Наивно. Супер?

Наивной быть хорошо. Иногда. Для себя. Других твоя святая простота, оказывается, может ранить, и даже очень больно. Вера Градова попыталась доказать себе и своей подруге Леле, что иногда наивность, страшно сказать, даже хуже измены! Потому что она жестока.

Наивно. Супер?

Наивной быть хорошо. Иногда. Для себя. Других твоя святая простота, оказывается, может ранить, и даже очень больно. Вера Градова попыталась доказать себе и своей подруге Леле, что иногда наивность, страшно сказать, даже хуже измены! Потому что она жестока.

Когда твоя ближайшая подруга говорит такие глупости, хочется швырнуть в нее мясорубкой.
— Измена — это хуже всего на свете! — митинговала Леля, в порыве праведного негодования потрясая лопаточкой для торта. — И никаких объяснений, никаких оправданий здесь быть не может! Если я узнаю, что мой любимый человек мне изменил хотя бы раз в жизни — хоть пьяный, хоть трезвый, хоть на курорте, хоть в командировке, — это конец!
— Леля! — возопила я. — Ну как, как ты можешь быть такой наивной?!
— А что? — с вызовом спросила она, вскинув на меня два громадных, голубых, полных священного негодования глаза. — По-твоему, это плохо?!
Да. По‑моему, наивной быть очень плохо. Я специально затеяла эту статью, чтобы доказать тебе, как сильно ты ошибаешься.
— По-твоему, что может быть хуже измены? — возгласила Леля.
— Если у него будет рак яичка. По‑моему, это хуже.
— По-твоему, все должны быть такими циниками, как ты! — сердито фыркнула наивная Леля и яростно вонзила в торт лопатку.

ПРОСТО МАРИЯ И ХРУСТАЛЬНАЯ ТУФЕЛЬКА

Наивность украшает женщину. Этот стереотип существует с тех пор, когда дамы ходили в оборочках спереди и сзади. Наивность — одно из самых желанных, самых привлекательных женских качеств, одновременно трогательное и благородное. Показатель чистоты духа, невинности помыслов, очаровательной неприспособленности к жизни, беззащитности перед суровым миром. Наивную положено ограждать, укутывать от житейских ветров складками своего плаща. И если от многознания только многие печали, то женщины, сохранившие наивность, в мировой литературной традиции всегда вознаграждаются, как будто бы это возможно — специально ее сохранить.
Наивны героини Джейн Остин, наивны барышни-крестьянки и всякие трепетные Розалинды… «Наивна, как дитя» — излюбленная формулировка викторианских романов (описывается, разумеется, главная героиня). Наивны Принцессы, Русалочки, Золушки, Дюймовочки и другие чудо-девочки из любимых детских сказок, а также все чудо-тетеньки из не менее любимых мыльных сериалов. Словом, наивны все, кому потом обламывается Прекрасный Принц. В сказках, романах и сериалах есть и другие женские типажи — Злыдня, Старшая Сестра, Мышка-Норушка и даже Старая Добрая Старушка-Кормилица, но ни одной из них принц никогда не достается. И ни одна сказка не сообщает о том, что за принца вышла замуж циничная девица со злым языком, извращенным чувством юмора и слишком живым воображением, этакий гибрид Серого Волка и Чиполлино, да здравствует генная инженерия.
Поэтому неудивительно, что девушкам, рассчитывающим на королевский брак, хочется быть похожими именно на Золушку — милую, невинную и наивную. И многие сознательно культивируют в себе это дефицитное качество — наивность, то есть веру в идеальное устройство мира вопреки здравому смыслу, хотя, подозреваю, и догадываются, что на самом-то деле все не так.

ВОЛКИ И ОВЦЫ

На самом деле наивность — одно из основных качеств, востребованных у женщин в мужском мире. Именно поэтому оно с таким усердием и воспевалось веками. В системе жизни, управляемой мужчинами, иметь наивных женщин всегда было просто, удобно и приятно — и иметь, и вообще. Наивная женщина не представляет опасности. Поскольку она находится в плену ложных розовых представлений, она никогда не схватит мужчину за воротник и не приведет его к общему знаменателю. Кроме того, она тратит слишком много сил на сохранение своей идеалистической картины мира, и сквозь розовые диоптрии наивности не видит ничего, что на самом деле творится под ее носом. Как писал кто-то, «возьми девочку, наивную дурочку, обещай ей все, что захочется, съешь счастливую» (кулинарный рецепт). Все равно как если бы волки занялись выращиванием овец особой мясистости и шерстистости, которые при этом были бы полны уверенности, что волк — защитник и глава семьи.
И во все времена мужчинам доставляло особое садистское удовольствие созерцание разочарованной наивности, павшей жертвой волчьих законов жизни. Поэтому, заливаясь умиленными слезами, они наперебой сочиняли книги не только о Золушках и Дюймовочках, но и такие, в которых главная героиня, наивная и невинная, безропотно гибнет под колесами злой судьбы. Именно мужчины написали «Бедную Лизу» и «Кто виноват?», придумали Сонечку Мармеладову и всепрощающую Катюшу Маслову, отправили Русалочку к морскому дьяволу, а Каренину (ну может, не такую уж наивную) — под поезд (тьфу, тьфу и еще раз тьфу)! И на этом нам полагалось учиться!
А сейчас многие из них еще и сетуют на то, что, мол, женщины испортились, нет больше искренней наивности, теперь все сами с усами, когтями и зубами — поманишь их пальчиком, а они не то что руку откусят, а всю голову. На самом деле наивность никуда не деть. Этого вредоносного качества полным-полно повсеместно, как в женщинах, так и в мужчинах, и она приносит свои сомнительные плоды. Взять хотя бы Лелю, которая в продолжение кухонной дискуссии об измене выдвигает следующий аргумент:
— Вот возьмем бабушку Андрея! Она была на девятом месяце беременности, когда узнала, что дедушка Андрея был ей неверен! Его на каком-то там сеновале пьяного совратила какая-то медсестра. И что? Когда она узнала, то больше вообще никогда с ним не разговаривала! Он умолял, в ногах валялся, но она его не простила! Не пустила на порог! И мама Андрея выросла без отца!
Ничего себе, а?!

ЧЕМ ПЛОХА НАИВНОСТЬ

Начнем с того, что наивность — это вовсе не обязательно вера в высокие идеалы. Наивно верить в любовь до гроба, вечную верность и мировую справедливость. Наивно ходить ночью по спальному району на окраине возле депо в белом платье с цветочками, не владея восточными единоборствами. Наивно надеяться на то, что если ты отдашь ему все, то получишь в ответ хоть что-нибудь.
Не менее наивно полагать, что если завести роман с женатым, то он обязательно разведется, потому что «со мной — это настоящее, а жена — мымра». Наивно беременеть с расчетом на то, что он полюбит и женится. Наивно подбирать на помойке маленького щенка и приносить его добрым людям в хорошие руки, а потом уносить на помойку обратно. Наивно думать, что если ты уже замужем, то можно толстеть и ходить в грязном халате. Наивно (и довольно накладно) рассчитывать, что друзья, если они друзья, отдадут тебе последнее, а если не отдадут, то и не друзья. И, наконец, ничем, кроме как глупой и даже преступной наивностью, не объяснишь следующие рассуждения:
— Почему я развожусь? Ну я-то думал, что это настоящее! Что будет не как у всех, будет что-то особенное… А жизнь меня жестоко обманула! Тазы, теща, бытовуха, работа по будням, дача по выходным! Детей жалко. И не об этом я мечтал!
Наивные люди чаще лишены гибкости — за неимением подтверждения в реальной жизни их моральные стандарты держатся на твердости убеждения. Поэтому они редко умеют прощать. Обожают осуждать, а также зарекаться: «Будь я на его/ее месте, я бы никогда, никогда, никогда!» Наивные люди наивно ждут, что окружающие решат их проблемы, поэтому доставляют своим друзьям и близким неоправданное количество хлопот. Кроме того, наивные редко бывают благодарны — ну как можно благодарить за то, что и так является самым естественным долгом порядочного человека передо мной? Поэтому, сделав что-то для наивного человека, ты вряд ли удостоишься коробки конфет, зато не сделав, заслужишь самое яростное осуждение.

О ТОМ, КАК Я НЕ ЛЮБЛЮ ВРАТЬ

Наконец, наивные люди увеличивают количество мирового зла тем, что своей наивностью его поощряют. И более того: рядом с наивными другие люди вовсе не становятся лучше, как полагают, скажем, писатели-моралисты. Наоборот, они становятся хуже!
Вот лично я не очень-то люблю врать. Не могу сказать, что я кристально честный человек, но когда не вру, то чувствую себя гораздо лучше. В середине ночи мне звонит Соня (еще одна Дюймовочка, которую воспитали в сердцевине цветка):
— О-о-о, я так несчастна! Ты представляешь, что он выкинул на этот раз! Вера, я напилась, я сижу в какой-то ужасной «круглосутке», я ушла из дома в чем была, и, если за мной кто-нибудь срочно не приедет, меня обязательно ограбят и изнасилуют! Ты же за мной приедешь, да?!
Если бы это был кто угодно, а не Соня, которой ввиду ее наивности объяснять что-либо бесполезно, я бы в популярной форме изложила, что думаю о такого рода поведении. Я бы сказала, что у меня спит ребенок, что мне завтра на работу, что такая вселенская трагедия у нее за месяц третий раз и что я просто не желаю участвовать в этом спектакле. Короче, шла бы ты домой, Пенелопа. Вот что я бы сказала ей. Но поскольку Соня такая наивная и в своей наивности такая беспощадная, я лепечу что-то про то, что какая беда, что я как раз сейчас за городом, что у меня сломалась машина, как назло, ни копейки денег, да еще я выпила цистерну коньяка. И чувствую себя пристыженной и виноватой.
Вот так Сонечкина наивность одним махом делает из меня врунью.

И ПОНАРОШКУ

Наивность хороша только тогда, когда она наиграна, то есть понарошку. Когда закаленная всеми житейскими ветрами, дубленая, как старый пират, девица широко раскрывает глазки и в порыве изумления прижимает ручки к груди: «Да что вы говорите, как же это может быть?! Ни за что не поверю, неужели такие попадаются?!» — это не просто мило, это высший пилотаж.
Во‑первых, совершенно безопасно — эта бедная овечка, эта святая наивность ни за что не «нанаивничает» так, что потом не расхлебаешь.
А во-вторых, мужчинам приятно — мир по‑прежнему продолжает вращаться по их законам, а значит, все спокойно, все хорошо, отбой. Как говорится, и овцы целы, и волки на диете. Этим оружием умные женщины пользуются регулярно и тем самым сохраняют целостность мироздания.
— Ах, неужели?
— Неужто такое бывает?
— Нет, я не могу поверить!
— Как можно-с?! А я-то, наивная, верила в любовь и верность, в то, что люди такие хорошие…
На самом деле мы уже давно знаем, что если отдашь последнее, то останешься без всего.
Что единственный способ сохранить доверие — это никому не доверять до конца.
Что надо держать удар и быть всегда готовой.
Что мы никогда не будем нужны кому-то сильнее, чем самим себе.
Что спасение принцесс от драконов дело рук самих раздраконенных.
Что единственный способ быть счастливой — это быть ей.
Что в жизни все бывает.
Что любовь живет три года.
Что кое-что хуже измены, а кое-что лучше любви.
Что все в принципе одиноки.
И что ничего страшного в этом нет.
А то, что вечная любовь, настоящая верность, хорошие люди тем не менее объективно существуют, — это тема для отдельного разговора!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить