Какой с вас долг?

Знаешь формулу счастья? Счастье — это когда-то, что ты должен, совпадает с тем, что ты хочешь. …Нет, наоборот. Если то, что ты хочешь, совпадет (не противоречит!) с тем, что ты должен, — это уже,
девочки, большое счастье.

Какой с вас долг?

Знаешь формулу счастья? Счастье — это когда-то, что ты должен, совпадает с тем, что ты хочешь. …Нет, наоборот. Если то, что ты хочешь, совпадет (не противоречит!) с тем, что ты должен, — это уже, девочки, большое счастье.

Вот такая история
Начну, как обычно, с истории. Местами даже романтической. Шестьдесят лет назад почтенный Борис Никифорович Барабулькин, военный инженер, участник добровольного общества «Трудовые резервы», игрок на аккордеоне и просто красавец мужчина, встретил женщину своей мечты. И стали бы они жить да поживать, не будь у бравого Бориса Никифоровича жены Нины Ивановны и двоих детей (третий родился уже после всей этой истории). Борис Никифорович прострадал положенное время (даже похудел на восемь кило и от сердца лечился в санатории), однако, преодолев свою пагубную страсть, из чувства долга остался жить с женой и детьми. Но до сих пор в ящике секретера, где хранятся его медали, старые альманахи с шахматными партиями и электробритва в коричневом футляре, Борис Никифорович хранит завернутую в папиросную бумагу фотографию девушки в белом платье. Вот такая история.
Шестьдесят лет спустя его внук Борюсик Барабулькин (произошедший на свет от этого самого третьего, послеромантического ребенка дедушки Бори), системный администратор, стритрейсер, игрок в «Воркрафт» и просто реальный чувак, тоже встретил женщину своей мечты. И опять история бы на этом и закончилась, не начавшись, не будь у Бори Барабулькина жены Полины и двухлетней дочки Варвары. Прострадав положенное (жена Полина даже похудела на пять кило, чему, надо сказать, была весьма рада), Борюсик собрал свои немногочисленные вещи, вынул из компьютера жесткий диск, вручил супруге ключи от однокомнатной квартиры, только что построенной по ипотеке, и со словами «Неужели ты хочешь, чтобы я жил с тобой только из чувства долга?» ушел к женщине своей мечты. Недавно я его видела, он увлекся шахматами и аудиокнигами, они с новой подругой вернулись с Кипра, а на столе у него, на работе, в красивой модной рамочке из легированной стали стоит фотография дочурки Вари в белом платьице. А Полина тоже нашла себе нового бойфренда.
Вот такая, понимаете ли, история.

Чем чувствуют долг?
Чувство долга — одна из самых обременительных штук на земле. И непонятных.
Чем чувствуют долг? Любовь — сердцем, голод — желудком, неприятности — ж… спинным мозгом. А долг чем? Нет такого чувства (как и чувство юмора тоже не чувство вовсе), это не чувство, а сплошное недоразумение, на шкале необходимостей расположенное где-то между полнейшим нежеланием и совестью. Если речь заходит о чувстве долга, значит, чего-то очень не хочется. Потому что если человек и так готов это что-то сделать, то никакого чувства долга не требуется.
Не хочется навещать больного дядю самых честных правил, а надо.
Не хочется ехать за тридевять земель по пробкам на железнодорожный вокзал встречать двоюродную бабушку Галю с подругой из Алупки, но чувство долга велит.
Не хочется в субботу в восемь утра переться к племяннице в детский сад, но чувство долга заставляет поставить будильник на полседьмого.
Не хочется отдавать деньги.
Не хочется делать чужую работу.
Не хочется видеть того, кого больше не любишь.
И ну просто до ужаса не хочется поднимать свой измученный спинной мозг с нагретого сиденья в метрополитене, когда в вагон, кряхтя, вздыхая и кашляя, втаскивается делегация ветеранов на костылях. Но чувство долга — оно само колет шилом куда надо.
И это «не хочется» вовсе не то «не хочется», которое не хочет вставать на работу, или мыть посуду, или соблюдать скоростной режим, или выключать музыку в одиннадцать вечера, когда вечеринка еще только-только раскочегарилась.
Если не будешь ходить на работу, ты умрешь в нищете. Если не будешь мыть посуду и убирать полы, в твоей квартире рано или поздно заведутся ужи и тиранозавры. Если будешь превышать скорость, тебя поймает ГАИ, а если будешь донимать соседей по ночам громкой музыкой, последние начнут стучать вилкой по батарее и вызовут милицию, или наутро залепят тебе замки жевательной резинкой, или проколют на парковке колеса. И у тебя возникнет чувство негодования и желание кого-нибудь убить, а чувство долга здесь вовсе ни при чем.
Но никто тебя не накажет, если ты не навестишь бабулю в именины (что это, спрашивается, за праздник — именины — и почему эти бабули так любят его праздновать?), не встретишь подругу из Алупки в ночи на вокзале или не снимешь трубку, когда твой бывший любимый мужчина в очередной раз позвонит, чтобы «еще раз обсудить все и, может быть, начать сначала». Никто — кроме себя самой. Собственного чувства долга.
А иногда в этой непростой штуке жизни возникают ситуации, когда на кону, с одной стороны, это дурацкое чувство долга, а с другой — все твое счастье. Переплюнь, чтобы не было. Через левое плечо, три раза. Тьфу, тьфу, тьфу.

Как честный человек…
А жизнь — она вообще такая. Это еще Форрест Гамп подметил — что shit happens. Он ее водил в кино, а она забеременела. Она его полюбила у лазурного моря, на закате, а у самой еще дети в школу не пошли. У старушки, все говорят, прескверный характер — но куда ее девать, в богадельню? Дружили-дружили, с детства не разлей вода, а тут он — раз! — и говорит: «Дай-ка мне в долг у.е. этак тысяч десять». Случается. И тут я, как честный человек, обязан…
Была раньше такая забавная формулировка — «как честный человек, я обязан жениться». Или: «как честный человек, не могу оставить детей». Или: «как честный человек, я буду выполнять долг дружбы до конца, я спрячу у себя запрещенные книги Петра Ивановича, их найдут у меня при обыске, я буду молчать, отпираться, вызову шефа жандармов на дуэль, сяду в тюрьму, ничего не скажу и в конце концов, как честный человек, буду казнен вместо Петра Ивановича через повешение в Петропавловской крепости!»
Долг дружбы. Долг чести. Долг совести. Долг памяти. Долг перед отечеством. Гражданский долг. Семейный долг. Человек прошлого был весь в долгах (ну просто как мой знакомый Саша Караваев, который вот уже четыре года каждое полугодие берет в новом банке новый кредит, чтобы погасить старый). И конечно же, никто не сомневался, как должен поступить честный и всем вокруг обязанный человек в сложной морально-этической ситуации. Я не говорю, что все так и поступали. Но как, по идее, правильно поступать — знали. Без оговорок и смягчающих обстоятельств. Конечно, и тогда всякого-разного в жизни было полно, но про человека, который оставил жену и детей (а иногда и жену без детей!) ради новой любви, рассказывали: «Презрев семейный долг, он…». А про человека, который отказался жениться на «обесчещенной» им красавице-девице, рассказывали: «Несмотря на то что этого господина связывал долг чести, он…»
Поэтому совсем неудивительно, что упомянутый мной в самом начале дедушка Бори Барабулькина, без сомнения, человек славный, честный, а теперь еще и сильно глуховатый, и поступил как честный человек. То есть — в ущерб себе. И по-моему, не жалеет.

Честное пионерское?!
Что должен современный честный человек обществу, семье и родине? Во‑первых, не хранить наркотики и не перевозить в лифтах легковоспламеняющиеся и взрывчатые вещества и крупногабаритные предметы. Кроме того, он должен кое-как, хотя бы для виду, платить налоги, вовремя погашать кредиты и быть счастливым. А чтобы никто не усомнился в том, что он на самом деле честный, он должен вести себя по‑честному. То есть не врать.
Честно ли жить с нелюбимой женщиной, каждый день притворяясь, что тебе хорошо, в то время как это неправда? Конечно, нет!
Честно ли воспитывать ребенка, которого ты не хотел (или не хотела), который тебе не особенно нужен, который осложняет тебе жизнь и который в конце концов это почувствует?
Честно ли одалживать своим друзьям крупную сумму денег, в глубине души скрежеща зубами: «А, чтоб вас…», а потом, терзаясь, ждать: «Вернут — не вернут? Напомнить — не напомнить?» Не честнее ли будет, ласково улыбаясь самой широкой дружеской улыбкой, развести руками: «Ребята, дорогие, извините, дружба дружбой, а денежки врозь!» — и сохранить хорошее пищеварение и душевное спокойствие?
Раньше важна была честь, а сейчас — честность. Поэтому совсем неудивительно, что упомянутый мной в самом начале внук Бориса Никифоровича Барабулькина, без сомнения, парень неплохой, честный и все еще официально не разведенный, и поступил как честный человек. То есть не стал никого обманывать. И надеюсь, он об этом не пожалеет.

Комментарий АНИТЫ ЦОЙ:
Порой мы боимся затрагивать те вопросы и темы, которые нас серьезно волнуют на глубоком личностном уровне. Как правило, люди стараются закрыться от этих проблем, не думать о них. Я благодарна автору статьи за то, что она без страха и сомнений подняла этот пласт вопросов и смогла посмотреть на них с современной точки зрения. Интригующее начало и необычный конец статьи заставили задуматься о многом. К родным людям
и к незнакомцам, к обществу и к государству нужно относиться так, как ты хочешь, чтобы относились к тебе. Очень простой принцип, но именно он помогает нам делать то, что мы должны делать без себяжаления.


Любовь под ключ
Современному человеку жить значительно проще. Все меньше и меньше остается по‑настоящему неразрешимых проблем. Не хочешь жениться? Есть быстрые мини-аборты. Детям нужен отец? Кто сказал? Нужна мать? А квалифицированные няни, детские психологи, а развивающие игрушки, а школы раннего развития, семейные детские сады, фонды социальной взаимопомощи?! Не хочешь жить вместе с бабулькой, у которой (все знают!) миллион болезней плюс невероятно мерзкий характер? Cейчас есть такие чудные заведения, где им даже лучше, чем дома, у них там есть компания и профессиональный уход! Кто-то остро нуждается в деньгах? Пусть возьмет кредит в банке. Кто-то одинок? Пусть больше общается! Ну зарегистрируется на каком-нибудь форуме, найдет единомышленников, что — сложно, что ли?
У нас на любой случай имеются десятки профессионалов, которые, только позвони, сделают всю работу за нас. И справятся они с этим гораздо лучше, чем затюканный, затурканный, всем вокруг обязанный дилетант. Если есть деньги, купить можно все. Высококвалифицированный воспитатель-психолог будет более качественным отцом, чем молодой нерадивый сисадмин, который и отцом-то стал только потому, что лень было сгонять в аптеку. Приходящая уборщица отгенералит вам всю квартиру в десять раз чище, чем жена, — и, что существенно, без единого слова! Нянечка-сиделка за подобающее вознаграждение не просто посидит с вашим нечеловечески вредным, страдающим артритом, артрозом и воспалением седалищного нерва дедом, но и массажик сделает, лысину причешет и будет терпеливо, днем и ночью, выслушивать все его байки про «служили мы с Палычем в разведке». Профессиональные затейники устроят любой праздник, профессиональные повара приготовят и доставят еду, профессиональные флористы соберут для вашей возлюбленной самый потрясающий букет, а профессиональные туроператоры продумают до скрупулезных мелочей отдых, отпуск, приключения. Развлекут и воспитают, утешат и накормят, сделают все под ключ, споют веселую песенку и даже дадут денег всего-то под тринадцать процентов годовых.
«Нельзя отдавать ребенку всю себя, надо блюсти свои интересы и оставлять для себя личное время!» — учат на курсах для молодых мамаш.
«Ни в коем случае не растворяйся в семье, живи для себя, иначе никому не будешь нужна!» — учат умудренные опытом подруги других, более молодых и наивных.
«Не будь жертвой, не трать время, не давай себя оседлать!» — советуют психологические журналы.
И при таком раскладе говорить о том, что кто-то кому-то что-то должен — причем не деньгами, а любовью, заботой, своим временем, должен «по жизни», — это, право же, просто смешно.
Как сказала Катюша, моя очень деловая подруга, своей матери, уезжая на Крит в ее день рождения:
— Мамуленька, ну ты же не хочешь, чтобы я поздравляла тебя, а сама думала: как жаль, что я не на Крите? Тебя же саму будет совесть мучить! А я тебе привезу хороший подарок.
Совесть — она такая. Она-то, в отличие от нас с вами, мучает не тех, кого она должна мучить, а тех, у кого она есть.

Никто никому и ничего
Нет, и я не хочу, чтобы кто-то поздравлял меня, а сам думал: эх, жаль, что я не на Крите! И не хочу, чтобы кто-то жил со мной только из чувства долга. Да пусть он катится! Да если я узнаю, я этому «должнику» такого пинка дам, что на Луну улетит без скафандра! Очень надо!
Но, с другой стороны, меня бесят (и здесь особенно уместно это дурацкое слово «бесят») готовые типовые букетики и подарочные наборы, а также открытки с котятами-поросятами, на которых веселеньким типографским шрифтом выведено «Поздравляю, поздравляю, счастья, радости желаю!», или «Если я дарю тебе эту открытку, значит, я твой друг!», или «Вооооот как я люблю тебя!». И меня бесит, когда вместо визитов вежливости, дружбы, черт-те чего, любви друзья отделываются коротенькими электронными посланиями из серии «Привет, мы все еще помним о том, что ты есть!», а когда тебе что-то нужно, не снимают трубку — хотя, признаться, я давно уже стараюсь никого не обременять. И мне крайне неприятно и даже очень обидно, когда мой ребенок, девяти с половиной лет, в ответ на гневное «Ты должен немедленно убрать свою комнату!» заявил: «Я никому ничего не должен! Найми домработницу, как все, пусть она и убирает!» — за что немедленно получил по мозгам в прямом (увы) и переносном смысле.
Вся беда в том, что нет уже незыблемых жизненных правил. Чтобы можно было сказать себе: надо поступать вот так, а не иначе! Старые законы морали вроде бы отмерли, но не до конца. А новые — не до конца установились. Поэтому, когда речь идет о других людях, мы обычно — а что, не так, что ли? — целиком и полностью за современную мораль: «Никто Никому Ничего Не Должен». А кому чего не хватает — пусть обратится в соответствующую организацию, по профилю. Но когда речь идет о нас самих, таких беззащитных, ранимых и нуждающихся в заботе, то хочется, чтобы все было по‑старому — «как честный человек, ты должен, ты обязан, ты не можешь, ты не смеешь…»
Я, конечно, ни в коем случае не позволю, чтобы кто-то был со мной только из чувства долга. Но сильно подозреваю, что если этот кто-то придет и скажет: «Как честный человек, я решил никого не обманывать…» — я буду просить, я буду умолять, я буду вопить, пусть и не вслух:
— Не надо, не надо, не надо, ну пожалуйста! Пожалуйста, останься! Лучше обманывай всех и себя тоже, только останься! Останься из чувства долга, останься из какого угодно чувства, хоть назло — только будь со мной! Иначе пусть тебя всю жизнь мучает совесть.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить