Кардинальные различия

Да, авторам детективного и авантюрного жанра для каждого романа требуется мощный, яркий злодей. А лучше — парочка.

Кардинальные различия

Нам нужны злодеи. Да, авторам детективного и авантюрного жанра постоянно для каждого нового романа требуется мощный, яркий злодей. А лучше — парочка.

Однако собственная практика и изучение творчества коллег показывают: по части отрицательных героев в кино и книгах царит откровеннейший мужской шовинизм. Популяция женщин-злодеек гораздо меньше, чем подлецов-мужиков.
А ведь коварные дамы бывают чудо как хороши. Одна миледи чего стоит! Всех кавалеров губила, с дамами безжалостно расправлялась… На ее фоне даже кардинал Ришелье бледнеет (во всех смыслах). Однако… Других-то негодяек сходу и вспомнить сложно. Мало их, согласитесь, и в текущей, и в застывшей литературе.

Зададимся вопросом: с точки зрения науки психологии с чем связана столь обидная дискриминация по половому признаку? Неужели дело заключается только в том, что искусство верно отображает действительность? И женщины по жизни просто добрее и благороднее мужчин? (Хотя, положа руку на сердце, в большинстве своем они, конечно, и добрее, и благороднее). Но собака зарыта еще и в том, что прекрасный пол — как в хороших своих проявлениях, так и в плохих — и мыслит, и действует иначе, чем сильный.
Возьмем, к примеру, столь плодотворный для романов мотив, как месть. Психологи видят между мужской и женской злопамятностью разительнейшую разницу.

«Кавалеры обычно более последовательны и прямолинейны, чем дамы, — считает психолог Антон Несвитский. — Они меньше подвержены эмоциональным колебаниям, в большей степени привыкли обдумывать свои поступки. Поэтому месть для них — осознанный выбор. Если уж мужик завелся и решил свести счеты, он добивается своего целенаправленно и упорно, а подчас и с известным хладнокровием. Порой он даже не замечает, что обстоятельства изменились. Бывает, обидчик уже принес извинения и даже загладил свою вину добрым поступком, однако обиженный продолжает мстить».

Итак, мужчине равно к лицу и маска Зорро, и плащ Дубровского, и цилиндр Монте-Кристо, и мантия кардинала. Ну, а что с дамами?
«У женщин, — продолжает Антон, — месть часто спонтанна и не слишком отсрочена во времени. Кроме того, слабый пол редко выводит на поле боя тяжелую артиллерию, чаще использует словесные уколы. Кроме того, девушки зачастую стараются объединиться с другими представительницами слабого пола для общей травли объекта (мужчины для того, чтобы покарать обидчика, обычно действуют соло)…»

Итак, получается, что образ злопамятной женщины отягощен подружками-фуриями, а вместо глубокой, продуманной гадости мы зачастую имеем в их исполнении банальную перебранку. Согласитесь, для злодея-мстителя как-то мелковато. Разве что спонтанно яда сыпануть в бокал (как в романах Агаты Кристи бывает) девушки способны. Теперь понятно, почему столь мало в искусстве настоящих мстительниц — лишь возвышается одиноким утесом Невеста из дилогии Тарантино, которая своими повадками и образом действия, признаться, более похожа (несмотря на все очарование Умы Турман) на мужика.
Нда-с, по части злопамятности и злодейства мужчины явно девушек переигрывают. Ну, хоть в чем-то мы вас (замечу я с нескрываемым мужским шовинизмом), что называется, сделали…

Сергей Литвинов

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить