Нестандартное решение

Недавно ученые решили создать идеальное лицо на основе самых правильных черт красивейших женщин планеты. Они совместили глаза Одри Хепберн, губы Софи Лорен, скулы Линды Евангелисты и нос Шерон Стоун. Что из этого получилось? К сожалению, отнюдь не Мадонна Рафаэля. А вылитый Терминатор-4!

Нестандартное решение

Недавно ученые решили создать идеальное лицо на основе самых правильных черт красивейших женщин планеты. Они совместили глаза Одри Хепберн, губы Софи Лорен, скулы Линды Евангелисты и нос Шерон Стоун. Что из этого получилось? К сожалению, отнюдь не Мадонна Рафаэля. А вылитый Терминатор-4!
Думаю, нет на свете девушки, которая хоть раз в жизни не задумывалась о пластической хирургии. Липосакция, ринопластика, круговая подтяжка, торчащие уши, веснушки, целлюлит и «жить не могу, хочу бюст, как у Анны Семенович». Да и как не задуматься о новой, улучшенной внешности, если почти по всем каналам телевидения одна за другой выходят передачи, где попы, бюсты и подбородки виртуозно перекраиваются и переделываются, и через пятнадцать минут экранного времени дурнушки становятся прекрасными принцессами. Да. Такое, наверное, бывает. И природа иногда ошибается, незаслуженно награждая ушами-лопушками. И тогда возникает естественный вопрос — почему бы с помощью одной простой операции не привести их в нормальный вид и навсегда забыть о школьном прозвище? Но опасение вызывает другое: а вдруг потом с такими ушами понадобится новый нос, губы и липосакция десяти зон? Где она — золотая середина?
Ведь на каждой вечеринке рядом с тобой на танцполе окажутся пара-тройка живых свидетельств того, что вовремя остановиться получается не у всех. А может быть, эти жертвы зависимости от пластической хирургии на самом деле никакие не жертвы, просто у нас разные представления о красоте?

КОД ДА ВИНЧИ
Ответ на этот вопрос мы решили искать в том самом месте, откуда люди выходят с новыми лицами. В клинике пластической хирургии. Может быть, там нам расскажут. Есть ли шаблоны, в которые укладывается понятие «красота». Двухдневный обзвон подруг, друзей подруг и их родственников показал, что чаще всего проблемы внешности концентрируются в области носа. Даже обладательницы, на мой взгляд, точеных профилей мечтали о совершенно другой форме носа. Мы выбрали двух девушек, которые согласились принять участие в нашем эксперименте и продемонстрировать свои профили специалисту. А на разведку решили отправить меня, поскольку в редакции пришли к выводу, что я обладаю самым обычным, среднестатистическим носом без явных отклонений от нормы. Оставалось только узнать, что по этому поводу думает пластическая хирургия. В качестве ее представителя с нами согласилась поработать Ольга Борисовна Добрякова — профессор, известный эстетический хирург и просто хорошая женщина. Вооружившись блокнотом и диктофоном, я отправилась к ней.
Час спустя я уже знала, что стандарты красоты существуют. Еще анатомы и художники древности изучали геометрию лица, и уже в средние века существовали математические модели, характеризующие размеры остальных частей носа и их соотношение с другими частями лица. Например, знаменитый пластический хирург Жак Езеф (Jacques Joseph) описал в своих трудах идеальный профиль, взяв за основу женский образ с картины Леонардо да Винчи. Он рассматривал в качестве исторических эталонов так называемые греческие и римские носы и выявил, что для европейца идеальным считается Греко-римский профиль. Сидя в кабинете Ольги Борисовны, я с интересом разглядывала картинки, на которых красовались исчерченные линиями и пунктирами лица. Оказалось, ширина между крыльями носа должна быть равной разрезу глаз. А выступающая часть кончика носа в идеале не может превышать 60−70 процентов от общей ширины. И еще три миллиона приемов, с помощью которых выявляют совершенство. Пока я внимательно слушала эту инструкцию, доктор задумчиво произнесла:
— Вот тебе, например, не плохо было бы сделать резекцию крыльных хрящей.
— Резекцию? Хрящей? Зачем? — заволновалась я.
Вертя головой и разглядывая себя в зеркале, я слушала объяснение.
Постепенно до меня дошло, что Ольга Борисовна предлагала сделать кончик моего носа чуть тоньше. Именно это должно придать ему недостающее изящество. А ведь и правда — если присмотреться, то кончик действительно круглый и совершенно не изящный…
— В твоем случае изменения будут практически не видны, по крайней мере, окружающие не поймут, что была операция. Просто заметят, что в целом ты вдруг стала выглядеть лучше, — пояснила Добрякова.
Вот так. Раньше я думала, для того чтобы выглядеть лучше, нужно много спать, мало нервничать и иногда посещать салоны красоты. А оказывается, сколько бы я ни старалась, все без толку? Спасет меня только подрезание носа? В ответ на это хирург беззаботно рассмеялась:
— Ну ты же спрашивала про стандарты, вот я на твоем примере и рассказываю. Но не факт, что, например, твой любимый человек не будет обожать тебя именно благодаря этому несовершенному кончику носа.
Запутав меня окончательно, Ольга Борисовна предложила начать осмотр участников эксперимента.

ТОЧНЫЙ РАСЧЕТ
Марина — обладательница роскошного носика с изящной горбинкой, которая, по всеобщему убеждению, ее нисколько не портит. Но, конечно же, по закону жанра, долгие годы Марина мечтала от этой самой горбинки избавиться. И даже ходила на консультацию в клинику, но на операцию тогда так и не решилась. Услышав про нашу статью, Марина сразу же согласилась поучаствовать.
— Вот увидишь, — доказывала она мне, — мой нос далек от совершенства! К тому же он кривой, и я знаю, что доктор мне скажет!
Свою вторую подругу, Лену, я пригласила потому, что помнила: когда мы учились в школе, она активно выражала недовольство своим профилем.
— Да я давно избавилась от комплексов по поводу своего носа! — засмеялась она, услышав про эксперимент. — Но в клинику с удовольствием схожу, ни разу в жизни не была у пластического хирурга.
Начался наш визит неожиданно — профессор Добрякова пристально посмотрела на Марину, попросила покрутить головой в разные стороны и внезапно спросила своим звучным низким голосом:
— Нос оперированный?
— Нет! — испуганно закрутила головой Марина.
— Точно? Такая спинка тонкая…
— Это моя спинка, абсолютно точно! — смотрела на нее Марина с видом второклассницы, забывшей дневник.
Мы все с интересом уставились на идеальную спинку Марининого носа. Фотограф защелкал фотоаппаратом. Профессор Добрякова еще несколько секунд внимательно разглядывала пациентку и, наконец, спросила:
— Ну и чем тебя не устраивает твой нос?
— Да, в общем-то, сейчас уже устраивает, но раньше я мечтала убрать горбинку.
— Со своей внешностью люди свыкаются годам к двадцати пяти, так что вполне объяснимо, что ты перестала нервничать по этому поводу. Хотя, если захочешь, твою горбинку можем и спилить.
Услышав глагол «спилить», мы поежились.
— Что, прямо так и спилить? — тихонечко поинтересовалась я.
— Да, есть такая «пилочка Езефа»…
— Все, дальше не надо рассказывать, — взмолилась Марина.
Снисходительно посмотрев на наши перепуганные лица, хирург начала тщательно изучать Маринину фотографию — чертить линии и схемы, измерять это все линейкой, потом штангенциркулем и наконец вынесла вердикт: нос вполне соответствует стандартам, а чтобы профиль стал абсолютно идеальным, нужно… увеличить подбородок!
И горбинка тут абсолютно ни при чем.
Следующей на очереди была Лена, и, взглянув на нее, Ольга Борисовна сразу же сделала вывод:
— У тебя от природы хороший нос. Все что нужно, это переместить кончик носа чуть вверх, за счет этого исчезнет длина и будет незаметна горбинка. И все. Простая операция.
— Так вы ее уже отпускаете? — удивилась я. — А схемы чертить не будете? А подбородок у нее нормальный?
Все остальные черты лица у Лены оказались правильными, и мы покинули клинику. То, что врач может сделать наши лица соответствующими всем стандартам красоты, безусловно радовало. Открытым остался только вопрос, насколько дороги нам наши неидеальные носы и подбородки. Пока, единодушно решили мы, менять ничего не будем.
Хотя, может быть, однажды, когда я пойму, что здоровый сон меня уже не спасает, я решусь и подрежу этот чертов кончик носа!

Ольга Добрякова,
доктор медицинских наук, профессор, президент Сибирского филиала Евро-Российской Ассоциации пластической и эстетической хирургии и эстетической медицины, почетный член общества эстетических хирургов Франции.

Я, конечно, могу дать пациенту совет, но решать, делать операцию или нет, всегда должен он сам. У эстетических хирургов существует такое правило: никогда не пытаться определить, что именно хочет пациент! Бывает, заходит в кабинет человек с огромными торчащими ушами, ты внимательно смотришь именно на них, предвидя вопросы, а оказывается, что его не устраивает абсолютно нормальный, на твой взгляд, подбородок!
Что касается самого распространенного опасения по поводу долгого выздоровления и огромных синяков, они напрасны. На данном этапе развития эстетической хирургии во всех развитых странах отмечается тенденция к малотравматичным операциям. Это значит, что не делают гигантских разрезов, не происходит большой отслойки тканей, все необходимые манипуляции выполняются внутри носа. В этом случае сохраняются мелкие детали рельефа и мимические функции, что очень важно! К тому же в наше время операции часто дополняются различными терапевтическими процедурами, инъекциями геля, пилингами. Все это способствует тому, что реабилитационный период сильно сокращается.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить