Мужская работа

Говорят, что папы всегда мечтают о появлении наследника, но больше любят все-таки дочек. А порой случается так, что папы становятся для них еще и мамами. Какими они вырастают, эти девочки, которых воспитывают отцы?

Мужская работа

Говорят, что папы всегда мечтают о появлении наследника, но больше любят все-таки дочек. А порой случается так, что папы становятся для них еще и мамами. Какими они вырастают, эти девочки, которых воспитывают отцы?

Другая дочка

Считается, что папина дочка — «другая». Эмоционально сдержанная и безапелляционная в суждениях. Но в реальности часто это очень ранимые, тонкие люди.

Для девочки особенно важна роль матери в подростковом возрасте, когда начинаются физиологические изменения, когда осознается значение женственности. Девочка, растущая без матери, не имеет образца женского поведения, как не имеет и первых, очень важных, уроков конкуренции за внимание мужчины. Напротив, она перенимает мужские формы поведения — отсюда и меньшая эмоциональность, и внешняя неженская жесткость. Свою роль в воспитании чувств играет и та ответственность, которая ложится на плечи девочки в семье без матери и которую она старается оправдать.

«Папины дочки» часто вырастают целеустремленными, что может объясняться опять же усвоенным мужским типом поведения. И хорошо, если, несмотря на идеализацию отца, дочь сумеет сделать свой выбор, а не по принципу «чтобы нравилось папе». В противном случае все, от профессии до будущего мужа, будет выбором отца. Хотя это касается любой неполной семьи.

Похожая ситуация может возникнуть и в полной семье, например после рождения второго ребенка. Но здесь, скорее всего, «папина дочка» вырастет «капризной принцессой». Таких, как правило, в жизни ждут неприятные открытия: не все желания мгновенно исполняются, а прекрасные принцы не выстраиваются в очередь с предложением руки и сердца.

«ПАПА БЫЛ СТРОГ»
Регина (24)
руководитель пресс-службы
ОТЕЦ: Ашот Михайлович (54)


«Романы с мальчиками у нас были категорически запрещены. Но, возможно, так папа нас с сестрой от многого уберег».

«Мне было 12 лет, когда мама погибла в автокатастрофе. Папа не мог поверить, что его любимой женщины больше нет на свете. К тому же у него на руках остались две дочери — я и моя сестра, которая старше меня на 5 лет. Но беда не приходит одна: не прошло и 40 дней с маминой гибели, как папа лишился своего бизнеса — компаньон без всяких объяснений разорвал с ним отношения.

Было трудно, но папе и в голову не приходило отдать нас родственникам или сдать в интернат. Он знал и всегда внушал нам: мы одна семья, надо держаться друг друга. Он так больше и не женился и нашим воспитанием занимался один.

Мы с сестрой сразу же почувствовали эту „мужскую модель“ воспитания. Во‑первых, тут же были сокращены часы, отведенные на гуляние. Первой, это, конечно, ощутила сестра, но потом и до меня дело дошло. Папа был строг, причем очень. Он никогда не наказывал нас, никогда не кричал, абсолютно нам доверял. Наверное, сложно объяснить, но именно это повышенное доверие и не давало нам права его обманывать. Я точно знала, что могу оставить свою сумку на полке в прихожей, а мой папа никогда не будет проверять, нет ли в ней сигарет. При этом мне и в голову не приходило начать курить — я не хотела расстраивать папу.

Однажды, помню, он узнал, что у меня в четверти по математике выходит тройка — учительница его случайно встретила и нажаловалась. Он пришел домой, обхватил голову руками и все повторял: „У моей дочери по математике тройка! Какой позор, как я мог до такого дожить?“ Надо ли говорить, что у меня в этот момент градом текли слезы, а тройку я исправила очень быстро.

Папа всегда внушал мне: ты сильная, ты всего добьешься, ты все сможешь! Когда я в одиннадцатом классе заявила: „Хочу прыгнуть с парашютом!“ — он не был против. Насколько я сейчас понимаю, он просто тихо ждал, что мое безумное желание пропадет само собой. Но я все-таки прыгнула! Причем в этот день на аэродром я ушла в шесть утра, а вернулась уже вечером. По глазам отца поняла, как он переживал за меня. Меня же переполняли эмоции, и я уверяла, что хочу еще. Но папа сказал: „Умоляю, ради меня, не делай этого больше“. Хотя потом он и признал, что этот прыжок много дал мне. Я стала более решительной и смелой. Папа говорил, что меня и толкать теперь не надо, сама сумею сделать самый сложный шаг. Конечно, он очень гордился, когда я поступила в институт, когда пошла на первую практику и сняла свой собственный репортаж, когда я стала вести программу на местном телевидении, когда начала руководить пресс-службой…

Но что у нас было категорически запрещено — так это романы с мальчиками. Если мне звонили, он, конечно, отдавал мне трубку, но делал это абсолютно молча, и я замечала, сколько беспокойства ему это доставляет. Однажды ночью он случайно снял трубку, а я в это время разговаривала с молодым человеком. После этого папа сказал мне, что разговаривать ночью с мужчиной — это верх неприличия. А когда моя сестра вышла замуж — он год с ней не общался, потому что не одобрял ее выбора.

Иногда мне кажется, что если бы была жива мама, она бы меня поняла, что-то разрешила. Поэтому некоторые проблемы, как правило, чисто женские, я предпочитаю вообще ни с кем не обсуждать — ни с папой, ни с сестрой. Например, я никогда бы не сказала им о своей первой влюбленности, о своих тайных мечтах. Но все-таки папа нас с сестрой от многого, возможно, уберег. И нам, думаю, его воспитание пошло на пользу. Я стала целеустремленной, справедливой, независтливой. Я могу бескорыстно порадоваться за других, а иногда проявить почти мужскую твердость характера.

Сейчас папа говорит, что мечтает о моей пышной свадьбе. Но кандидата на роль мужа я пока не выбрала, да и не тороплюсь.

Я очень люблю своего отца и очень благодарна ему за то, что стала такой, какая есть. Если случаются какие-то неприятности — то первый, кому я звоню, это, конечно, он. Поговорив с отцом, понимаю, что из любой ситуации можно найти выход и что это далеко не конец света».

«НАМ НЕЛЬЗЯ ДРУГ БЕЗ ДРУГА!»
Ольга (26)
делопроизводитель, бизнес-леди
ОТЕЦ: Владимир Матвеевич (50)

«Благодаря папиному воспитанию я легко нахожу общий язык с мужчинами, лучше их понимаю. Даже перед подружками мужчин защищаю, оправдываю».

«Папа не заплетал мне косички и не штопал колготки. Когда мы остались одни, я была уже в том возрасте, когда девочки делают это сами. Но у меня нет ни капли сомнений, что если бы ему пришлось зашивать мне одежду или причесывать перед школой, он бы отлично справился. Как справлялся все эти годы со всеми остальными проблемами.

Мне было 14 лет, маме и папе — по 38. Наша семья была счастливой и крепкой, дни были наполнены весельем и радостью, но вдруг все это исчезло. Мы провалились в черную дыру. Умерла мама. Она не болела, умерла внезапно, во сне. Папа сказал, что повез ее в больницу, но вернулся один. „Где мама? — спросила я, хоть и знала ответ. — Что же мы будем делать без нее?“ Он ответил: „Не знаю“. Мы обнялись и заплакали. Вот так на нас обоих свалилось огромное горе. А на папу — груз забот и дочь-подросток со всеми присущими этому возрасту комплексами и проблемами.

Человеческая память милосердна: я плохо помню, как мы жили первые месяцы без мамы. Это было самое тяжелое время. Но я точно знаю одно — друг без друга мы бы не справились.

Первое время мне казалось, что папа меня не слышит. Я говорила про оценки, про школу, а он смотрел куда-то вдаль. Думаю, тогда он просто не знал, что со мной делать. До ухода мамы мы все-таки мало общались. Теперь же стали потихоньку сближаться. Я тогда ни готовить, ни стирать не умела. Папа порывался взять все на себя, но мне ужасно хотелось как-то ему помочь, порадовать, поддержать. Первое время к нам приходила мамина сестра — помогала по хозяйству. И я рядом с ней училась. Помню, на первый после маминой смерти папин день рождения я решила накрыть стол. Не уверена, что все это было съедобно, но я очень старалась. Мне так хотелось, чтобы папа мог порадоваться, чтобы он гордился мной.

Кроме чисто бытовых забот (еда, одежда и школа), папе пришлось столкнуться с такими проблемами, которыми мужчины редко занимаются. Он помогал выбирать мне белье, наряды, ходил со мной к гинекологу, слушал рассказы про моих мальчиков, утешал после ссор с подругами. Когда я болела ангиной, он искал лекарства и лучших врачей, варил куриный бульон и клюквенный морс. Он сидел со мной ночью и держал меня за руку, если я не могла уснуть. Мы жили вдвоем, но я никогда не чувствовала себя обделенной, обиженной жизнью. У меня были вкусная еда и красивая одежда, магнитофон, плейер и компьютер, но кроме этого папа дал мне счастье, уют и душевный комфорт. Мне кажется, не каждый ребенок из полной семьи получает столько любви и заботы. Я очень гордилась тем, что мой папа может многое такое, что не под силу другим отцам. Он просто идеал, думаю, мои подруги завидовали мне. Ведь многие девочки больше любят пап, но мало у кого есть с ними такой душевный контакт.

Когда мне было 16 лет, я встретила своего будущего мужа. Папа и здесь полностью меня поддержал. Он никогда не мешал нашим отношениям, но в то же время очень тактично держал их под контролем. И опять советовал, поддерживал, утешал. В тот день, когда мне исполнилось 18 лет, мой будущий муж попросил у отца моей руки. Папа очень смутился и сказал что-то вроде: „Да что вы, дети, зачем у меня спрашивать, решайте сами, лишь бы вы счастливы были“. И никакой отцовской ревности, никакой обиды, что я ухожу от него. Как будто не было этих нескольких лет, в течение которых он выкладывался на 200%, делая возможное и невозможное, отдавая всего себя. Именно он выбирал мне свадебное платье и выдавал меня замуж. И, надеюсь, в этот момент гордился мной как никогда.

Благодаря папиному воспитанию, я легко нахожу общий язык с мужчинами, лучше их понимаю, что ли. Даже перед подружками мужчин защищаю, оправдываю. Я довольно-таки спокойный человек, никогда не впадаю в крайности, не закатываю истерик и не делаю из мухи слона. Эти качества во мне воспитал тоже папа. Кстати, и работа у меня не очень типичная для женщины — я занимаюсь табачным бизнесом, что, согласитесь, больше относится к сфере мужских интересов.

Сейчас у меня двое сыновей. И я рада, что у моих детей есть лучший дедушка на свете. Добрый, заботливый и очень-очень любящий».


«МАМА НА ВТОРОМ ПЛАНЕ»
Юлия (21) бухгалтер
ОТЕЦ: Олег Дмитриевич (54)

«Главная заслуга папы состояла в том, что он помог мне. Он убедил меня в том, что я самая обаятельная и привлекательная. И я перестала считать себя гадким утенком».

«Не секрет, что для каждой девушки ее папа самый добрый, самый красивый — в общем лучший! И я не исключение!
У меня есть мама, но так сложилось, что после рождения брата моим воспитанием занимался отец. Сколько себя помню, рядом со мной был именно он. Мы даже с ним вдвоем на море ездили. И папу я всегда больше любила… Не знаю, сейчас мне кажется, что мама обижалась на меня, хоть и никогда этого не показывала.

Главная заслуга папы состояла в том, что он научил меня следить за собой. В детстве я была несколько полновата… ну, если совсем честно, то я была толстая, маленькая, закомплексованная девочка. В 14 лет я весила 90 кг! Я все время ела и не могла остановиться. Папа, не обижая и не унижая, помог мне понять, что не в еде счастье, что мы едим не для того, чтобы есть, а для того, чтобы жить. Он помог мне разработать оптимальную диету, нашел прекрасного диетолога, был обеими руками за фитнес и аэробику! Зимой катался со мной на лыжах, летом — на велосипеде. Он убедил меня в том, что я самая обаятельная и привлекательная. И я похудела почти на 50 кг и перестала считать себя гадким утенком.

Когда меня бросил любимый, именно папа утешал меня и не дал раскиснуть окончательно. И потом я всех мальчиков, в которых влюблялась, в первую очередь показывала папе. Правда, не помню случая, чтобы он сказал: „Не подходит“. Зато он всегда давал мне очень дельные советы.

А какое он мне выбрал платье на выпускной бал! Розовое, невероятно красивое, с декольте и корсетом. Папа вел меня под руку на вечер. Кто бы только знал, как я была счастлива в эту минуту!

После школы я оказалась на распутье и не знала, какую профессию выбрать, именно папа посоветовал мне стать бухгалтером. Помню, как он сказал: „Если ты эту работу полюбишь, то всегда будешь обеспечена“. И сейчас я ни капельки не жалею о сделанном выборе.

Мама говорит, что я выросла такая же упрямая, как отец. А еще я машину вожу как он — очень быстро. Но самое главное, что благодаря папе я выросла человеком собранным и целеустремленным. Он научил меня брать ответственность за себя и за других. И несмотря на то, что он меня всегда баловал, я не стала капризной, наоборот, умею ценить заботу.

Я очень хочу, чтобы у моих будущих детей был такой же замечательный отец. Ведь мой папа не только исключительно заботлив, рассудителен и ответствен, он еще и весел, эрудирован, целеустремлен, успешен. А еще рядом c ним я чувствую себя настоящей принцессой. А для девушки это так важно».

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить