Мужской и женский взгляд на обнаженных девушек

Диана Симанова, редактор мужского журнала, рассуждает о том, почему женщины и мужчины по‑разному смотрят на фотографии обнаженных девушек.

Мужской и женский взгляд на обнаженных девушек

— И какая тебя больше заводит? — спрашивает Илюха.

Я смотрю налево. Потом направо. И там и там на макете нашей обложки резвится красавица с ногами. Ног так много, что дизайнеру пришлось изрядно постараться, чтобы утрамбовать их все.

— А они разные?

— Ты что не видишь?

— А, точно! Слева виден бантик от купальника. С ним, наверное, наряднее.

Илюха вздыхает и тащит обложки вниз — обсуждать их с Санчесом, Костяном и еще десятком куда более надежных экспертов, чем я. Я безнадежна, это общеизвестно.

Будучи журналом, питающимся, так сказать, от женской груди, мы 12 месяцев в году обречены любоваться прекрасным полом. У нас в редакции совершенно невозможно посмотреть хоть куда-нибудь, чтобы не уткнуться взглядом в чью-нибудь атласную ключицу или бархатную ягодицу. И если повезет, это будет всего лишь фотография, а не живая девушка. Мужчин это держит в тонусе. Лично я даже саму себя в зеркале теперь толком рассмотреть не могу — моментально начинаю скучать.

Поначалу, помнится, я слегка смущалась. Оказавшись в мире соблазнительных поз, почти обнаженных бюстов и минималистичных стрингов, я сперва долго испытывала некое смутное ощущение не то чтобы возбуждения, нет, но как бы сексуальной напряженности в атмосфере. Этакий аромат порока, вседозволенности и чего-то многообещающего. Не, ну правда, приходишь на работу, а тут кругом голые женщины! Всякие Виктории Сильвстедт и Анны Семенович.

С годами чувство неловкости ушло, уступив место некоторому злорадству. А, Виктория, старушка, опять ты! Смотрю, последняя пластика не удалась, да? Какая жалость! А кто меня своими прославленными двухметровыми ногами шведской лыжницы чуть до комплекса неполноценности не довел, а?

Но теперь даже искать недостатки у знаменитых красавиц стало скучно. Тем более что нет зрелища более унылого, чем красавица в мужском журнале. Если кому-то хочется посмотреть на действительно хорошие снимки женщин, нужно идти в женские журналы. Вот там действительно будут смелые ракурсы, интересные находки, высокая художественность, великие фотографы и глубокое внутреннее содержание. То есть все то, что совершенно исключено в мужском издании.

Я никогда не сумею увидеть красоту женщины глазами мужчины. Я могу захотеть ее сумочку, ее платье, ее прическу или ее форму носа, но никак не ее саму.

Наши девушки не должны пугать читателя, смущать его или, не дай бог, заставлять задумываться. Наша цель прямо противоположна. «Я хочу, чтобы эта маленькая и милая бумажная женщина немедленно оказалась у меня в руках. Срочно продайте мне этот номер! А еще лучше два». Десять-пятнадцать незамысловатых, но многообещающих поз. Пять-шесть выражений. Три-четыре модели купальников. Девушка не должна быть грустной, безразличной, уставшей или агрессивной — нет, от нее требуется только необширный диапазон простодушного самодовольного кокетства. В рамках от «Я так по тебе соскучилась!» до «Иди же ко мне скорее!»

С другой стороны, хорошо выучив требования мужской аудитории к женским снимкам, я могу ответственно завить: в целом мужчины — люди добрые. Очень плохо идут снимки, на которых героиня печальна или испугана. Модели любят делать страдальческий вид — они считают это загадочным и возбуждающим. Мне эти снимки обычно тоже нравятся. Они привлекают внимание, возбуждают фантазию и сопереживание. А вот мужчины не любят смотреть, как женщины страдают. Им, наоборот, больше всего нравятся веселые и упитанные, довольные жизнью девушки со здоровым румянцем во всю щеку. Прыгающие по уютным подушкам, как сытые кролики по зеленым лужайкам. А стоит только сделать какой-нибудь эффектный кадр с Верой Брежневой, сидящей на гранитном парапете, как нас закидают возмущенными имейлами: «Вы совсем обалдели! Девушкам вредно сидеть на холодном камне!»

В старших классах, помнится, я повесила над постелью репродукцию Святого Себастьяна Антонелло да Мессина. Мне казалось, что этот пронзенный стрелами длиннокуд­рый святой потрясающе красив. А вот юноши предпочитали развешивать по стенам совершенно целую Викторию Сильвстедт. Без единой стрелы, максимум с лыжами. Потому что для подавляющего большинства мужчин страдающая женщина не доставляет ни крупицы эстетического удовлетворения — инстинкты защитника моментально перебивают любые другие эмоции.

На самом деле женщинам интересно разглядывать снимки других дам — даже больше, чем мужчинам. Именно поэтому в женских журналах фотографий девушек больше, чем в мужских. И часто они даже откровеннее! Нам любопытно узнать, какие в этом сезоне носят платья, каблуки, волосы, зубы и бедра, какая форма груди актуальна. Мы смотрим, мы задаем вопросы, думаем. Пойдет ли мне такая прическа? Понравится ли мне так же сидеть на шезлонге цвета зебры? А если я приму такую вот позу, мой муж кинется ко мне, пылая страстью?

В то время как мужчина, смотрящий на фотографию красивой модели, не думает вообще. Он переносит модель прямиком в свое подсознание, кидает там на медвежью шкуру и позволяет инстинктам танцевать вокруг добычи восторженный танец, освященный тысячелетиями эволюции.

«Определенно, с девушкой со страницы журнала я должен хотеть переспать. Иначе я лучше открою какой-нибудь „Вестник микробиологии“. И не хочу, чтобы она была похожа на ту даму из рекламы молока — улыбается и радуется скидкам. Важно: никакой открытой груди — белье действует куда эффективнее».

Это больно!

Мне доверяют прыгать с парашютом, брать интервью у террористов и писать о бомбардировщиках, но в вопросе обнаженных съемок меня подвергают жестокой дискриминации — мое мнение ценится не намного больше, чем скрип колесика на редакционном кресле (да и то я не уверена, что больше).

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить