Кто так называется?

Соответствует ли имя характеру и что больше привлекает мужчин — простота (Клава или Дуся) или экзотика (Изольда или Иоланта), решила проверить на себе Варвара
Брусникина.

Кто так  называется?

Соответствует ли имя характеру и что больше привлекает мужчин — простота (Клава или Дуся) или экзотика (Изольда или Иоланта), решила проверить на себе Варвара Брусникина.

ТРИ ПУТИ
Проверять надумали тремя способами:

  • Знакомство спровоцированное.
  • Знакомство неспровоцированное.
  • Интернет-знакомство.

Для каждого варианта надо было выбрать «проверочное» имя. Я остановилась на Глаше, Клеопатре и Евлампии.

ШАГ ПЕРВЫЙ
Обсуждая будущий эксперимент в редакции, для первого знакомства решили использовать одну из типичных женских уловок, не раз успешно обыгранных в кино и современных женских романах. Придумали следующие приемы: отдавить юноше ногу (и чтобы он непременно поинтересовался, как же зовут этого неуклюжего слона!), попросить о помощи — донести неподъемный чемодан (где же взять таких спортивных?), попросить проводить вечером до дома, потому что гонится хулиган (где же отыскать таких бесстрашных?).
Но, как оказалось, вбитое с детства мамой «всегда надо рассчитывать только на себя» просто не позволяет мне докучать симпатичным молодым людям всякими глупостями. Поэтому, подумав дома, я выбрала самый безобидный и обнадеживающий своей беспроигрышностью способ — попросить молодого человека, скучающего за ноутбуком на бизнес-ланче в кафе с Wi-Fi, срочно проверить почту. Благо таких скучающих с часу до четырех в кафе полным-полно. Местом действия была выбрана небольшая кофейня в центре Москвы.

Просто Глаша
Войдя в кафе, окинула взглядом обстановку. Расчет оказался верным, и нужный объект нашелся сразу — с супом, салатом и ноутбуком, в серых брюках и галстуке, лет 25−27, задумчиво сидел у окна. Я заняла столик через один от него, заказала кофе и приготовилась к нападению. Подождав минут десять, я начала демонстративно перелистывать записную книжку, а дойдя до буквы «к», громко сказала: «Вот черт!» — и стала беспомощно оглядываться по сторонам, пока не встретилась взглядом с моим объектом, оторвавшимся от экрана своего ноутбука на мой возглас.
- Молодой человек, простите, мне ужасно неловко, но я должна позвонить одному человеку по работе и только что обнаружила, что забыла переписать его телефон из почты. Это крайне важно! Можно я зайду в почту с вашего компьютера?
Улыбка и несчастный взгляд прилагались. Сработало! Я перепрыгнула за его столик и, рассыпаясь в благодарностях и восторгах, по-честному залезла в свою почту и переписала какой-то номер. Ну, а дальше разговор завязался сам собой. «А чем вы занимаетесь?» — «Я переводчица. А вы?» Он долго распространялся на тему финансовой аналитики, я слушала и выказывала живейший интерес. Наконец переломный момент.
- Кстати, я Дмитрий — улыбнулся гуру финансов.
- А я, кстати, Глаша, — ответила я.
На лице Дмитрия не отобразилось ни ужаса, ни отвращения, ни даже удивления (что и говорить, воспитанный молодой человек, привыкший, видимо, на финансовом поле боя сносить удары и потяжелее!).
- То есть Глафира, — пояснила я на всякий случай.
- Редкое имя, — осторожно прокомментировал Дмитрий.
- Это точно. У меня мама любительница редких имен: я Глаша, а младшая сестра — Изольда.
Никакой сестры, а тем более Изольды, у меня, конечно же, нет. В ответ он лишь многозначительно кивнул. Дальнейшее обсуждение этой темы его явно не интересовало. Конечно, он же всего лишь Дмитрий, а не какой-нибудь там Акакий! Минут через десять я стала собираться на мифическую безотлагательную встречу по работе, еще раз восхитилась его великодушием и отзывчивостью, мысленно делая ставки — попросит или нет мой номер. Дмитрий поступил хитрее — написал на бумажке свой и протянул:
- На случай если вдруг снова понадобится срочно проверить почту.
- Тогда и я вам свой номер оставлю. Просто так…
И оставила. С трогательной подписью «Глаша». На том и расстались. Окончательно. Потому что Дмитрий не позвонил. Не берусь ответить почему (то ли от органического неприятия имени Глаша, то ли потому, что я ему не слишком понравилась), хотя мне, конечно, приятнее думать, что причина все-таки в имени…

ШАГ ВТОРОЙ
Вторую часть эксперимента — знакомство неспровоцированное — я решила провести в клубе. В субботу вечером договорилась с подругами отправиться в наш любимый диско-бар. Там волей-неволей приходится все время с кем-то разговаривать и знакомиться — бар популярный, всегда многолюдный. На этот раз я решила заменить простонародную Глафиру на исторически-возвышенную Клеопатру.
Дома долго тренировалась перед зеркалом, чтобы научиться произносить имя как можно естественнее. Но даже многочисленные тренировки оказались бессильны в борьбе с начинавшейся истерикой при произнесении этого царского имени. Потому что из зеркала на меня смотрела вовсе не роковая повелительница мужских сердец, а самая обычная я, в домашнем удобном сарафане и смешных тапках-зайцах. Конечно, можно было накраситься, уложиться и одеться так, чтобы хоть отдаленно напоминать древнеегипетскую красавицу, но я решила, что так даже интереснее: не всем же Клеопатрам быть королевами, некоторые пусть носят майки с лягушками, джинсы и нелепые кеды с разноцветными шнурками.

Зови меня Клепа
Первую попытку я бессовестно провалила. Когда симпатичный молодой человек стал интересоваться, часто ли я тут бываю, внутренне приготовилась сразить его наповал. Наконец он произнес то, чего я с ужасом и нетерпением ждала: «А тебя как зовут?» В ответ я чересчур пафосно, с легким придыханием, почти как со сцены выдала: «Клеопатра». И тут же вспомнила себя в домашнем сарафане и невольно прыснула. Молодой человек, которого звали Стас, начал смеяться вместе со мной. Когда же я успокоилась, он недоуменно спросил: «Это что сейчас было?» Пришлось раскрыть суть эксперимента.
- А как бы ты отреагировал, если бы девушку действительно звали Клеопатра?
- Ну, если честно, без восторга. Все-таки это как-то странно, согласись. И потом, как ее друзьям представлять? Они же засмеют!
- Ну хорошо, — не отставала я. — А если бы ее звали Глаша?
- Тогда бы я сказал друзьям, что она Маша! — А после короткого размышления добавил: — Нет, ну если бы она была потрясающая и очень сильно мне понравилась, то, конечно, я бы пережил и Глашу, и Клеопатру. Но все-таки лучше что-нибудь нормальное. Тебя-то на самом деле как зовут?
Я представилась и решила потихоньку улизнуть — вдруг мое имя Стаса устроит и я случайно окажусь «потрясающей», а мне эксперимент проводить надо.
Пристроилась у барной стойки и стала ждать следующего любителя клубных знакомств. Им оказался Леша (имя я узнаю чуть позже), безуспешно пытавшийся пробиться к стойке (количество посетителей бара зашкаливало).
- Девушка, простите, — он тронул меня за плечо и прокричал в самое ухо: — Вы не пустите меня к стойке на пять минут? За это я куплю вам то, что вы пьете.
Перспектива была заманчивая, а главное — возможность знакомства весьма ощутимая. Я уступила место, и он опять прокричал мне в самое ухо, от радости перейдя на «ты»:
- Что тебе купить?
- «Кубу либру».
Леша одобрительно кивнул. Спустя пару минут он уже протягивал мне бокал:
- Ты тут одна?
- Нет, с подругами, они где-то там. — Я неопределенно махнула рукой в толпу.
- Понятно. Часто здесь бываешь?
…Потекла типичная клубная беседа о «погоде». Наконец долгожданный момент.
- Я Леша.
- А я Клеопатра. — И даже не рассмеялась. За что тут же мысленно себя похвалила.
- Да ладно! — была первая реакция.
- Без шуток! — уверенно сказала я. Роковое имя было произнесено, и дальше играть было нетрудно.
- Вот это да! Нет, серьезно: тебя так зовут или это псевдоним?
- Почему псевдоним? Я же не спрашиваю, правда ли ты Леша или дурака валяешь, — почти обиделась я, проникнувшись своей ролью и возмущенно подумав, что египетской царице вряд ли кто-то задавал подобные вопросы.
- Просто очень необычное имя, — начал он оправдываться.
Я решила проявить благосклонность — в конце концов, и правда нечасто встретишь в диско- (а не стриптиз-) баре Клеопатру.
- А сокращенно как? — Видимо, мысль о том, чтобы называть меня Клеопатрой, здорово его пугала.
- Клепа, — не моргнув, заявила я и моментально подумала о том, что больше это напоминает лошадиное прозвище, чем человеческое имя.
Фамилию он спрашивать не стал — видимо, постеснялся. Хотя не сомневаюсь, что ему очень хотелось узнать, как же звучит мое полное имя! Мы еще немного поболтали, а потом Леша вдруг предложил познакомиться с его друзьями.
Я догадалась, что ему просто не терпится показать товарищам свою «находку». Что ж, готова подыграть. К новому имени я уже успела привыкнуть, поэтому на Лешино небрежное «Ребята, а это Клеопатра» отреагировала почти как на личное оскорбление. Ребята, одурманенные громкой музыкой, отреагировали вялым: «Что, серьезно?» И кажется, до конца так и не поверили, но в дискуссию предпочли не вступать и паспорт спрашивать не стали. Леша же ходил за мной полвечера как приклеенный, стараясь, правда, не обращаться ко мне по имени, пока я наконец не сбежала, решительно шепнув девчонкам: «Отступаем». Уж не знаю, как живут настоящие Клеопатры, но мне этот образ дался с трудом.


ШАГ ТРЕТИЙ
Заключительной частью эксперимента стала интернет-провокация. Я зарегистрировалась на двух сайтах знакомств, повесив одинаковые фотографии и разместив о себе абсолютно идентичную информацию, за исключением имени: на одном я стала Евлампией, на другом осталась Варей (вообще-то мое имя тоже достаточно редкое, но в сравнении с Клеопатрами и Глафирами почти заурядное). И стала ждать результатов. Итоги решила подводить через неделю. Пока же забавлялась, читая приходящие мне сообщения. Кроме того, что я «буся», «пуся» и «красотулька» (что из уст 44-летнего мужчины в костюме звучит просто вызывающе), начиталась всяких разнообразных стихов, рассылаемых всем подряд, получила десяток предложений срочно куда-то приехать и не менее срочно заняться сексом, а также узнала, что с моей внешностью петербургское брачное агентство легко подберет мне «богатого иностранного жениха».

Лампа в Интернете
Теперь о результатах. Варя, как ни странно, потеряла популярность значительно быстрее Евлампии. Первые три дня анкеты шли примерно с одинаковым результатом, а дальше Варя стала интересовать всех все меньше и меньше, а вот Лампа была по‑прежнему востребована.
Конечно, стоит сразу оговориться, что процентов тридцать моих поклонников были выходцами из солнечной Турции и кавказских стран, где русские девушки в почете, поэтому факт имени в этом контексте рассматривать невозможно. Главное, как написал мне один кандидат в женихи, что ноги у меня стройные и глаза добрые. Но мое необычное имя, конечно же, не могло остаться без внимания. Кстати, в то, что это имя, а не ник, верили далеко не все. Несколько человек упорно допытывались, как же меня зовут на самом деле. На мои жаркие заверения, что именно так, 23-летний Алексей заявил, что это просто неуважение к себе — называться Лампой, но требовать личной встречи тем не менее не перестал.
21-летний Антон так до конца и не поверил, что я на самом деле Лампа, но написал, что это даже лучше «бОнальных» Кать, Тань и Маш. Еще одного любителя загорелых барышень (в анкете я разместила фотографию из отпуска) имя мое не смутило, но он испарился после того, как на его вопрос «Что поделываешь?», я честно ответила: «Читаю Достоевского». А вот 24-летний general, так и не представившийся по имени, долго восторгался оригинальностью и смелостью моих родителей.
Молодые люди чуть постарше тоже были сражены Евлампией. Так, 28-летний Павел, у которого не было фотографии и которому я долго не отвечала, писал мне аж трижды, что «девушка с таким восхитительным именем просто не может не быть восхитительной». 30-летний Алексей, с которым у нас завязалась нешуточно длинная переписка и которому я в итоге назвала свое настоящее имя, признался в ответ: «Имя Евлампия чудесное, но Варя все-таки лучше!»
Если же говорить о сухой статистике, то за неделю анкета Евлампии была просмотрена 450 раз, а сообщений было получено 104, тогда как Варей заинтересовались 316 пользователей, а написали лишь 47. Выходит, что Евлампия не только вызвала большее любопытство, но и написавших (от общего количества просмотревших) было в два раза больше!


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Делаю выводы: в Сети определенно работает принцип «чем необычнее, тем лучше», тогда как в жизни, наоборот, далеко не все готовы столкнуться с чем-то неординарным. Хотя, если уж быть до конца честной, еще вопрос, смогла бы я сама влюбиться в Гулливера или прожить долгую счастливую жизнь с Евстахием.
Не удержавшись и проведя закадровый опрос среди своих знакомых, выяснила, что молодые люди до 25 лет к редким именам чувствительны и предпочитают традиционные. А вот те, кому «почти 30», уверены, что редкое имя — даже здорово.
Что же касается моих личных ощущений, то признаюсь: Лампой и Глашей я чувствовала себя вполне комфортно, а вот Клеопатра вселяла в меня некоторые комплексы и подавляла своей величественностью. Поэтому сдается мне, что девушкам с литературными именами вроде Жизель или Иоланта с детства приходится быть принцессами, дабы не остаться в тени собственного имени. За что им восторг и искреннее восхищение от меня, просто Вари.

Идея эксперимента принадлежит нашей читательнице Ольге Виноградовой.


ФОТОГРАФ: МАКСИМ БАЛАКИН. ВИЗАЖИСТ: ЕВГЕНИЯ ФАТЕЕВА.
СТИЛИСТ: ЛАДА АРЗУМАНОВА

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить