать, «рыбалки». Им на смену приходят будни самца-ткачика, выпархивающего из гнезда только за кормом и совершающего редкие попытки уйти от ответственности под благовидным предлогом типа: у шефа день рождения или друг на новую квартиру переезжает — ну как тут не помочь. На самом деле ситуация не столь мрачна, как та, что создана мужским воображением. Однако необходимость отступлений от заведенных привычек и привычного ритма жизни порождают в мужской душе сумбур и неразбериху. Глядя на мужчину, можно поду¬мать, что в своих решениях он тверд и независим, что он не поддается влия¬нию извне. Еще как поддается! Мало того, что его холостые приятели не меньше полугода после женитьбы кликали его «женатиком» и «окольцованным». Теперь он побаивается сар¬кастически-сочувственных похлопываний по плечу, сопровождающихся издевательски-веселыми кличками «папаша», «папан», «отец семейства», «кормилец» и прочими, а еще больше — того, что закадычные друзья перестанут звонить, звать проветриться или погорланить на концерте или футболе, покатать шары на бильярде. Короче говоря, похоже, что превращение женщины в маму — процесс органичный и естественный, а превращение мужчины в папу — это серьезное морально-психическое испытание. Нет, разумеется, далеко не все мужчины таковы. Есть и врожденные отцы, с которыми в заботе, внимании, самоотречении и материнском инстинкте никакие мамы конкурировать не в состоянии, но, к сожалению, таких не много. Я сам видел от силы одного, ну двух (потрясающее зрелище!). Есть еще тип мужчин довольно легкомысленных и наивных. Эти абсолютно безосновательно полагают, что ребенок с первых же секунд будет называть их папой, счастливо смеяться и доставлять только безграничную радость и упоение чувством отцовства. Недооценка реалий и трудностей выбивает таких из седла напрочь — правда жизни оказывается более суровой. Если мужчина-скептик, бурча себе под нос, что он предвидел крики, срыгивание и горы подгузников, будет участвовать в процессе, то у наивного просто опустятся руки — понастроенные им воздушные замки окажутся полностью разрушены. Вообще, мужчины гораздо легче переносят «запланированного» ребенка, к появлению которого они готовятся, мысленно тренируются, а может быть, даже говорят с другими отцами и перенимают опыт. Однако и при самом благополучном варианте не исключено, что в голову мужчины рано или поздно придет мысль: «Зачем я все это затеял, не мог повременить…» Но проходят положенные 9 месяцев и он-таки становится отцом

ЭТАПЫ ПАПЫ Первый этап. Энтузиазм (пока супруга в роддоме и до 6−8 месяцев после) Новоиспеченный папа на подъеме, он носится, закупая памперсы, бутылочки, соски, детское питание, делает косметический ремонт квартиры, ставит на полку многотомную детскую энциклопедию и коробку с пазлом портрета Моны Лизы (1000 элементов, взрослый с трудом собирает за месяц). Его переполняют радость и непонятное возбуждение. Он уже видит себя держащим на руках крошечное ангелоподобное существо. С появлением ребенка дома до его сознания доходит, что ангел — вовсе не тихое и не безропотное создание. Однако вначале бессонные ночи, вскакивания с постели, убаюкивания по первому же писку мужчина переносит мужественно и самоотверженно. Такой героизм ему даже нравится. Он меняет подгузники, пеленки, напевая колыбельные, выплывающие из его подсознания, отказывает себе в сне и, счастливый и помятый, отравляется на работу, где дремлет, прикрывая красные после ночной вахты глаза. Он вообще очень меняется: не включает свою стереосистему, ходит на цыпочках, бросается на звонящий телефонный аппарат, как пантера, говорит шепотом и курит только на балконе.

В это время мужчина с удивлением узнает, что:

• ребенок обладает правом голоса и этим хорошо поставленным правом пользуется в любое время суток;

• его чадо, как и он сам, любит поесть, после чего становится значительно;

• брать его на руки совсем нестрашно;

• купать ребенка приятно, и он напоминает маленького морского котика;

• грудь жены, в общем, не его частная собственность;

• фиксировать, глядя в окуляр видеока¬меры, как малютка зевнул, как пустил пузыри или издал звук, похожий на слово «папа» (конечно, а какое же еще первое слово ребенок может произнести?!), довольно забавно.

Второй этап. СПАД ИНТЕРЕСА (от 8 месяцев до 3 лет) Это естественная, физиологическая реакция мужского организма. Мужчина пассивен и безучастен, крики и писк его раздражают. Самая частая его фраза: «Ну сделай же что-нибудь!» По ночам он перестает реагировать на любые акустические раздражители и с улыбкой на лице дрыхнет без задних ног, пока жена носится и хлопочет вокруг детской кроватки. Теперь он просыпается отдохнувшим и свежим, днем он бодр, говорит о работе, перспективах, но вовсе не порывается сходить на прогулку в парк, в поликлинику или посидеть с крохой, пока ты метнешься на реабилитацию к косметологу и в солярий. В чем же дело? Куда делся весь его запал, куда пропали его трепетные отцовские чувства? Мужчина по своей природе — игрок. Его увлекает любое дело, любое занятие, если оно похоже на игру. Он нацелен на результат и победу. Если же процесс затяжной, не приносящий быстрого удовлетворения — а вскармливание и воспитание ребенка именно таково, — мужчина теряет к нему интерес. Его начинает мутить от рутины, бесконечных повторов одного и того же: кормление, прогулка, кормление, прогулка, горшок, кормление… Ребенок мал, и играть с ним в шахматы, шашки, преферанс и компьютерные игры невозможно, так что мужчина в глубине души чувствует себя обманутым. Нет, он, конечно, может вяло собирать пирамидки, переставлять кубики и строить домики из примитивного конструктора, но все это быстро ему надоедает. Его начинают раздражать бесконечные «бяки», «бабы», «бибики», «бо-бо» — тот уменьшительно-ласкательный язык, на котором разговаривают его ребенок и жена. Подливают масла в огонь и теща с его родной ма¬мой, пичкая ребенка самым вкусненьким: клубничкой, бананчиками, севрюжкой, ананасиками, икоркой. В свое время он прочитал книгу о спартанцах и о том, как они воспитывали своих детей. Теперь ему хочется, чтобы и его ребенок был сильным и неизбалованным. Он справедливо ратует за здоровое питание без диатеза: каши, зеленые фрукты и овощи — не исключено, что это из-за того, что ему надоело есть ножки и крылышки от курицы («Грудка — ребенку!»). Ребенок, конечно, не конкурент, но все равно мужчине обидно.

В это время мужчина с удивлением узнает, что:

• за малюткой нужен глаз да глаз;

• ребенок способен раскоммутировать его компьютер, обгрызть пульт от телевизора, перепутать все дискеты и раскрасить и разжевать все его важные документы;

• он не ест такие вкусные вещи, как сосиски с горчичкой, не пьет черный кофе и не в состоянии смотреть по телевизору ничего, кроме мультфильмов;

• его чадо категорически не желает слушать классическую музыку, зато любит попсу;

• лучшие образцы мировой литературы, к которым он решил привить ему вкус, абсолютно ребенка не устраивают, ему подавай сказочки про Курочку Рябу, припевочки и нелепые стишки;

• надо все время смотреть под ноги, чтобы не наступить на машинку или куклу и не сломать себе шею.

Третий этап. СТАБИЛИЗАЦИЯ (от 4−6 лет до…) Мужчина привыкает к ребенку. Жизнь в доме становится более упо¬рядоченной, трудности первых лет, включая присыпки и горшки, позади. Ребенок уже знает, что можно, что нельзя, что папа любит, а чего терпеть не может. Мужчина может вместе с ребенком бегать по утрам, ходить в бассейн, гонять на великах, может таскать его на выставки, рок-концерты, играть, бесконечно возиться и разговаривать. Это самый классный период отцовства, о котором мужчина будет помнить всю жизнь. На все материнские порывы сделать из ребенка суперправильного треть с сарказмом. Ребенок чувствует негласную папину поддержку в плане некоторого разгильдяйства, ничегонеделания, всяческих головоломных авантюр и нарушений распорядка дня. Почему? Все просто — мужчина реализует все, что он недоиграл, недоделал и недофантазировал в детстве. Если папа не валяется на диване с газетой, не торчит до невменяемости в Интернете и не болтается где-то на краю света, то общение с ребенком становится активным и доверительным. Отец и ребенок «тет-а-тет» — это по‑настоящему здорово и полезно, кстати, для обоих. Главное здесь — не мешать, не лезть в их мир. Пусть они побудут вдвоем, подурачатся и посмотрят какой-нибудь фильм с хулиганистым Джимом Кэрри.

В это время мужчина с удивлением узнает, что:

• ребенок тонко чувствует и понимает;

• он может выдавать весьма нетривиальные идеи и мысли, к которым стоит прислушаться;

• любимое чадо постепенно становится похожим на отца, перенимая его привычки, навыки и взгляды;

• наконец-то все, о чем сам мужчина мечтал несколько лет назад, начинает исполняться. Пришла его пора! Отцовство переживает всплески и спады, взлеты и падения. Это нормально. Если ты думаешь, что у тебя будет не так, что твой спутник жизни будет всегда идеальным отцом, нянькой, гувернером, — не надейся. Да и нужно ли это? Отец, папа, папуся — особая категория. Это человек, который, не вытирая носа, не подстригая волос и не замечая дырку на коленке новых джинсов своего отпрыска, научит его играть. А еще жить. Может быть, не все у него будет получаться с первого раза, дай мужчине дозреть, потихоньку избавиться от иллюзий и вырасти вместе со своим ребенком. Откуда берутся хорошие отцы и плохие отцы? Скажу честно: не знаю. Но полная неспособность к отцовству, впрочем, так же как и неспособность к материнству, — патология, и мы ее не рассматриваем. Ему пора стать отцом, если он…

— с интересом смотрит фильмы «Крамер против Крамера», «Один дома», «Посмотри, кто говорит»;
— возится на даче с соседскими мальчишками, делает им луки со стрелами, строит шалаш или играет с ними в футбол;
— говорит, что хочет завести собаку, хотя раньше ты не замечала за ним особой любви к домашним животным;
— в мебельном салоне пристально рассматривает мебель для детской;
— читает перед сном книгу «Ошибки родителей» или что-нибудь из Спока;
— с восторгом рассказывает, как суетится его приятель, жена которого на 37-й неделе беременности;
— покупает огромный набор «Лего». Когда ты спрашиваешь: «Зачем?» — он как бы походя отвечает: «Пусть лежит пока».

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить