Культурный Шок

Раньше культуру, как и религию, не выбирали: какая досталась от родителей — с той и живи. В наши дни все меняется: люди сами решают вопрос о своей культурной принадлежности.

Культурный Шок

Раньше культуру, как и религию, не выбирали: какая досталась от родителей — с той и живи. В наши дни все меняется: люди сами решают вопрос о своей культурной принадлежности. В этом материале нет ни слова про русских невест, ни пассажа на тему «уж замуж за рубеж». Мы просто попросили четырех человек, выросших в семьях, где сочетаются несколько культур, написать об особенностях этих самых культур и их носителей.

Факты:

Дети из многонациональных семей в среднем легче усваивают иностранные языки и с детства испытывают больше уважения к другим культурам.
Половина межнациональных браков в мире заканчивается разводом.
Каждый четвертый брак, зарегистрированный в Москве, — межнациональный.
Российские женщины вступают в межнациональные браки в два раза чаще, чем российские мужчины.



История Первая
Перуанско-Японская, Альдо (26)

В нашей семье трое детей: старшая — Нати, я средний, еще есть крошка Биби — ей 17. Мама — наполовину испанка, наполовину перуанка, рьяная католичка. Благодаря ей папа-японец тоже принял католичество. Нати с детства обожает Европу и постоянно там живет. Она у нас зеленоглазая брюнетка, похожа на итальянку и, кажется, даже сама начала верить, что безраздельно принадлежит к итальянской культуре. Правда, сейчас Нати живет в Хельсинки — ее муж финн. Абсолютно точно могу сказать: нет человека, который бы поверил, что она наполовину японка. Она и латиноамериканкой себя не считает: человек мира — и все! Я для перуанцев — японец, для японцев — перуанец. Наш папа — японец, его родители переехали в Перу во время Второй мировой и открыли в Лиме свой бизнес. Религия отцовской семьи мне не слишком близка, но изредка мы с родителями посещали семейный храм… Да, еще я учил японский и работал в дедушкином ресторане японской кухни. Итак, перед вами человек новой формации — перуанец японского происхождения с итальянским именем и американским образованием, проживающий в Панаме. Хотя по паспорту я гражданин Перу, не могу сказать, что в нашей семье преобладает перуанская культура. Мы иногда едим палочками, обожаем японскую кухню, аниме, манга, фильмы производства Страны восходящего солнца… Почти все мои кузины по папиной линии переехали из Лимы на историческую родину, и, когда с ними общаюсь, мне тоже хочется переметнуться в Японию. Японцем себя чувствую больше, чем перуанцем. Когда я учился на Аляске, моим соседом по общежитию был японец Щиничи. Мне он был понятен — говорил незамысловато, ужасно любил чистоту, кимоно, кино и чай. Правда, однажды я случайно воспользовался его мылом… Возмущенные крики Щиничи наверняка долетали до Петропавловска-Камчатского, а может, и до Урала. Вы не слышали? После этого я решил, что все-таки я не совсем японец — ТАК любить чистоту и ТАК вопить не способен. Хотя… по силе звука в децибелах при возмущении на втором месте моя мама, а она вообще не японка. Вот и получается, что у нас в семье два японца, две перуанки и одна итальянка. И все мы привыкли говорить по‑испански, учиться в католический школе, отмечать национальные праздники Панамы, посещать с родственниками буддийские храмы и уважать финнов… Такой винегрет из культур!
НО: Мы практически перестали общаться с бабушкой по папиной линии: она так и не приняла маму и не поняла, как папа мог жениться не на японке.

На фото справа — сестра Нати



История Вторая
Многорелигиозная. Юлия (20)

Мои родители познакомились в студенческие годы — жили в одном общежитии. Любовь, все дела… Поженились, родилась я. Когда мне было 8 лет, меня крестили в православии. Я не помню, чтобы по этому поводу были какие-то дискуссии типа: «А может, ислам?» Мне кажется, мама решила, что так мне будет проще, и поступила по исламской традиции — уступила мужу, чье мнение не обсуждается. Поэтому меня крестили в православии, а сестру — в католичестве, т. е. в тех религиях, к которым принадлежат наши отцы. Из старшего поколения в маминой мусульманской семье кое-кто соблюдает посты и праздники, кто-то совершает молитвы (кажется, это называется намаз), но не ревностно. Я помню, что когда кто-нибудь в семье умирал, обязательно приглашали женщин отпевать человека по мусульманским обычаям. Из всей башкирской родни моя мама была первой, вышедшей замуж не за мусульманина (татарина или башкира, как это делали ее двоюродные братья и сестры), а за русского и православного. Изначально мамины родители были против русского зятя, но потом дед сказал, что знает случаи, когда родители вмешивались в жизнь детей и ничего хорошего из этого не выходило, после чего дал свое согласие. Когда мне было 10, родители развелись. Спустя несколько лет мама начала общаться со своим другом из студенческих времен — они с моим отцом учились на одном курсе (вот такая у нас «Санта-Барбара»). Мама и друг поженились, а когда мне было 15 лет, родилась Маша. По отцу она полька, по религии — католичка. С крещением сестры была одна проблема: в нашем Усинске (Республика Коми) католичество не распространено, есть только православный храм и мечеть, так что крестить Машу было негде. Пришлось делать это в Польше, куда мы поехали к родственникам отчима. Несмотря на то, что во всей нашей семье православная одна я, Рождество мы отмечаем 7 января. Наверное, потому что «так делают все». По тому же принципу мама красит яйца и покупает куличи на Пасху. Дома у нас часто готовят восточные блюда — плов, манты… Не могу сказать, что мы с Машей очень разные. Разве что я — интроверт, а она — экстраверт, но религия и культура вряд ли на это влияют. Есть различие в том, что меня мама родила в 19 лет, а Машу — в 34. В моем случае она меньше внимания уделяла работе, входила в родительский комитет, шила какие-то юбочки всей группе на утренники. А сейчас она руководитель, и ей не до этого. С появлением отчима мы с мамой стали читать о католических обычаях, праздниках. У нас дома всегда были мусульманские символы и православная иконка, теперь появились и католические святыни, которые прислала Машина бабушка из Польши. Но это все не выставляется напоказ. Что касается будущего, то при создании семьи для меня будет важно, как относится к религии и культуре мой будущий муж. Необязательно, чтобы он принадлежал к той же религии, что и я. Но если муж будет настаивать, чтобы я приняла его религию и стала соблюдать все его правила, это меня может оттолкнуть.
НО:Как я уже сказала, наша семья не слишком религиозная — разница культур и религий никак на нас не сказывается.
На фото справа — сестра Маша



История Третья

Советско-японская. Юля (22)

Нас три родные сестры. Папа и мама общие, детство — одно на троих, даже разница в возрасте не такая уж большая — 15, 22 и 25 лет. Но мы абсолютно разные! Старшая — шатенка южного типа. Наташа очень чувствительная, ласковая и добрая — с ней любая неприятность перестает казаться чем-то непоправимым. Больше всего на свете она любит тепло, море и яркое солнце. При температуре меньше +20 по Цельсию мерзнет, кутается в свитера и старается не выходить на улицу. Это в России-то! Любит сидеть дома, а больших тусовок побаивается. Еще она не любит читать, грустные книги не читает принципиально с 15 лет (даже «Войну и мир» не осилила — из-за князя Андрея) и никогда не смотрит фильмы с плохим концом. Придерживается традиционных взглядов на быт, даже свадьбу хочет с тамадой. Спортом никогда не увлекалась, считает это опасным занятием. Зато в математике дока, окончила экономический. А еще Наташа любит вареную сгущенку, что, по-моему, противно человеческой природе! Младшая Катя рыжеволосая и зеленоглазая. Боевая особа — уже в детстве осваивала стрельбу и ушу. В секции была единственной девочкой, и тренер выпускал против нее сразу двух некрупных мальчиков. Сходит с ума по японской культуре: специалист по комиксам и мультфильмам производства Страны восходящего солнца. Самостоятельно выучила японский. Дома все привыкли, что на два вопроса из трех Катя отвечает нечеловечески интонированной японской фразой. Ест исключительно палочками, вилки и ложки презирает как удел гайдзинов — иностранцев. Семья с ужасом ждет, что вскоре Катя откажется носить европейскую одежду. Целыми сутками она сидит за компьютером, прижимая к уху две трубки: мобильного телефона и обычного. Пока еще отзывается на свое русское имя, но вот-вот переименуется в какую-нибудь Мицуко. Среди наших предков японцев нет… Я живу книгами, а конкретно — детской советской литературой. В моей коллекции более 500 книг. Зачем Япония, когда есть Анатолий Алексин? В этом мире ответственных пионеров, партийных заданий, отважных пограничников и просто хороших советских людей мне легко и уютно. Не то чтобы я была коммунисткой, просто после прочтения этих книг хочется сделать что-то хорошее: старушку через улицу перевести, сдать макулатуру или там шпиона поймать… Все началось в детстве, когда мама привела меня в букинистический. Я лелею свою коллекцию и перечитываю шедевры. Сестры считают меня ненормальной. А еще я обожаю холод, зиму, дождь, снег, туман и ветер. Когда мы с сестрой ездили на юг, то садились обедать за разные столики — она на солнце, я в тени.
НО:Мы мирно сосуществуем, если Катя не дерется и не щекочется.

На фото справа — сестры Наташа и Катя


История Четвёртая
Географическая. Маша (25)

Бывает, что дети с детства очень разные. Мы с братом в детстве были феноменально похожи — у нас с Васькой разница в возрасте меньше трех лет и до его 12 мы жили в одной детской. Лето проводили у бабушек на юге, отчаянно дрались в поездах, чтобы отвоевать право занять верхнюю полку и при этом не стать «каракусеком». Когда Васе исполнилось 13, наша семья переехала в США. Еще год до моей подушки долетали не слишком душистые носки брата, периодически ко мне перед сном приходила «мумия», с ног до головы завернутая в туалетную бумагу… Мы понимали друг друга, хохотали и делились секретами, но по окончании школы я уехала учиться в Москву. Василий остался в Нью-Йорке и потихоньку американизировался. Зато теперь:
нам нравится разная еда;
мы спорим по поводу мировой истории, и всегда это заканчивается моими всхлипываниями («Да твой трижды раненный дедушка на танке до Австрии дошел в 45-м!») и потрясанием перед моим носом учебником, где на чистом английском написано, что победа во Второй мировой — заслуга американцев, а немцы тактично замерзли под Сталинградом. Кажется, ситуация разъяснилась недавно, когда я обнаружила, что родной моему папе Ростов-на-Дону (а также Сибирь, Дальний Восток и другие неотъемлемые ранее части СССР) в видавшем виды американском учебнике мировой истории обозначены как группка мелких независимых стран, а не территория одного государства. С географической принадлежностью Ростова Васька спорить не стал — это был тот, как раз тот юг, куда мы ездили каждое лето;
мы не сразу понимаем друг друга, когда дело касается личного пространства, музыки, времяпрепровождения, отношения к старшим и обязанностей.
Я вижу своего Ваську раз в год и уже привыкла, что брат говорит подстрочниками («возьму душ», т.к. take a shower, «спасу файл», т.к. save a file). Более того, он за просто может взять гитару и спеть: «Бутылка кефира, полбатона молока…» Он знает правила бейсбола, различает голоса рэперов по первому слову, любит ореховое масло, а в онлайн-комьюнити Facebook у Васи пятьсот друзей, среди которых из России одна я. Он уже смутно помнит истории из нашего веселого детства, зато обожает принципы американской экономики и регби…
НО:Я уверена, что, если бы Вася вернулся в Россию, он бы быстро влился в родную культуру.

На фото справа — брат Вася


Фото из личных архивов.
 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить