Люди, которые многому нас научили

Еще бабушка говорила: «Выходи в магазин хорошо одетой и причесанной — вдруг там, за поворотом, твой суженый!». А что еще говорили люди и кого из них стоило слушать?

Люди, которые многому нас научили

С тех пор (а суженый давно со мной) я одеваюсь и причесываюсь. А еще не забываю про маникюр и мейкап.

И порой сама верю, что мужчина — двгатель прогресса. Женского прогресса. И что вся жизнь — это путешествие в мире, где мужчина задает вектор движения, а потом придает ускорение. Мой видеоряд прост — папа, научивший, где у колготок перед, а где зад, сосед по горшку в детском саду (имя не помню, помню футболку с Микки-Маусом), поделившийся секретами анатомии, Митя из соседней парадной (научил кататься на велосипеде)…

…Пункты 4−7 пропускаю (могут быть использованы против меня)…Дальше — муж, который наше все, сын, который все-превсе…движение замедляется, но благодаря эффекту двадцать пятого кадра мелькают чьи-то тени, и я даже знаю чьи…

А потом я слушаю аудиолекцию про женский круг и про то, что только рядом с подругами можно набрать нужную скорость и покорить невероятные вершины. И понимаю: а ведь да! Мужчины мужчинами (да простит меня учитель физкультуры Виктор Анатольевич, научивший прыгать через козла), но я не была бы я, если б не было на мое пути вдохновляющих встреч с женщинами, каждая из которых открывала глаза, переворачивала мир, включала иллюминацию (и вот уже все вокруг сверкает и искрится!) и влияла на ход событий так, что те мужчины (и те козлы, через которых я благодаря им ловко — прыг-скок! -прыгала) и рядом не стояли.

Помню (мне было чуть больше двадцати), я познакомилась с Олей. Олина правая рука была загипсована. В ответ на мой вопросительный взгляд Оля сказала: «Большое счастье, что это случилось со мной. Дочка заигралась, упала с крыльца, а я успела подставить руку!» Тогда я кое-что узнала о материнстве и поняла — спешить не стоит. Стала выбирать свой путь.

В пути мне посчастливилось: Татьяна Георгиевна, мой наставник по дипломной работе, так руководила мной и моим пером, что тема «Ракурс, а в процессе экскурсионного показа» отошла даже не на второй план, а на третий и последующие. А на первом плане в моей голове щелкнуло:"Пиши! Раз уж не можешь не писать". И я принялась писать, на периферии сознания ощущая Т.Г. с ее критическим взглядом:"Ирочка, если можете не писать — не пишите. Прошу вас — не пишите. Если только, конечно, можете не писать. Но раз уж пишете, пишите так, чтоб за это не было стыдно".

Я каждую свою статью и сегодня сверяю поэтому метроному: стыдно? В корзину. Не стыдно? Редактору!

Кстати, про редактора. Наташа Дудий. Мне хватило прочитанного (восемь лет назад, вот время-то летит!) в сети интервью Наташи, чтобы понять:

а) пора! (Сколько можно писать про металлопластиковые окна и бетономешалки?);

б) и поскорее! (Потому что Наташа младше меня на год, а у нее уже и муж, и близнецы, и карьера, и талия, и идеальный цвет лица!).

Пока я размышляла, как добиться идеального цвета лица, со мной случилась косметолог, Ирина Евгеньевна. И теперь, если на меня вдруг накатывает тоска-печаль, я думаю о том, что не имею права ни на депрессию, ни на грусть: у меня теплая квартира, в которой пахнет мужем, детьми и ненаписанными статьями, а ведь все могло быть иначе. Например, как у И. Е. Рядом с жизнью моей косметологини любая книжка с захватывающим сюжетом кажется вымученной из головы скукотенью. В жизни И.Е. (она, кстати, и сейчас, в свои почти семьдесят, выглядит блистательно!) было все — начиная с поезда, который шел в эвакуацию сквозь обстрелы (и дошел! Ирочке был год) и заканчивая мужем, статным красавцем-летчиком, погибшим при испытаниях.

Любовь к жизни у меня вообще-то от мамы. И бабушек. Генетику не отменишь. Но если смотреть поверх генетики, то и от И.Е. тоже. Раз уж выпало жить, то я вслед за своей любимой феей считаю, что жить надо красиво, счастливо и с юмором. И чтобы в числе must have — педикюр, накрахмаленная скатерть и самоирония. Остальное приложится.

Но что я все о себе? Мои подруги не скрыли имена тех, кто повернул их жизни в новое русло. И выяснилось главное: наши вдохновительницы не имеют четкого социологического портрета. Они встречаются нам с первых шагов и сопровождают нас всю жизнь. Они могут быть младше или старше, быть нашими начальницами или подчиненными. Внешние факторы не важны, когда дело касается того, чтобы чисто по‑женски понять: что нам полезно в этот самый момент. Даже если мы сами об этом и не задумывались.

Демон и русская поэзия

Оля (26): «1 сентября 2002 года я пошла в 9 класс и познакомилась со своей новой классной руководительницей Ольгой Викторовной. С того самого момента в моей жизни изменилось все: отношение к учебе, к себе, к миру, к родителям.

…Глядя на список профильных классов за несколько месяцев до этого дня, я выбрала гуманитарный как самый безобидный вариант: никакой математики, физики, да здравствует легальное безделье щадящие мозг литература и история.

Ольга Викторовна (стройная шатенка с каре, в очках с внушительной оправой, тогда ей было чуть больше тридцати) зашла в класс, и я поняла — промахнулась. „Отсидеться“ в этом классе не получится, а убегать… убегать было поздно. В ведомстве нашей новой классной было пять предметов — встречались мы часто.

О.В. мы прозвали демоном: она не обсуждала с нами наши проделки, не разрешала меняться местами в классе, закрывала дверь перед носом при опоздании на минуту, безжалостно ставила двойки, заставляла отстаивать свои мысли, выносила на обсуждение конфликтные темы литературы, до последнего дыхания тренировала нас на победу в школьных мероприятиях.

Впрочем, со временем мы разглядели в нашем демоне и вполне человеческие черты: классная обладала уникальным чувством справедливости и порядка, тонким юмором и женственностью. О.В. в буквальном смысле заразила меня любовью к грамотности, наслаждением русской литературой, воспитала во мне силу духа и упорство. Благодаря О. В. слова „справедливость“, „честь“, „уверенность“, „достоинство“ навсегда обрели для меня человеческое лицо.

Школьные дни катились под откос, а я осознавала — меня ждет нечто большее, чем „работа у станка“: я всегда должна стремиться туда, куда тяготеет мое сердце. Сегодня у меня свой бизнес — он родился потому, что однажды Ольга Викторовна научила меня брать ответственность за свои действия».

Другая сторона медали

Вика (27): «Я очень хотела закончить школу с медалью, но досадная четверка по физике портила картину. И… я получила медаль. И поступила в СПбГУ. А все благодаря директрисе нашей школы. У меня были неоднозначные мысли, когда я узнала, что каждый год она ставила галочки около нескольких фамилий выпускников: „Это талантливые дети. И мы не должны своими оценками портить им жизнь. Мы должны помочь им хотя бы там, где можем, — на старте“.

Так у отчаянных журналисток появлялись пятерки по химии, а у отчаянных физиков — по русскому языку. Я закончила школу десять лет назад, и за эти годы я уверилась: наш директор не промахнулась. Я не только использовала фору, которую она мне дала в жизни, но и осознала, какой может быть женская мудрость в высшем административном проявлении».

Минус десять

Лена (35): «Я благодарна своим юным подругам — вокруг меня целый „женский круг“, в котором я старшая. У нынешних двадцатипятилетних я учусь смелости, скорости принятия решений, умению мыслить нетривиально, уверенности в своих силах, способности не стоять на своем до последнего, а импровизировать. Это какие-то совсем другие девушки — рожденные в другой стране и в другую эпоху, они притягивают меня своей свободой и честностью. Они не впадают в депрессию, когда что-то не получилось, а идут (хорошо выспавшись!) дальше: „это был всего лишь опыт, а все лучшее по‑прежнему впереди“. Они наполняют свою жизнь событиями и путешествиями (им, например, легко и просто слетать в Берлин на выходные), знают все о трендах и верят в любовь.

Мне нравится мой возраст, и я не жалею, что мне не двадцать пять. Но в компании Ани, Саши, Жени (эти девушки, которые, как и мои ровесницы, не по наслышке знают про ипотеки и детские капризы) я вижу — они не забыли про „просто жизнь“. И вместо того чтобы рыдать в подушку, подсчитав проценты, которые они заплатят за квартиру, или читать двадцать восьмую книжку на тему „Капризы вашего карапуза“, мои подружки смотрят на небо через дуло смартфона и, совместив созвездия на небе и на дисплее, восхищенно всплескивают руками: „О, да ты посмотри! Прикладная астрономия! Ты кто? Дева? Сейчас покажу тебе, где ты на небе!“

Я смотрю в небо, а душой чувствую: меня понимают! Нормально начать учить испанский ради мечты, брать уроки рисования, даже если никогда после школы не держала в руках кисточку и читать"Очарование женственности» (ну и что, что книжка написана в шестидесятых годах прошлого века в Америке), просто чтобы узнать, почему о ней так много говорят. Надо назвать имя одной подруги? Не получится! Вряд ли кто-то в одиночку справился бы с тем, чтобы ответить на мои вопросы к жизни и вместе со мной преодолеть мои комплексы. А вместе у них получается".

Как мой муж не стал миллионером

Наташа (34): «В моей жизни было и есть много девушек и женщин, которые являются для меня путеводными звездами. Но совершенно точно знаю — мою жизнь перевернула Алена Брандис. Однажды я увидела анонс мастер-класса „Как сделать мужа миллионером“. Название было попсовое, в ролике не был слышен звук, но я свой выбор сделала быстро: холеная девушка на экране (на восемь, кстати, лет младше!) вызывала у меня страстное желание приобщиться к ее компании — как стилист я понимала, что ухоженность сымитировать невозможно, это внутри.

На мастер-классе Алена рассказывала не только про мужа-миллионера, но и про Вселенную, которая любит нас, и про бесценный опыт, который мы получим, стоит нам только последовать ее рекомендациям. Уже назавтра я отчетливо осознала- теперь мне ничего не страшно!

Увы. Мой муж не стал миллионером, а я сама не раз и не два сбивалась с пути, падала и теряла нить, и уже другие девушки вдохновляли меня на то, чтобы идти дальше. Но та встреча с Аленой была для меня переходом в иную реальность: мне будто приоткрыли дверь в новый мир и сказали: здесь может оказаться любой. Только и нужно посмотреть внимательно на свой билет и убедить других, что он счастливый!

Хеппи-энд наступил: глядя на Алену, я нашла себя — сильную, классную, счастливую. А еще я поняла, что Вселенная иногда не дает нам что-то просто потому, что у нее на нас совсем другие планы — получше!»

В Россию с любовью

Катя (29): «Мне было четырнадцать, когда в наш туркменский город приехала Валентина Викторовна. Она была дружна с мамой и нередко гостила у нас. Мы с В.В. были знакомы задолго до этой осени, но я и подумать не могла, что этой взрослой, занятой и почти совсем чужой для меня женщине есть дело до моего будущего (вскоре выяснилось, что стратегия моего будущего уже начертана несколькими штрихами в еженедельнике В.В.). План был рискованный: родители вполне могли его не одобрить. Но В. В. не переживала, сложатся ли их дальнейшие отношения с мамой после того, как она огласит свои аргументы относительно меня.

План Валентины Викторовны был лаконичен: мне нужно заканчивать школу в России! Легко сказать.

За короткое время я прошла несколько стадий принятия этого плана: потеряла дар речи, струсила, заняла позицию проигравшей стороны: „Родители не отпустят“, робко подумала: „А что если“, восхитилась возможным результатом, решила: „Будь что будет!“ и убедила родителей в правоте В.В.

Когда время командировки подошло к концу, Валентина Викторовна отвела меня в сторонку и прочитала стихотворение Юрия Левитанского „Каждый выбирает для себя“. Это был последний импульс к осознанию: решать мне, и времени на раздумья немного. Я перевелась в физико-математическую школу: для поступления в выбранный мной российский лицей нужна была математика. В июне я стала лицеисткой. Еще через пару лет — студенткой. А дальше — обычная для кого-то жизнь. И совершенно невероятная (по моим прежним меркам) для меня — в которой есть и российское гражданство, и близкие по духу люди, и дом, и (уже!) муж и дети».

Живи!

Алина (29): «…Я сидела в кафе в Galerie Lafayette в Париже. Мест не было, и ко мне подсела немолодая стильная француженка. Мы разговорились. Когда дело дошло до вопроса „Как вам нравится Париж?“, я ответила, что нравится. Очень. Я даже хотела бы жить здесь.

Дальше произошло невероятное: француженка посмотрела на меня как-то странно и будничным голосом вынесла вердикт: „Так живи!“

Мне было двадцать три года, и я не сразу поняла, как это — „живи“. А как же муж, его работа, моя работа, моя мама, и вообще? Но это „живи“ не отпускало меня многие годы. Да что там! Я помнила о нем (и о „хочешь чего-то — делай это!“) всегда. И шла-плыла-летела к тому, чтобы жить там, где хочется, и так, как хочется. Да, это не просто. Шаг за шагом. Но у меня получается. Спасибо оставшейся для меня безымянной парижанке».

P.S. Спасибо вам всем, дорогие мои вдохновительницы! Спасибо сестре за то, что она есть, и всегда вовремя. Спасибо случайным попутчицам за прекрасные истории. Спасибо Фаине Раневской, что долгое время жила со мной в одном городе (я про Таганрог), правда, в разное время. И спасибо Нине Гечевари за то, что живет со мной в одном городе (причем в одно время!) и в каждой своей статье учит юмору и самоиронии. Спасибо Т. В. за то, что не только поверила в меня уйму лет назад, но в течение многих лет продолжает вселять в меня веру в мои таланты и поддерживает эту веру гонорарами. Спасибо дочери — она родилась и перевернула мою жизнь как никто и никогда (а еще вместе с ней родилась новая я, которая уже и забыла, как хорошо быть девочкой). Спасибо тем, кто не перевернул мою жизнь с ног на голову, а только чуть сдвинул с привычной орбиты: и этого достаточно! И на всякий случай — спасибо вам, Виктор Анатольевич, что научили меня прыгать через козла. Это умение мне в жизни очень пригодилось.


Текст Ира Форд

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить