Как ищут пропавших людей?

Несколько лет назад в России стали появляться отряды волонтеров, занимающиеся исключительно поиском пропавших людей.

Как ищут пропавших людей?

Волонтерство

Волонтеры сегодня — значительное общественное явление. Кто-то видит во всплеске стремления помогать ближнему своеобразную проекцию политической активности, кто-то — просто повышение гражданской сознательности. Несомненно одно: количество желающих жертвовать своим временем, деньгами, навыками и умениями ради помощи нуждающимся в последнее время возросло в разы. Отдельное место в ряду этих альтруистов занимают добровольцы, помогающие искать пропавших людей. Чаще всего это мужчины, для которых поиски — возможность реализовать не только благородный порыв помочь ближнему, но и детская мечта побыть немного настоящим «шерлокхолмсом». Чаще люди пропадают летом: грибники теряются в лесах, дети пытаются самоходом добраться к морю, девушки попадают в неподходящие компании, кто-то просто тонет, решив освежиться в незнакомом водоеме.

«Прошло почти два года с тех пор, как я увидел в интернете первое объявление о пропаже ребенка. Девочка с мамой заблудились в лесу под Черноголовкой. Тогда еще не было организованных волонтерских организаций по поиску детей, но добровольцы нашлись. Вместе с ними я впервые отправился на розыск, — вспоминает Григорий Сергеев, координатор поискового отряда „Лиза Алерт“. — Именно волонтеры нашли девочку спустя сутки после того, как сотрудники МЧС обнаружили ее маму. Но идея создания отряда пришла позже — осенью 2010 года. 13 сентября в Орехово-Зуево пропала пятилетняя Лиза Фомкина — заблудилась в лесу с тетей. Самое страшное, что в течение пяти дней девочку никто не искал. Как только информация попала в интернет, набралось почти 500 добровольцев, которые тут же бросились разыскивать ребенка. Нашли на 10-й день с момента пропажи — она была мертва уже сутки. Скончалась от переохлаждения». Чтобы такое больше не повторялось, волонтеры решили создать организованный спасательный отряд и назвать его в честь погибшей.

«Я сам папа, — добавляет Григорий. — Когда Лиза пропала, моей дочке не исполнилось и двух недель. Можно представить, что это для меня значило». Сейчас Григорий занимается только волонтерской работой, отошел от бизнеса, передав все дела жене. Его главная цель — изменить отношение общества к поиску людей. Еще несколько лет назад негде было опубликовать информацию об исчезнувшем. Сегодня же такие истории мгновенно становятся достоянием общественности. «Волонтерское движение превратилось в своего рода „таблетку для пробуждения“ социума. И в моих силах повлиять на него, сделать гуманнее», — считает Григорий Сергеев.

Все за одного

По данным МВД, ежегодно в нашей стране пропадают около 70 тысяч человек — примерно 190 в день. В официальном розыске находятся до 120 тысяч. Неофициальные цифры в три раза выше. Оперативники подсчитали: примерно треть всех пропавших — дети и подростки, еще столько же — старики и больные, а остальные — «обычные» взрослые.

По сравнению с советскими временами количество пропавших людей увеличилось втрое, а найденных — во столько же раз уменьшилось. Изменилась сама система работы: раньше каждый участковый знал в лицо всех жителей своего района, имел налаженный контакт со старушками у подъездов — и в случае появления ранее не учтенной личности узнавал об этом уже минут через пятнадцать. Сегодня оперативники и даже участковые полностью исключили из своей деятельности человеческий фактор, заменив его работой с базами. Объяснение простое: рук не хватает. Что же заставляет добровольцев не оставаться равнодушными к чужой беде, бросать дела и совершенно бескорыстно отправляться на поиски незнакомых людей? Это особенно удивительно, если учесть, что на дорогу альтруисты тратят свои же деньги, живут в полевых условиях, питаются чем придется и зачастую не получают даже банальной благодарности от родственников найденных — шок чрезвычайно велик, и реакции у людей оказываются совершенно отличными от обычных. «Природой в нас заложен инстинкт взаимопомощи. Мы всегда жили в коллективе, выживали не в одиночку, а сообща. В дикой природе принцип „выживает сильнейший“ характерен для многих животных, но не для человека, — утверждает психотерапевт Марк Сандомирский. — Считается, мы легко можем прожить одни, а путь к успеху индивидуален. Однако принцип „я живу сам и больше мне никто не нужен“ противоречит природе человеческой психики — все равно срабатывает инстинкт, побуждающий к коллективному труду, заботе о слабом. Эту глубинную естественную потребность мы и удовлетворяем, становясь волонтерами». Эту роль не примеривают на себя люди, желающие лелеять чувство собственной безопасности.


Внимание: дети!

Многие волонтерские проекты начинались с объявления в ЖЖ, который до последнего времени оставался едва ли не самой массовой социальной сетью и источником распространения информации. Кто-то получал крик о помощи от знакомых и родственников, создавал яркую запись. Многотысячный перепост — и во многих случаях удавалось если не найти пропавших детей, то хотя бы отследить их путь. Именно так возникло содружество «Поиск пропавших детей».

«Каждое утро я просыпаюсь и вижу перед собой таблицу-ориентировку, где размещены фотографии ребят, которых мы ищем. Там отмечено, кого удалось вернуть, кого нет, — рассказывает Дмитрий Фторов, ответственный секретарь этого содружества. — Сейчас такая схема стала главным стимулом работать дальше. Мы видим плоды своей деятельности, цель и смысл жизни, понимаем, что живем не зря. Хотя, скажу честно, бывали моменты, когда хотелось все бросить, не хватало сил идти дальше. Работа тяжелая и часто неблагодарная».

Психологическое выгорание — одна из самых серьезных проблем волонтерского движения. Специалисты помогают решить ее — учат открывать новые горизонты в деятельности. Никто не скрывает: волонтерство и помощь людям — это полноценная вторая работа. Только у нее ненормированный график, за нее не платят и вообще вся позитивная мотивация — только внутри самого человека. С этой работы тоже можно уволиться, но если ты стал волонтером не вчера, уход «по собственному желанию» крайне редок.

Комплекс Шерлока Холмса

Жажда приключений, нежелание загонять свою жизнь в рамки скучной схемы «работа-дом-работа», а также попытка попробовать себя в роли частного детектива — многих молодых людей привлекает в волонтерстве именно это. «Розыск людей — мощнейший заряд адреналина, — говорит Антон Токовинин, член содружества „Поиск пропавших детей“. — За время своего добровольного участия в этом я научился ориентироваться в городе, опрашивать очевидцев. Наверное, каждый мальчик в детстве мечтал стать Шерлоком Холмсом. Думаю, многие молодые люди становятся волонтерами в том числе и для того, чтобы попробовать себя как детектива. Я не исключение. Все же мы отдаем себе отчет, что ни в коем случае не заменяем собой полицию, а лишь помогаем ей. И конечно, приносим пользу людям».

Чтобы выехать в незнакомый Орел, например, с сотней таких же, как и ты, добровольцев на поиски пропавшего малыша в красном комбинезоне и синей шапочке, нужно не так уж много: зарегистрироваться на сайте, дождаться призыва о помощи и отправиться к месту пропажи ребенка. А там уже расклеивать объявления, заходить во дворы, опрашивать местных жителей, включая хулиганов и бомжей. Действительно, все эти методы мы сто раз видели в фильмах про бандитов и полицейских. На экране они в большинстве случаев оканчиваются успешно. В жизни — далеко не всегда. Играя в детективов, нужно быть готовым и к тому, что результатом поисков станет не испуганный ребенок, заблудившийся в паре километров от дома, но замерзшее тело без признаков жизни. И хорошо, если ты психологически подготовлен к такому исходу.

Помощь под отчет

Общественная палата уже внесла на рассмотрение в Государственную Думу законопроект, регулирующий деятельность волонтерского движения. Автором концепции закона «О волонтерстве» стали «Юристы за гражданское общество». Согласно этой концепции, каждый доброволец, желающий помочь жертвам катастроф или предлагающий свои услуги в поиске людей, детей, передержке животных, обязан будет заключать договор с благотворительной организацией, чтобы данная организация могла компенсировать какие-то расходы волонтера.

Казалось бы, идея благая, но суть волонтерства именно в том, что люди жертвуют не только временем и навыками, но и деньгами — даже если это не прямое финансовое пожертвование, а просто самостоятельно оплаченный билет к месту происшествия. Активисты волонтерского движения подозревают, бумажная волокита только усложнит их работу.

ТЕКСТ: Нина Важдаева

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить