Манипуляция окружающими

Как утверждал гуру манипуляции Дейл Карнеги, все хотят управлять другими людьми. Но так ли это полезно для нас самих?

Манипуляция окружающими

Лозунг личностного развития 2000-х можно сформулировать так: «Играй, а то проиграешь». Только игры эти предлагается вести на территории личных взаимоотношений. Книги вроде «Как стать настоящей стервой» приобрели едва ли не большую популярность, чем художественная литература, а курсы пикаперов ежемесячно привлекают толпы слушателей. Впрочем, новое, как всегда, — хорошо забытое старое.

Никколо Макиавелли был первым, кто открыто заявил: «Цель оправдывает средства». И неизменно находил извинение любым козням и хитросплетениям — как в научных трудах, так и в собственной государственной карьере. Долгое время его именем пользовались, чтобы описать явление, известное сегодня как манипуляция, то есть метод скрытого влияния на объект достижения желаемого.

О том, что стремление манипулировать окружающими вместо выстраивания равноправных и открытых отношений, мягко говоря, нехорошо, свидетельствует хотя бы такой факт: желание управлять исподтишка, по мнению психологов, — психопатическое расстройство. Как правило, оно проистекает из неуверенности в себе или, наоборот, нарциссической убежденности в собственном превосходстве. Правда, иногда подобное поведение является, например, профессиональной особенностью: хорошие продавцы — всегда талантливые манипуляторы. Поэтому мы нередко выходим из магазина с новой сумкой и туфлями, хотя пришли всего лишь за ремнем, а то и вовсе «так, посмотреть».

Не стоит думать, будто приемами макиавеллизма пользуются только специально обученные люди. Неприятно признавать, но как объектом, так и субъектом манипуляции каждый день становится едва ли не каждый человек. Классический пример из детства: «Что будешь на завтрак — яичницу или кашу?» При ограничении альтернативы выбор является иллюзорным: что если ребенок на самом деле хочет сосиски? Тем же приемом нередко пользуются жены в общении с мужьями: «Милый, ты вынесешь мусор до ужина или после?» Вариант «утром» в таком вопросе не подразумевается.

Так почему, пока научно-популярная литература предлагает воздействовать на мысли и чувства партнеров и возлюбленных, психологи бьют тревогу, предупреждая: непрямые коммуникации заводят в тупик обе стороны? Эверетт Шостром в своей книге «Анти-Карнеги» подчеркивает: манипулятор по определению — глубоко несчастный человек. «Трагедия нашей жизни в том, что современный человек в результате своего бесконечного манипулирования потерял всяческую возможность выражать себя прямо и творчески и низвел себя до уровня автомата, который все время тратит на то, чтобы удержать прошлое и застраховать будущее», — пишет американский психолог.

Именно ориентированность воздействия либо на прошлое («Помнишь, как мне тогда было плохо?»), либо на будущее («Мы поженимся, когда ты научишься жарить котлеты») при иллюзорном отсутствии настоящего — характерная особенность манипуляции. Таким образом человек сам у себя ворует время. Александр (28) делится: «Родители развелись, когда мне было 15. Людям понадобилось столько времени, чтобы понять: они не подходят друг другу. Именно поэтому я обращал внимание своей невесты на все наши разногласия. Какой смысл жениться, если она не готова к компромиссам — не может спланировать выходные, которые устроили бы обоих, или не согласна научиться готовить мои любимые блюда? Думаю, я прав, хотя Оля обвинила меня в нашем разрыве, заявив, что будущей свадьбой пытаюсь купить ее бессловесность».

Именно на слабости в лучшем и худшем значении этого слова опирается классический манипулятор, стараясь получить или выманить необходимые ему реакции. Автор мультисубъектной теории личности Вадим Петровский структурировал методы воздействия и выделил шесть основных типов манипуляции.

Самым популярный из них — давление на любовь. Классический пример: принуждение к сексуальным отношениям, когда девушку убеждают, будто постель — единственный способ доказать искреннюю привязанность. Мало кто способен в этот момент рационально оценить ситуацию и понять: действительно любящий человек никогда не станет шантажировать своего партнера.

На второе место Петровский ставит страх. Им очень любят пользоваться начальники — угрожают снижением зарплаты или даже увольнением, несмотря на то, что ни то, ни другое может быть не предусмотрено трудовым договором. Осведомленного человека запугать гораздо сложнее, помни об этом.

«Наша фирма развивалась с нуля, и все партнеры, стоявшие у ее истоков, до сих пор у руля, — рассказывает Елена (42). — Я знаю, какой самоотдачи требует настоящий успех, поэтому не понимаю сотрудников, ориентирующихся на рабочее время с 9 до 6. Когда вижу, что человек в 17.55 выключает компьютер, могу поинтересоваться, видит ли он себя на этом месте через три месяца. Недавно от нас ушел переводчик, заявив, будто коллектив не уважает трудовой кодекс. Но разве в кодексе написано, как удержаться наверху?»

Следующим в приемах манипуляции идет чувство вины. «Да-да, конечно, берите отгул, мне совсем несложно прийти завтра пораньше», — говорит коллега, записывая себе очко. Он работал, пока ты вроде как незаслуженно отдыхала, и теперь может перекладывать на тебя свои обязанности, припоминая тот случай. Альтернативный вариант — когда жена пилит мужа за то, что он задержался где-то с друзьями, тем самым выторговывая право пойти с подругой по магазинам. Кстати, детская игра в «слабо» — тоже манипуляция, давящая на чувство собственного достоинства, гордости и даже тщеславия. Фраза «Да что ты, не пацан что ли? С крыши гаража не можешь прыгнуть!» через десяток лет превратится в «Машенька, мама хотела, чтобы Пасху в этом году мы отметили у нас, но я ей сказал, что ты не успеешь приготовить обед на всех. Она, конечно, печет куличи на двадцать человек каждый год, но от тебя этого не жду». После чего Машенька сама не замечает, как проводит редкий выходной у плиты.

Наконец, опытный знаток человеческой души может виртуозно играть на жалости. Здесь хороши и выдуманные болезни, и похороны многочисленных родственников.

Манипуляция на чувстве неуверенности в себе начинается с родительского: «ну, с чем ты еще не можешь разораться в уроках», и заканчивается предложением начальника составить аналитическую записку по емкости незнакомого рынка за пару часов с переводом на редкие диалекты при помощи словаря. Все эти приемы направлены на одно и то же — вызвать в объекте ощущение, что он не так хорош, как думает о себе сам. Короче говоря — за всеми этими ситуациями лежит послание: «Эй, ты -пустое место и должен мне быть благодарен, что я забочусь о тебе». Это манипуляция, где вопрос подтверждения лидерства манипулирующей стороны стоит особенно остро.

Строго говоря, любая манипуляция является игрой в широком понимании — заменой реальности выдуманными обстоятельствами. Эту теорию разрабатывал еще Эрик Берн, придя к выводу: личность каждого человека проявляется в трех направлениях — Я-ребенок, Я-взрослый и Я-родитель. При этом только Взрослый способен действовать разумно и адекватно, тогда как Ребенок выдает нашу инфантильную и несамостоятельную часть. Родитель же заставляет встать в начальственную позицию и вспомнить все установки, наследованные от собственных отца и матери. Пример очень прост. «Где мои носки?» — спрашивает муж. Ребенок в супруге ответит: «Откуда я знаю! Что ты ко мне пристаешь?» Родитель скажет: «Тебе надо научиться следить за своими вещами». И только с позиции Взрослого жена честно признается: «На комоде», или: «Я не знаю».

Один раз проиграв комфортный для себя сценарий, человек будет возвращаться к нему снова и снова, даже если сценарий этот ведет к саморазрушению. Так женщина может постоянно разрывать отношения, внешне страдая от одиночества, но внутренне наслаждаясь вниманием и сочувствием подруг. Психолог Екатерина Владимирова объясняет: «Чаще всего привычка манипулировать окружающими зарождается в детстве. Если однажды ребенку купили шоколадку, потому что тот рыдал в магазине, или простили двойку из-за плохого самочувствия, будьте уверены, он это запомнит. Некоторые могут даже не симулировать болезнь, а искренне страдать». Бывает и так, что в семье вообще не принято обмениваться прямыми посланиями и вместо «принеси мне воды, пожалуйста» звучит брошенное в пустоту «так пить хочется…» Беда людей, склонных к манипуляциям, в отсутствии понимания: прямой путь — всегда проще и короче. Да, существует риск быть отвергнутым, зато сразу и открыто. Но манипуляции часто производятся неосознанно, и у субъекта нет шансов осознать свои поступки. Сознательная манипуляция в силу своей успешности кажется единственным сценарием.

Шостром полагает, манипулятор с трудом и некачественно выражает основные эмоции контакта — гнев, страх, обиду и любовь, предпочитая их редуцированные формы — тревогу, негодование, стеснительность и горечь. Недовыраженные чувства ведут к подавленности и депрессии, разрушают личность изнутри. Поэтому если человек готов отказаться от манипуляций, необходимо признаться себе в истинных мотивах, выражать эмоции, оставляя за другой стороной право испытывать собственные чувства и желания. Пусть они и не соответствуют нашим первоначальным намерениям.

ТЕКСТ: Виктория Мартынова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить