Открытое море

Впервые попав на нудистский пляж в возрасте 8−10 лет, я, разумеется, сразу все поняла: «Эти тетеньки не стесняются чужих дяденек, значит, они сумасшедшие». Мы с подружкой залезли на дерево, росшее над площадкой для волейбола, и смотрели на то, как подпрыгивают разные части тела у мужской и у женской команды. Нам было очень смешно. Кто бы мог подумать, что через 15 лет я так же весело и приятно буду проводить время нагишом?

Открытое море

Впервые попав на нудистский пляж в возрасте 8−10 лет, я, разумеется, сразу все поняла: «Эти тетеньки не стесняются чужих дяденек, значит, они сумасшедшие». Мы с подружкой залезли на дерево, росшее над площадкой для волейбола, и смотрели на то, как подпрыгивают разные части тела у мужской и у женской команды. Нам было очень смешно. Кто бы мог подумать, что через 15 лет я так же весело и приятно буду проводить время нагишом?

Не знаю, что случилось, но лямки купальника
вдруг стали больно впиваться в тело, мешая мне плавать.

Особо секретный объект

Прыгая по камням, я все не могла найти нужную дорогу. Наконец я заметила красную стрелку, нарисованную краской на одной из скал. То, что я увидела за ближайшим валуном, на пляж было совсем не похоже. Огромные, черные, вылизанные морем камни, плоские, как монеты, и синяя прозрачная вода. Правда, красиво? Самое удивительное, на пляже никого не было.

То есть чье-то полотенце валялось неподалеку, но его владелец плавал неизвестно где. Раздевшись до купальника и разложив покрывало на самом близком к воде камне, я легла на живот и стала читать книжку. Из-за этой дурацкой книжки я его и не увидела. Владельца полотенца. А не то, честное слово, приняла бы меры, например притворилась спящей. Потому что, знаете ли, как-то неловко себя чувствуешь рядом с незнакомым голым мужчиной. Собственно, я ничего и не заметила сначала, но он, выбравшись на берег, довольно нахальным голосом меня окликнул. «Вы заняли мой камень!» — сказал он мне. Планируя дать отпор хаму (ведь его полотенце лежало совершенно в другом месте!), я подняла глаза и увидела ЭТО. Мужское естество во всей своей красе. Я бы даже сказала, что он стоял, грозно потрясая гениталиями прямо перед моим носом. Я густо покраснела и смогла только пробормотать извинения. А этот «Аполлон», ничтоже сумняшеся, принялся вытираться полотенцем. Вытирал он, как легко догадаться, не только спину и грудь — в общем, совершал, в моем понимании, интимнейшее таинство. Я, как приличный человек, отвернулась и в этот момент заметила других. Двое мужчин и женщина разделись донага, стоя на дальнем камне, а затем один за другим весело побежали в воду. Тут наконец до меня дошло, что это не «Аполлон» маньяк-любитель, а я идиотка: явилась на нудистский пляж в купальнике и еще пытаюсь права качать. Мне стало стыдно, и я тоже пошла купаться.

Тайное общество

В этом месте надо сделать паузу, выдохнуть и снова вдохнуть. Ибо много морей я повидала в своей жизни, но такое видела в первый раз. Дело даже не в его чистоте и прозрачности, не в его красоте и силе, дело в естественности. В этом море, в его каменистых берегах не было ничего рукотворного, ничего принадлежащего человеку. Море строго и спокойно принимало меня в свои объятия, и я чувствовала, что вовсе не я, человек, здесь главный, а оно, мудрое и сильное море. Не знаю, что со мной случилось, но лямки купальника вдруг стали больно впиваться мне в тело, мешая плавать. Я позавидовала нудистам, которых ничто не сковывает. Вылезла на берег, отжала волосы и стала наблюдать. К полудню на камнях собрались уже около десяти человек, и все, кроме меня, были обнажены. Они были разного возраста, разной комплекции, но никто не смущался ни отвислых грудей, ни целлюлита, ни размеров своего достоинства.

Наоборот, они словно забыли о том, что они уже взрослые, ходят на работу в костюмах и ведут умные разговоры. Эти люди резвились как дети и, честное слово, были прекрасны в своей естественной и беззащитной наготе. Еще несколько раз я залезала в воду и, проплывая вдоль скалистых берегов, видела множество обнаженных людей, загоравших на камнях. К своему удивлению, я не испытывала шока. Наоборот, вдруг почувствовала, что это правильно, что иначе и быть не может: только голый человек достоин быть частью этой природы. Я догадалась, почему пляж был таким чистым: чувство уважения к морю не позволяло людям осквернять берег. Из последнего заплыва я вернулась совершенно другим человеком. Забралась на камень, встряхнула волосами и… сняла верхнюю часть купальника. «Поздравляю», — сказал Аполлон где-то рядом. Он все понял.

Зачарованные

Вернувшись домой, я обо всем рассказала мужу. Он очень воодушевился перспективой полюбоваться на обнаженных девушек, поэтому с радостью согласился составить мне вечером компанию. А дочка — она была первой, кто с радостью освободился от всей одежды, придя на пляж. Вечернее посещение пляжа «на камнях» тоже было богато сюрпризами. Во‑первых, после пяти часов там было довольно много людей. Во‑вторых, всех этих «новеньких» я уже где-то видела. А именно: встречала их на городском пляже. Только тогда они, разумеется, были в купальниках и плавках, а сейчас — без. Они стояли, сидели, лежали в чем мать родила, тетеньки и дяденьки, бабушки, внуки, и подставляли вечернему солнышку свои белые, не загоревшие части тела. Было весело и шумно, дети ловили крабов, но никто, ни один человек не бросал мусор — ни на землю, ни в воду. Даже сигаретные бычки аккуратно складывались в мешочек и уносились с собой. Третьим (и неприятным в отличие от двух других) сюрпризом оказался тот факт, что многие из вновь прибывших мужчин откровенно пялились на девушек. И даже делали недвусмысленные намеки. Мой муж, который тоже поначалу несколько обалдел от обилия обнаженных тел, вскоре расслабился и стал просто получать удовольствие от слияния с природой.

Мне же пришлось отшить парочку настойчивых ухажеров, которые начинали заигрывать сразу, как только муж отплывал подальше от берега. В целом все было не так ужасно, но для себя я сделала вывод, что на пляж следует приходить утром, когда на нем отдыхают настоящие нудисты. Да! Не прошло и дня, а я уже поняла, что истинный нудизм мне ближе, чем «искусственный». Мы стали появляться на камнях каждый день. Познакомились с завсегдатаями пляжа и с удивлением узнали о том, что ни один (!) из них не придерживался идеологии натуризма в обычной жизни. Все говорили одно и то же: «В этом море невозможно носить одежду. Это противоестественно». Эти люди посещали и обычные пляжи, где были, разумеется, в купальных костюмах, но все как один неизбежно возвращались на камни. Через месяц мы вернулись домой. Моя мама, рассматривая крымские фотографии, очень удивилась, не найдя ни одной пляжной. «А там все голые были», — ляпнула наша словоохотливая дочка. «Что?!» — подняла брови мама. Но я убедила ее в том, что это шутка. Что мы, мол, не брали фотоаппарат на пляж, боясь, что его украдут. Зачем рассказывать ей о необыкновенном пляже? Зачем тревожить пожилого человека, все равно не поймет. И никто не поймет, пока сам не побывает на камнях.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить