Как влюбиться в чужой город

Даже если ты переехала в другой город, всегда можно научиться любить новую «родину». Читай впечатления новой петербурженки.

Как влюбиться в чужой город

Поверить не могу, я живу в Питере уже целый год. Каждый день хожу по этим улицам, езжу в метро. А восторг первых дней так и не прошел.


Первый раз я приехала сюда в десятом классе на осенние каникулы. С утра до вечера учителя таскали нас на экскурсии. Они хотели впихнуть в нас как можно больше питерского за одну неделю: Смольный, Эрмитаж, Русский музей, Петропавловская крепость, Балтийский дом, Мариинский театр, Екатерининский дворец и Лицей в Царском Селе… Я хорошо помню только один момент: я стою на Невском, а сверху, из вечерней темноты валит снег огромными хлопьями. Было сказочно красиво, и уезжать не хотелось.
С тех пор я бывала здесь еще пару раз. Прошлым летом прилетела на три дня и, лежа в высокой траве на берегу речушки в Павловском парке, думала: хорошо бы водить сюда своих детей, когда они у меня будут. А потом взяла и переехала в Питер. И ни разу еще не пожалела об этом.

Я думала, что…
Уж теперь-то я могу не спешить. Изголодавшиеся по красоте туристы пусть носятся толпами от Исаакия до Спаса-на-Крови, а потом улетают стаями в свои родные города. А я здесь живу и могу спокойно любоваться городом.
Я ошиблась. Оказалось, мне надо поторопиться. Летний сад обещают закрыть на несколько лет. В Новой Голландии собираются отгрохать очередной торговый комплекс. В корпусе Главного штаба — галерею современного искусства. Меня все время пугают — то стеклянными пирамидами на Дворцовой площади, то сносом корпусов больницы биржевого купечества. Я не знаю, как относиться к реставрации домов. Очень часто мне кажется, что до реставрации они были милее. Очаровательно обшарпанные старинные здания превращаются в глянцевые достопримечательности. Дома перекрашивают, надстраивают мансарды, стеклят балконы. Деревья в центре вырубают. Так что надо успеть посмотреть на то, что еще осталось.

Я заметила, что…
У питерцев свой язык. «Кушал в Питере вчера, была греча и кура» — это уже классика. Но я впервые услышала именно в этом городе, что дутик — это детский велосипед, бадлон — это водолазка, а форенер — иностранец. Теперь я тоже называю проездной билет карточкой, а конечную остановку — кольцом. Постепенно ассимилируюсь.
А названия станций метро! Проспект Просвещения — Просвет. Выход на канал Грибоедова — Климат, сам канал именуют Грибаналом (звучит, надо сказать, жутко), а выход на Гостиный двор — Птичником. Долгое время я не могла понять, почему именно птичник? Спасибо, местные жители объяснили, что раньше встречающие стояли на балкончике над эскалатором и держались руками за перила. С эскалатора было видно только руки и головы — будто птицы сидят. Вот тебе и птичник.

ЛЮБИМЫЕ МЕСТА:
  • Пышечная на Большой Конюшенной. Здесь все, как в детстве — кофе со сгущенкой в керамических стаканчиках, вместо салфеток — нарезанная бумага, и очень вкусные пышки в сахарной пудре на блюдечках с голубой каемочкой.
  • Набережная реки Карповки напротив Ботанического сада. Можно сидеть на берегу и смотреть, как качаются пришвартованные катера и яхты на противоположной стороне реки.
  • Михайловский сад. Солнечным вечером газоны становятся полосатыми — тени деревьев ложатся ровными линиями. Купить себе кулек соленых орешков у главных ворот и шуршать гравием дорожек — большего и не надо после рабочего дня.

Я обнаружила, что…
Многие питерцы обожают все старое. Жестяные коробочки из-под чая и зубного порошка 60-х годов, истрепанные книжки с ятями, мельхиоровые ложки, кирпичи с клеймом производителя и даже щеколды с окон. Спроси, зачем нужны эти щеколды, и тебе ответят: «Они же АУТЕНТИЧНЫЕ!» Все это местные жители тащат домой или на работу. Вот, например, один из фотографов «Cosmo Петербург» Андрей Саматуга нашел старый номер дома в виде фонаря. Отремонтировал, покрасил в золотой цвет и подарил редакции. Красиво, между прочим!
А в подъезде у Жени Егорова, другого нашего фотографа, висит мутное зеркало в массивной раме. Кто-то его выбросил, а Женя нашел. Сам унести не смог, позвал на помощь друзей. Вместе они приволокли добычу домой, чтобы обнаружить, что в квартире для этого экспоната нет места. Вот и повесили в подъезде.
Мне самой уже повсюду мерещится антиквариат, и я, случается, поглядываю на выброшенные вещи. Вдруг среди них есть что-нибудь ценное!

Я не могу найти…
Проходной двор. Раньше, говорят, можно было пройти дворами целый квартал. Теперь же все дворы разгородили решетками и калитками. Всюду кодовые замки и частные территории. Я научилась проникать во дворы — нужно только найти на замке самые потертые кнопки. Но так далеко не уйдешь.
Не могу найти хороший магазин в центре. На Сенной-Садовой еще можно как-то жить, там хотя бы есть рынок. Но непонятно, как люди живут на Мойке или на Невском? Захочешь купить что-нибудь очень простое — скажем, пачку творога или швабру. Так ведь днем с огнем не сыщешь! Если даже ты набредешь на крохотный продуктовый магазинчик, творога там может не быть. А за шваброй уж точно придется ехать в спальные районы, где много торговых центров. Зато в центре есть легендарные кондитерские — «Север» и «Метрополь». Так что если ты питаешься пирожными, проблем с поиском еды не будет.

Я не могу привыкнуть…
К этой красоте. К этой потертой роскоши. К тому, что вот прямо сейчас я могу встать и поехать на Невский проспект. И пить там кофе.
Не могу привыкнуть к питерскому небу. Оно всегда разное, и его всегда много! Мне нравится, когда над городом висят тяжелые тучи с залива, и сквозь них в дырочку светит солнце. Прохожие сразу начинают улыбаться. Иной раз иду, смотрю под ноги, и вдруг подниму голову — небо! Огромное и так близко! И дома прижались друг к другу, и на углу играет скрипач. Или саксофонист. Или тот парень, что исполняет классические произведения на бокалах, наполненных водой. А все стоят и слушают, как дети, с открытыми ртами. Тут меня накрывает — я в Питере!

ОБРАТИ ВНИМАНИЕ НА:
  • Граффити. Некоторые из них исполнены людьми, явно не лишенными вкуса. Например, посмотри на гигантский нарисованный кроссовок, взрывающий газон возле ТЮЗа.
  • Отражения в лужах. Такие отражения бывают только в Питере. Их хочется фотографировать!
  • Питерских бабушек. Среди них есть такие красотки! Нарядятся, как только могут — все такие винтажные. Кружева, шляпки, туфли с пряжками. Приятно посмотреть!
  • Четырех львов на Львином мостике — тебе не кажется, что они улыбаются?

Я не знала, что…
Я так люблю этот город. Мне хочется обнять каждый из уцелевших тополей на канале Грибоедова, заглянуть в каждый двор. Я замираю, когда вечернее солнце попадает в стеклянные шары фонарей на Невском. С нежностью трогаю следы от снарядов на металлических перилах Аларчина моста. Я неравнодушна к гладким колоннам, к мраморным львам, к гранитным ступенькам. Этот город лучший для меня, и я остаюсь.
А ты, если надумаешь куда-нибудь уехать, выйди из дома рано-рано утром, пройдись пешком по безлюдным улицам. Тебе может показаться, что Петербургу жители не нужны. Он и без них прекрасно справится. Но это не так. Посмотри, какой он сонный, молчаливый, беззащитный. И возвращайся.


 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить