Как полюбить врагов?

Раздражает, нервирует, бесит, выводит… Такие люди в окружении наверняка есть у каждого. Но только мне одной необходимо в кратчайшие сроки проникнуться к четверым самым противным добрыми и светлыми чувствами.

Как полюбить врагов?

«Это очень просто, — говорит подруга-психолог. — Закрой глаза и выровняй дыхание. Вообрази человека, который тебя раздражает. Представь его ребенком: он идет тебе навстречу, в коротких штанишках, с растрепанными волосами в выбившейся футболке. Поиграй с ним, посади к себе на колени. Пусть он становится все меньше и меньше, буквально с горошину. Помести эту горошину в свое сердце, и пусть она навсегда остается там». Затянувшаяся пауза, видимо, указывает на то, что сеанс любви и прощения окончен, и я открываю глаза. «Помести горошину в свое сердце». Ага, и сразу заиграет музыка, и белочки закружатся в вальсе с бурундуками, а лесные пташки украсят мои волосы лентами…
Нет уж, это не для меня. Я убеждена, что только в сказках о добрых психотерапевтах случаются такие чудеса. Вот как сорву весь альтруистический проект и внесу редактора с его темами пятым в список — будет знать!

ВНИМАНИЕ, ВНИМАНИЕ
АНТИГЕРОЙ: ЛЮБОПЫТНАЯ СОСЕДКА
Театр начинается с вешалки, а мой дом — с общего коридора на две квартиры. В одной живу я, скромный автор этих строк, а в другой — Лидия Михайловна, добровольно-принудительная блюстительница моей нравственности. В каком-то смысле мне можно позавидовать: шумные компании, громкая музыка и неистовые любовные утехи за стеной — это не о моей соседке. Одно отравляет нашу совместную жизнь: иногда я приглашаю гостей. И порой случается так, что они мужчины.
Поэтому, как только раздается звонок в дверь и я выхожу встречать гостя, у меня за спиной слышится негромкое шуршание. И значит это только одно: Лидия Михайловна заняла наблюдательный пост. Спустя день или два мы с ней обязательно случайно столкнемся в нашем тесном коридорчике. Она будет недобро смотреть на меня и начнет пространный монолог про молодежь, которая сейчас совсем не та. А еще ей вчера плохо спалось: мешал шум за стенкой и мужские голоса.
Иногда, впрочем, случается и так: Лидия Михайловна не успевает прильнуть к глазку, и тогда у нее сразу заканчивается соль, сахар, спички и терпение, за которыми она направляется ко мне: читать монологи и смотреть через мое плечо в светлую даль квартиры.

процесс пошел: Любить Лидию Михайловну я решила ее же оружием — пристальным вниманием к ее персоне. Услышав звук поворачиваемого в замке ключа, я устремилась к двери и застала соседку в пальто и в шапочке с вязаным цветком. У ее ног стояли пакеты с провизией, и я сделала вывод, что она ездила за покупками. «Здравствуйте! В магазин ходили?» — спросила я, с трудом веря, что этот ласковый голос принадлежит мне. Соседка удивленно приподняла брови, но ответила, что действительно была в супермаркете, а потом, заметив мой заинтересованный взгляд, осторожно упомянула о росте цен и некачественных товарах. Слово за слово, мы обсудили коммунальные услуги, вышивку крестом, соседей с четвертого этажа и расстались, абсолютно довольные друг другом.
результат: На следующий день, встретившись с Лидией Михайловной на улице, я поинтересовалась ее самочувствием, а потом вскользь упомянула, что ко мне на днях придут гости. Добавила, что она, наверное, думает обо мне всякое, а я просто гостеприимный человек… И тут божий одуванчик Лидия Михайловна нежно похлопала меня по плечу и сказала: «Да ладно, Катенька, я все понимаю». Так душевно, что я искренне улыбнулась ей в ответ.

ХОЧЕШЬ ПОГОВОРИТЬ ОБ ЭТОМ?
АНТИГЕРОЙ: СЕСТРА-НЫТИК
Первый час ночи, мигающее окошко «Скайпа» — и понимаю, кто жаждет пообщаться в столь, извините, непотребное время. Это Оля, дочь моей тети. Сестер не выбирают, даже двоюродных, а значит, мне надо полюбить ее за муки, ибо остальные проявления Олиной сущности скрыты ото всех.
Ольга регулярно впадает в красивую меланхолию и вспоминает всех многочисленных бывших возлюбленных, которые когда-либо разбили ей сердце. Я предпочитаю не думать о том, что сейчас бьется в Ольгиной трепетной груди, потому как, по моим скромным подсчетам, такого количества деструктивных действий ни один внутренний орган не выдержал бы. Чтобы публично предаться рефлексии, Оля обычно направляется в «Скайп» и бомбардирует всех находящихся в зоне досягаемости (и тех, кто неосторожно забыл о режиме invisible) длинными и печальными сообщениями, требующими незамедлительного ответа. И не дай тебе бог сослаться на дела или цунами.

процесс пошел: «Оленька, как хорошо, что ты написала! Как ты там?» — обрушилась я на вечную страдалицу, твердо решив не быть эгоисткой. Сегодня наш разговор не закончится до тех пор, пока она не расскажет мне обо всех своих переживаниях. Кто, если не родные, созданы для того, чтобы делиться с ними проблемами?
Итак, беседа началась. Я призвала на помощь эмпатию, высокий уровень которой всегда выявляли университетские тесты, и с тала вникать в суть вещей, которые уже как-то не очень охотно рассказывала Оля. Оказалось: чем больше моя заинтересованность, тем меньше сестре хочется говорить. В итоге Ольга первая попрощалась со мной и отправилась спать (даже забыв посетовать на холодную постель), а я осталась сидеть перед компьютером в недоумении: в кои-то веки мне и правда стало интересно, что там у нее происходит, а она вон как…
результат: Время от времени Оля продолжает мне жаловаться на судьбу, но теперь делает это не так неистово, и теперь меня меньше пугает значок on-line напротив ее имени в «Скайпе». Может, я скоро осмелею настолько, что и от invisible-режима откажусь.

ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО
АНТИГЕРОЙ: БЫВШИЙ БОЙФРЕНД
Много лет назад, когда деревья были большими, у меня случилась первая любовь. Она, конечно, была роковая: со слезами, истериками, расставаниями и успела вконец вымотать обоих участников и попавших под горячую руку свидетелей. А потом первая любовь вежливо сделала нам ручкой и закончилась, но оставила мелкие обиды, бороться с которыми за давностью лет кажется уже совершенно нецелесообразным.
И долгое время на приходящие раз в полгода агрессивно-просительные сообщения от бывшего я реагировала одинаково: говорить не хочу, встречаться не буду, не пиши мне больше. Но чего не сделаешь ради эксперимента?
процесс пошел: «Я ведь его любила. Не чужие все-таки», — думала я, отправляя ответ с короткой припиской «Как ты вообще?» И он рассказал. Спокойно, почти без дурацких шуточек. Да, наш разговор не превратился во взаимную исповедь, но через полчаса я почему-то злилась на него явно меньше, чем предыдущие много лет. И что самое смешное, во время беседы я то и дело представляла его маленьким мальчиком: растрепанным, в коротких штанишках в выбившейся футболке.
результат: Я больше не вздрагиваю, увидев сообщение от экса, а вчера впервые после расставания неожиданно с нежностью пересмотрела старые фото. Сегодня он предложил мне выпить чаю, и я готова согласиться. По‑дружески: возврат к старым отношениям в рамки этого эксперимента не входит.

ДРУЖБА НА СЛУЖБЕ
АНТИГЕРОЙ: КОЛЛЕГА-КОКЕТКА
Круглогодичный загар (вертикальный солярий), длинные пушистые ресницы (норка), идеально прямые волосы (утюжок), яркие ногти (акрил) — это все наша Люся. В разгар рабочего дня она то и дело отлучается покормить рыбок на своем смартфоне, поправить макияж или выпить кофе с очередным симпатичным курьером, милым коллегой или партнером. Понятно, что женская часть коллектива Люсю не жалует. А я — тоже женская часть коллектива!
процесс пошел: Представить Люсю растрепанной девочкой не получилось: воображение выдает голубоглазую очаровашку с идеальными локонами в нарядном платьишке. Двое детсадовских сорванцов тащат ей книжки с картинками, третий изображает папу в невинных ролевых играх средних дошкольников: несет в авоське деревянную картошку и морковь из папье-маше. А в углу я, маленькая и немного растрепанная. Мне тоже хочется поиграть с ними, но я робею и успокаиваю себя тем, что девочка с локонами — воображала. Кстати… А ведь кое-чему у Люси я могу поучиться, если взглянуть на нее не так предвзято.
Вместо внутренних утренних мыслей на тему «Что они в ней находят?» я прощебетала: «Замечательно выглядишь! Знаешь, меня с детства восхищают такие девушки, как ты!» Люся удивленно взмахнула ресницами (по комнате прошел легкий сквозняк), а потом взяла меня за руку и с восторгом проговорила: «Катенька, да ведь это я тобой восхищаюсь! Ты такая умница! Честно говоря, я тебе даже завидую: все наши мужчины со мной только флиртуют да шутят, а с умными разговорами — к тебе… Ты уж прости меня, я тебя не любила, думала, ты высокомерная. Пошли кофе пить!»

результат: Мы попили кофе, вместе пообедали, назавтра снова пообедали, а потом попили кофе… Оказалось, что Люся полностью обеспечивает пожилых родителей, очень любит собак и сходит с ума по Тиму Роту. Нужно ли говорить, что спустя четыре дня от моего раздражения не осталось и следа?
Так и получилось, что эксперимент, который, еще не начавшись, был под угрозой срыва из-за моего скептического настроя, внезапно удался. Теперь в мире на четыре раздражающих меня человека меньше и на четыре приятных «горошинки» в сердце больше.
Одно меня по‑настоящему тревожит: вкуснейшие пирожки Лидии Михайловны, которыми она теперь ежедневно снабжает меня, рискуют свести на нет почти два года правильного питания. Пойду пожалуюсь на жизнь Оле. Хотя, как говорила Люся, главное — уверенность в себе, остальное приложится.

ТЕКСТ: Екатерина Сметанина

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить