Оставить на потом(ков)

Особняки, балы, белые воздушные платья и военные мундиры — вот далеко не полный ассоциативный ряд, который возникает, когда слышишь слово «аристократы». Кажется, что эта жизнь и эти люди остались далеко в прошлом. Между тем настоящие дворяне совсем рядом, среди нас. Они такие же, как мы, но все же чуть-чуть другие.

Оставить на потом(ков)

Елена Мелик-Каракозова, в замужестве Вермишева.
Эля.
Особняки, балы, белые воздушные платья и военные мундиры — вот далеко не полный ассоциативный ряд, который возникает, когда слышишь слово «аристократы». Кажется, что эта жизнь и эти люди остались далеко в прошлом. Между тем настоящие дворяне совсем рядом, среди нас. Они такие же, как мы, но все же чуть-чуть другие.

СЕМЕЙНЫЕ ТРАДИЦИИ
Эля Вермишева, парламентский обозреватель издания «Газета.ru»
Моя бабушка Елена Мелик-Каракозова (в замужестве Вермишева) была удивительным человеком. Все, кто приходил к нам в гости, были просто ею очарованы — манеры, обаяние, внешность. После революции 1905 года семья эмигрировала за границу, жили в Брюсселе, Париже. Как-то бабушка с сестрой и гувернанткой прогуливались по городскому саду, где проходил детский конкурс красоты, который проводила сама королева Бельгии. Заметив девочек, она пригласила их принять участие. И бабушке достался главный приз — серебряный кубок!
Историю семьи я большей частью узнавала от нее — бабушка всегда была хранителем традиций. Теперь эту роль взял на себя мой папа — Михаил Вермишев.
В детстве рассказы о предках воспринимались скорее как красивая сказка или легенда. Только с возрастом начинаешь анализировать услышанное, чувствуешь свою сопричастность к истории.

Образование
Я ходила в обычную школу, поэтому сказать, что в нашей семье дети получали какое-то особое образование, не могу. С другой стороны, в плане внутреннего, духовного роста, воспитания мне очень многое дала бабушка. Хотя я никогда не слышала от нее назиданий, наставлений, принуждений. Помню, как однажды на какую-то мою проделку она сказала: «Элечка! Ведь это моветон!» Так эта фраза со мной и осталась. Бывает, чувствую, что-то делаю не так, и сразу в голове всплывает: «Элечка! Ну ведь это моветон!»
Я росла в доме со старинной мебелью: огромные шкафы с книгами, резные буфеты, дубовые столы, старинные портреты. Для меня такая обстановка была привычной. Понимать и ценить ее уникальность я стала гораздо позже. Когда-то я работала в издании, где моим редактором был очень непростой человек. Несмотря на его закрытость, я почему-то искала общения с ним. И мы все-таки сдружились. Когда я попала к нему домой, то испытала настоящий шок: я увидела такую же старинную мебель, а на столе хрустальные бокалы на изогнутых ножках с вензелем, точно такие же, как в нашем доме. Видимо, существует такое чувство родства, когда люди одного круга выделяют друг друга по каким-то признакам.

Сложное время
Наша семья была достаточно богатой, и, конечно, с приходом советской власти многое было потеряно. После революции 1917 года вся прислуга, которая до этого работала в доме, так и осталась в нем жить. Уже, конечно, на других условиях. Но ни озлобленности, ни обид не было. Связь мы поддерживали даже спустя многие годы. И это очень показательно. Ведь все ломалось — жизнь, устои, а вот отношения между людьми сохранялись. Было непросто, но несмотря на сложности, никаких сетований на судьбу не было. Оба моих прадеда после революции были ограничены в правах — не могли занимать государственные должности. При получении высшего образования столкнулся с проблемами и дед Константин Вермишев: его не принимали в институт из-за известной фамилии. Тем не менее впоследствии, став экономистом, он занимал ответственные должности в Госплане, Совете министров Армении.

Бремя чести
Знание своих корней дает ощущение уверенности, это тот стержень, который не позволяет тебе сломаться. Помню, папа в девяностые годы, когда все перевернулось с ног на голову, достал из архивов семейные фотографии, вставил в рамки и повесил на стену. Я поняла, что в этом он нашел для себя поддержку. Не так давно я сделала то же самое. Не хочу, чтобы это прозвучало пафосно, но мне это правда дает силу.
Часто в Армении, реже в России случаются ситуации, когда приходишь, например, брать интервью, а тебя уже как будто знают — фамилия говорит сама за себя. Это большой плюс, да. Но именно в этот самый момент понимаешь, какая на тебе ответственность — нельзя уронить себя в глазах других людей, потому что ты бросаешь тень не на себя, а на весь род, на поколения, которые жили задолго до тебя.

ИСТОРИЯ РОДА АРГУТИНСКИХ-ДОЛГОРУКИХ
Прадед (по отцовской линии) -Христофор Вермишев. В 1905 году был городским головой (мэром)Тифлиса, в Баку — редактором двух крупнейших газет Кавказа («Баку» и «Ведомости»), собственным корреспондентом по Закавказью крупнейшей российской газеты «Русские ведомости». В Грузии ему принадлежало поместье Цинандали, известное своим вином. Один из лидеров кадетской партии Закавказья. В правительстве первой Армянской Республики — министр продовольственного снабжения.
Любопытно, что в этом же правительстве должность министра просвещения и культуры занимал и прадед, но уже по материнской линии — Георгий Мелик-Каракозов. Прабабушка (жена Христофора Вермишева) Варвара — урожденная княжна Аргутинская-Долгорукая. Окончила в Петербурге институт благородных девиц и была зачислена во фрейлины императорского двора. Именно через прабабушку наша семья восходит к выдающемуся армянскому роду Захаридов, история которого начинается в XII веке. Наибольшую известность в роду приобрел сподвижник Суворова и Потемкина, предводитель армянской паствы в России, архиепископ, впоследствии католикос всех армян князь Иосиф Аргутинский-Долгорукий. Он многое сделал для обустройства армян в России. Значителен его вклад
в укрепление армяно-российских политических и культурных связей.
За эти заслуги в 1800 году императором Павлом был возведен в князья Российской Империи.


Ольга Благая
Анна Благая, племянница Ольги.
Софья Дмитриевна Благая (мама Ольги) с родителями
CЕМЕЙНЫЕ ТРАДИЦИИ
Ольга Благая, актриса, режиссер
Папа был немец, и вплоть до 1975 и я, и сестра носили его фамилию — Мейбом. И это было причиной многих проблем, например, я не могла поступить в школу. Поэтому решила взять мамину фамилию — Благая. Неприятности на этом закончились. Я человек верующий, и для меня фамилия, которая звучит как «благая весть», имеет огромное значение. В ней есть что-то, что приятно для слуха. С такой фамилией хочется вести себя по‑особенному. И не потому, что она дворянская, а потому, что в ней заложен такой смысл. И далеко не всем она подойдет.

Воспитание
Только сейчас понимаю, что мы были воспитаны все-таки не совсем так, как другие. Мама постоянно повторяла нам с сестрой: «Никогда не делайте того, за что вам потом может стать стыдно». И когда случалось, что люди совершали подлые поступки, чтобы подняться, она говорила нам, что да, может быть, этому человеку и не стыдно перед людьми, но со своей собственной совестью нелегко сладить. Она учила нас жить так, чтобы совесть была чиста. Поэтому я не боюсь носить свою фамилию — я себя не уроню.
Мама говорила: «Оля, лучше выйти замуж за пьяницу, чем за мужика невоспитанного». А меня ее слова приводили в ужас: мне казалось, что хуже пьяницы никого не может быть. Хотя наш папа по характеру потенциальный пьяница: он очень компанейский человек и его легко уговорить выпить. Но мама придумала оригинальную вещь, чтобы папа не задерживался после работы. Каждый вечер она покупала билеты в кино и говорила: «Сегодня приходи вовремя, мы идем смотреть фильм». И это помогало. Так я поняла, что изменить какие-то стороны человеческой натуры в принципе можно, а вот перевоспитать его — нельзя.
Мне раньше даже в голову не приходило обращать внимание на то, как держится человек: как он ест, разговаривает, какая у него мимика, жесты, интонация, манеры. Мама же всегда придавала этому особое значение, иногда говорила мне: «Вот этот человек хорошо держится, а вот тот не очень». Со временем и я стала видеть эту разницу. И это приобрело для меня такое же важное значение. Мы с сестрой никогда не слышали от мамы наставлений — ни с кем нам общаться, ни даже об обязательном браке. Папа, тот любил напевать как бы невзначай слова из песни: «Ох дочери, дочери, не были б вы одинокими». А мама относилась ко всему спокойно, была демократичной. Она умела общаться со всеми — и с дворником, и с высокопоставленным чиновником. Держалась достойно — не пресмыкалась и не ставила себя выше других, никого не боялась. У меня в характере тоже есть эта черта — я умею ладить с людьми.

Связь поколений
В нашей семье очень многое связано с именем Ф. И. Тютчева. Мой дядя, академик Благой, занимался исследованием его жизни, сделал все возможное, чтобы сохранить и популяризировать творческое наследие замечательного русского поэта. Его сын Дмитрий Благой, музыкант и композитор, к одному из юбилеев поэта написал статью «Тютчев в музыке».
Когда я приехала в Москву, меня попросили сделать материал о Тютчеве. Пока я его готовила, узнала, что мой брат тоже писал о поэте.

Наследие
Остались старинные документы: чудом сохранившиеся дедова метрика и дворянская грамота. Когда только образовалось Дворянское собрание, подруга уговорила меня туда съездить, показать документ. Начальник геральдического отдела, увидев грамоту, весь задрожал и очень просил оставить ее для выставки. Я почему-то в тот день так ее и не отдала. А потом читала про какие-то неприятности у собрания. Так что грамота тоже, получается, чудом уцелела. Драгоценности пропали во время Второй мировой войны. Москву бомбили, родители должны были уезжать в эвакуацию в Казахстан. Накануне отъезда мама положила все драгоценности в небольшой сундучок. В Казахстане прятала его в подвале под хилым замочком, сама целый день была на работе. Неудивительно, что в один прекрасный момент сундучок исчез. Позже мама увидела на какой-то женщине свое колечко. Ну, а что тут уже можно было сделать? Женщина сказала, что выменяла его где-то на рынке на хлеб.

Анна Благая, журналист, музыкант:
«Я окончила Центральную музыкальную школу и Московскую консерваторию, училась в аспирантуре консерватории, а потом на журфаке МГУ. С тех пор сочетаю две профессии, что для меня совершенно естественно: часто даже пишу со скрипкой в руках. Веду авторский проект, посвященный синтезу искусств, — Ashtray.ru. До этого работала в газете „Ведомости“, в журнале Madame Figaro, а еще чуть раньше проводила тематические концерты.

Свой путь

Я очень долго бунтовала против фамилии: придумывала себе разные псевдонимы. Как и многим детям известных родителей, мне хотелось всего добиться в жизни самой. Тогда я еще не знала, что, по одной версии, мы происходим от Рюрика, слышала только про какие-то дворянские корни. Ничего удивительного — дедушка-литературовед Дмитрий Благой, ставший знаменитым в советское время, конечно, не особенно распространялся о своем непролетарском происхождении. Но недавно мой брат, журналист Иван Благой, познакомился с нашим дальним родственником Никитой Владимировичем Благово. Никита Владимирович проделал колоссальную работу: восстановил по архивам всю историю нашей семьи (вот-вот выйдет его книга „Шесть столетий рода Благово“). Я дополнила ее теми сведениями, что были у нас. Получив окончательный вариант поколенной росписи Благих, я ахнула! Я и не знала, как много событий в моей жизни повторяют историю предков, как все взаимосвязано.
Например, особняк на Большой Никитской, мимо которого я постоянно проходила, когда училась в Московской консерватории, оказывается, принадлежал моему прадеду. Вот почему мне было так хорошо и уютно возле него! Обе профессии — сочинение текстов и занятия музыкой — перешли ко мне не только от папы, но и от еще более далеких предков.
А сколько раз на моем пути попадались напоминания об истории семьи! Даже приятный букинист в книжной лавке консерватории, как выяснилось впоследствии, был моим родственником. Имена, увлечения, факты биографии тоже периодически повторялись в истории семьи — в разных поколениях. Узнав все это, я поняла, что бунтовать бессмысленно. Надо просто принять свое происхождение: от себя убежать невозможно».

ИСТОРИЯ РОДА БЛАГИХ
Из книги «Рассказы бабушки», основанной на рассказах Е. П. Яньковой, которые записал ее внук Д. Благово в XIX веке: «Благовые и Благие, которые потом стали писаться почему-то Благово (как некоторые и другие роды, например Хитрово, Дурново, Белаго), считают родоначальниками своими князей Смоленских и Заболоцких, из которых один, по прозвищу Благой, так и стал называться и князем уже не писался». Cуществует версия, что именно через него род восходит в 13-м колене к Рюрику.
Среди наших предков был, например, Иван Матвеевич Благой, надворный советник, награжденный орденом св. Анны 3-й степени и серебряной медалью за участие в русско-турецкой войне 1828−1829 гг. Были актеры, статские советники, владельцы знаменитой в свое время гостиницы «Северный полюс» на Большой Никитской улице, музыканты и академики. Наиболее известен академик Дмитрий Дмитриевич Благой, исследователь русской литературы и творчества А. С. Пушкина и Ф. И. Тютчева, главный редактор журнала «Известия Академии наук СССР. Серия литературы и языка» (1954−1984). Еще старшее поколение хорошо помнит Дмитрия Благого — он вел на радио цикл популярных передач, лекций о музыке.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить