Как перестать стесняться своего тела

Зачем раздеваться на людях, как перестать стесняться своего тела и сколько можно заработать на обнажении, рассказывают профессионалы.

Как перестать стесняться своего тела

бурлеск-дива, топлес-диджей, модель, натурщик и натурщица

Наталья Ельцова

25 лет, визажист, работает натурщицей — позирует обнаженной для студентов художественных институтов. Одна сессия стоит 1500−2000 рублей.

  • Я стала натурщицей случайно — хотела дополнительно заработать. А потом втянулась. Сначала позировала в одежде — у меня были небольшие заморочки по поводу обнаженки. Позже поняла, что это искусство, стесняться нечего.
  • Обычно приходишь в зал для рисования, там есть небольшая ширма, за которой можно раздеться. Затем встаешь на специальное возвышение и стоишь три раза по 45 минут с перерывами.
  • Я позирую в институтах. Все заняты делом и даже между собой не переговариваются. Ни разу не поймала на себе оскорбительного взгляда.
  • Мужчины рисуют быстро, за 5−10 минут делают набросок. Девушки всматриваются в образ, хотят перенести его полностью на бумагу.
  • В детстве мы с мамой ходили в общественную баню. Я была в шоке — столько голых женщин. Тогда мне это казалось ужасным.
  • Мы, девушки, смотрим в зеркало и думаем: вот тут лишнее, да и здесь вроде тоже. С тех пор как я начала позировать, полюбила себя такой, какая есть.
  • Сейчас у меня нет бойфренда. Новому молодому человеку я решусь рассказать о работе натурщицей где-то через месяц. Но если он поставит ультиматум: он или эта работа — выберу отношения. Позированием готова пожертвовать.

Олеся Ромашкина

27 лет, специалист по рекламе, фотомодель, съемка ню — 5−10 тысяч рублей.

  • Когда я жила в Волгограде, знакомый фотограф пригласил в свою школу. Оказалось, из двадцати учеников я одна никогда ничего не снимала. И меня попросили попозировать. Девятнадцать одновременно нацеленных камер, конечно, напугали. Но потом меня пригласили на одну съемку, на другую…
  • Впервые сфотографироваться голой мне предложила девушка с ассистентом-мужчиной, и я тогда была очень скованной.
  • Я всегда имела комплексы, например, считала, что грудь у меня так себе. Она осталась прежней, но я больше не считаю ее маленькой и ужасной.
  • Мужчины-фотографы лучше снимают обнаженную натуру. Они смотрят на тело с точки зрения желания, видят женскую сущность.
  • Бывший муж абсолютно спокойно относился к этой части моей жизни, ему она даже нравилась. Он часто хвастался моими фотографиями. Расстались мы с ним не из-за того, что я модель ню.
  • Все мои снимки находятся на просторах Интернета. Свой дом ­очень люблю украшать картинами. Я с детства хорошо рисую, причем обнаженное женское тело. Образы возникают в моей голове. Не совсем откровенные, что-то такое… завуалированное.
  • Моих новых поклонников иногда смущает или отталкивает обилие откровенных фотографий в моей жизни. Но запретить своей девушке сниматься голой могут только неуверенные в себе мужчины.

Марина Маркиза

26 лет, танцовщица, стриптизерша, топлес-диджей. Часовой сэт ню стоит 5 тысяч рублей.

  • Когда-то я мечтала стать актрисой. Но потом поняла, что таланта не хватает, и решила: буду танцевать.
  • Арт-директор одного клуба узнал, что я хочу стать диджеем. Он показал, как делать миксы, мотивировал двигаться вперед.
  • Диджеев много, конкуренция высокая. А обнаженной в Москве выступаю одна я.
  • На афише обычно заявлено, что будет топлес-диджей. Я выхожу в костюме, во время сета снимаю одежду. Я решила, что в конце буду раздеваться полностью. Голая грудь она везде есть, на пляже, например, а когда снимаешь еще и низ, то публика на это реагирует, запоминает.
  • Я знаю, что хорошо выгляжу, мне нечего стесняться. Когда начала работать в стриптизе, узнала: выйти в костюме стоит 3 тысячи, а без — 10. Конечно же, я выбрала «без». Думаю, любой человек без комплексов поступил бы так же.
  • В нашей индустрии очень много девушек, которым лучше бы не раздеваться. Тем не менее они превращают нестандартную фигуру в достоинство. Те, у кого целлюлит, мажут попу маслом и блестками. Это выглядит даже эффектно.
  • Я не знакомлюсь на работе — это правило. Публика отдельно, артист отдельно. Чем ты недоступнее, тем востребованнее и желаннее.

Алиса Шпиллер

26 лет, актриса, певица, танцовщица, модель, режиссер и создатель бурлеск-шоу. Двухминутный номер стоит от 5 тысяч рублей.

  • В детстве я мечтала стать клоунессой, актрисой и секретаршей. Можно сказать, что стала и актрисой, и клоунессой.
  • В 17 лет я увидела Бетти Пейдж (американская pin-up-модель 1950-х), обалдела и начала привносить ретростиль в свою жизнь.
  • Я играла в театре, в мюзиклах. И в какой-то момент поняла, что должна придумать свой проект. Позвала красивых девочек с формами, и мы сделали шоу.
  • Бурлеск доносит до зрителя женское начало во всем его великолепии. А оно не только в гламурности, красоте тела, но и в красоте души. Нам всем нравятся не серьезные люди «ой, подержи мои понты», а те, кто относится к себе с иронией. Бурлеск показывает, что можно быть смешной и красивой одновременно. И это очень вдохновляет женщин!
  • У нас нет рамок, у нас нет «крыши». Мы не ставим цель — заработать денег. Я хочу свой театр, хочу охватить весь шарик земной, ведь бурлеск несет красоту, добро и смех.
  • Максимальная степень обнажения на шоу — наклейки на соски и стринги. Демонстрация половых органов строго запрещена. Цель артистки — возбудить не желание, а эстетические чувства. Когда все в восторге только от того, что ты сняла перчатку, можно говорить о мастерстве.
  • Все думают, что у актрисы бурлеска мужчина непременно фетишист. Мой не фанат этого жанра, но он очень меня поддерживает. Если я дома буду на каблуках, в чулках со стрелками, он меня даже не заметит. А вот если я надену майку и носочки… Такой парадокс.
  • После шоу к нам никто не подходит с неприличными предложениями — только восхищаются и говорят комплименты. За четыре года только раз меня ухватили за попу. Зритель видит, что мы не продаем себя на сцене. Мы работаем в театральном жанре, мы не девушки в клубах. И раз нам удается донести эту мысль, значит, мы все делаем правильно.

Артем Игнатов

24 года, инженер-корректировщик телекоммуникаций, работает натурщиком в художественных институтах, кружках. Одна сессия стоит 1500−2000 рублей.

  • Я из Волгограда, проектирую сети связей. Занимаюсь спортом, не пью, не курю.
  • Как-то знакомая художница попросила попозировать у нее в студии. Было странно, но я чувствовал ее запал, что она этим горит. А потом по сарафанному радио разрекламировала меня друзьям.
  • Все рисуют по‑разному. Зачастую идеализируют мой образ.
  • Для работы натурщиком нужно обладать определенной пластикой. Не до конца понимаю, что это значит. Пластика — больше про танцы.
  • Изначально подсматривал позы у других натурщиков. Потом начал что-то генерировать. Если просто стоишь руки в боки — неинтересно.
  • Как-то позировал в церковном институте — в бандаже, это что-то типа плавок, которые прикрывают все, что нужно, но не акцентируют на себе внимание. Новички вообще часто отвлекаются, вырисовывают белье, а не фигуру, поэтому лучше позировать голым.
  • Во время работы случаются моменты возбуждения. Тогда я всматриваюсь в какой-то предмет и думаю только о нем. Можно еще решать логарифмы в уме.
  • Если полгода назад у меня спросили, разрешил бы я девушке позировать обнаженной, категорически ответил бы: «Нет!» А сейчас я поменял мировоззрение насчет отношений.
  • Я очень стеснительный. И теперь мне стало легче общаться с незнакомыми людьми.

Телефон после занятия просят почти всегда. Не только для того, чтобы потом нарисовать, а просто кофе попить. Для меня это нормально. Почему нет, если девушка симпатичная и хочет познакомиться поближе?

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить